Обложка

Последнее убежище


ВСЕ В «УБЕЖИЩЕ»
Объяснительная записка Дмитрия Глуховского

Ровно два года назад мы дали старт «Вселенной». Сейчас вы держите в руках двадцать первую книгу нашей серии. Если собрать их все вместе и выставить на полку по порядку, из букв на корешках сложатся слова «Вселенная Метро 2033» — а наш герб-печать, изображенный на корешке «Последнего убежища», замкнет ряд. Конец «Вселенной»?

Когда проект начинался, я дал обещание: не допустить, чтобы серия превратилась в конвейерную штамповку одинаковых бездушных книжонок. Пообещал, что буду лично отбирать, вычитывать и редактировать книги «Вселенной», чтобы не допустить выпуска ерунды и халтуры.

Вот уже два года я держу слово, и до сих пор в нашей серии не вышло ни единой книги, которую я бы лично не прочел и не одобрил. Часто случается, что какие-то вещи меня в романе не устраивают, я считаю, что можно сделать лучше, — и тогда мы вместе с автором и редакторами издательства дорабатываем эту книгу.

Поэтому из двадцать одной книги (а это много!) мне не стыдно ни за одну. Все они разные, но всех хороши.

Однако книга, которую вы сейчас держите в руках, — это эссенция нашей серии, ее экстракт, лучшее из лучшего. На Новый 2012 год (а вдруг он действительно будет последним, а?) мы решили сделать вам очень специальный подарок.

В «Последнем убежище» укрылись авторы лучших романов «Вселенной» — Сергей Антонов («Темные туннели»), Шимун Врочек («Питер»), Андрей Гребенщиков («Ниже ада»), Андрей Дьяков («К свету»), Сергей Кузнецов («Мраморный рай»), Сергей Москвин («Увидеть солнце»). Все они написали по небольшой, но пронзительной истории специально для этой книги. Но главное — сюда вошли лучшие пятнадцать работ метрожителей — авторов портала Metro2033.ru — и поверьте, некоторые из них написаны просто блестяще.

Мне тоже захотелось добавить в эту особенную книгу что-то от себя. Меня тысячу раз пытали, что же случилось с Артемом после того, как закончилось «Метро 2033». Последние семь лет я отказывался говорить и писать об этом, не хотел раскрывать судьбу главного моего героя.

И вот — дрогнул.

В «Последнем убежище» прячется и мой собственный рассказ — «Евангелие от Артема». Я не хотел говорить, что произошло с Артемом — теперь он говорит об этом сам.

Два года назад, когда все начиналось, я не ставил перед собой грандиозных задач и понятия не имел, сколько продлится этот проект. И то, что скоро книги серии захватят уже весь мой рабочий кабинет, для меня самого — сюрприз.

Я и сейчас не знаю, сколько еще романов нас ждет впереди — один, три, десять? Ясно только, что на этой книге, корешок которой закрывает и запечатывает полку с буквами «Вселенная Метро 2033», наша Вселенная не заканчивается.

Дмитрий Глуховский


Шимун Врочек
УБЕР И РЕВОЛЮЦИЯ

Раз, два. Раз, два. Мы идем по Африке.

Редъярд Киплинг

— Группа «Солнышко», подъем!

Началось, подумал Макс. Дал организму последнюю секунду понежиться. Затем рывком сбросил одеяло — тонкое, почти не греющее — и спрыгнул вниз. Бетонный пол обжег холодом.

— Группа «Артишок», подъем! — далекий голос. Вспышка ярости была ослепляющей, на некоторое время Макс даже перестал чувствовать пятками холод бетона. Другую группу будили секунд на десять позже. Твари!! Ненавижу, подумал Макс. Потом сообразил, что это сделано нарочно. Разделяй и властвуй. Классика. Чем больше люди ненавидят друг друга, тем проще ими управлять.

Макс понял это за мгновение — но ненависть к «артишокам» не стала меньше.

Даже наоборот.

Рядом матерился Уберфюрер — местный скинхед. Рослый, с выбритой налысо головой. Впрочем, последнее никого не удивляло. Воспитуемых брили всех — говорили, от вшей. Так что «фашистов» тут полстанции, а то и больше.

Убер в залатанных штанах (форма одежды номер один) растирал суставы, щелкал костяшками, крутил головой. Макс видел, как по обнаженной спине скинхеда двигаются заросшие шрамы. Резаные, от пуль… разные. Ожоги. Странно: шрамы на лопатках складывались в рисунок — словно раньше там были крылья, но потом они то ли сгорели, то ли их срезали с мясом.

Ангел, блин.

Да уж, не хотелось бы мне с таким «ангелом» повстречаться, подумал Макс.

— Спим?! — в палату ввалился Хунта — «нянечка» группы «Солнышко», огромный тип в засаленной телогрейке. Из прорехи на животе торчал клок желтой грязной ваты. — Кому-то особое приглашение требуется?!

Особого не требовалось. Группа «Солнышко» в полном составе бросилась на выход, выстроилась в коридоре…

— Вперед! — скомандовал Хунта.

Побежали. Туннель, освещенный редкими фонарями, закачался перед глазами. Трудновоспитуемые, трясясь от холода и стуча зубами, шлепали вслед за нянечкой. От недосыпа строй заваливало, как при сильном ветре.

Но никто не упал.

Иначе Хунта заставил бы всех вернуться и бежать снова. И еще раз, если потребуется. При всей своей обезьяноподобной внешности — низкий лоб в два пальца, толстый нос, уродливые уши — дураком «нянечка» отнюдь не был, а по жестокой изобретательности мог дать фору любому. Воспитатели нянечку ценили — в его группе ЧП случались исключительно редко…

Пока здесь не появился Макс.

А затем в «Солнышко» из лазарета перевели Убера, и стало совсем весело.

— Не отставать! — рявкнул Хунта. Колонна добежала до туннельного санузла, чуть помедлила, затем разом втянулась в бетонное вонючее чрево — словно людей всосало под давлением. Быстрее, живо, живо! В нос ударило застарелым ароматом мочи и яростно-химическим, прочищающим мозг до лобных долей запахом хлорки. Трудновоспитуемые выстроились у желоба писсуара, кто-то поспешил в кабинки…

Макс помочился и успел к умывальникам одним из первых. Скрип ржавого металла, плюющийся кран, струйка мутной тепловатой воды. Макс тщательно вымыл руки, лицо, за ушами. Прополоскал рот, почистил зубы пальцем. Надо держать себя в чистоте, иначе кранты. Сгниешь заживо. Станешь, как гнильщики. Макса передернуло.

Вдруг толкнули в спину: давай, давай, тут очередь! Вспышка. Он сдержался. В другое время, в другом месте он бы уже сломал торопыге нос. Но «школа жизни» на Звездной сделала из Макса нового (позитивного, блин) человека. Пожалуй, это единственное, за что местные порядки можно поблагодарить.

Поэтому он спокойно, не торопясь, отряхнул руки, прошел мимо торопыги. Не смотри, велел себе Макс. Не запоминай. Иначе треклятая рожа засядет в мозгах и придется вернуться, чтобы выбить ее оттуда. А у меня нет на это времени. Сегодня — точно.

— Кха! Кха!

Макс замер. Резко повернулся, случайно зацепив взглядом обидчика. Да чтоб тебя! Но было уже поздно: он запомнил.

— Кха! М-мать! — знакомый голос. Макс рухнул с оглушительно ревущих небес ярости на унылый бетон санузла, выругался. Конечно, именно сегодня…

Закон всемирной подлости в действии.

Убер склонился, уперся руками в края раковины — казалось, еще усилие, и он вырвет ее из стены. Голая, покрытая шрамами спина скинхеда напрягалась и дергалась. Макс сделал шаг. Заглянул Уберу через плечо (на плече была татуировка: серп и молот в лавровом венке — странно, что местные не признали скинхеда за своего)…

На выщербленной поверхности раковины темнели сгустки. Темно-красные, почти черные в таком свете.

Кровь.

Не сегодня, попросил Макс мысленно. Только не сейчас. Он не верил в Бога — точнее, не верил в доброго белого дедушку с бородой. В ощущениях Макса все было иначе. Рядом находится некая сила — нечто аморфное и не слишком доброе. Только такой бог, по убеждению Макса, мог выслушать миллионы криков сгорающих в атомном пламени людей и не сойти с ума.

И это аморфное и не слишком доброе можно было попросить.

Только просьбу нужно формулировать проще. Как для огромного, туповато-злобного идиота — бога с болезнью Дауна. Например: не мешай мне. Или — пусть у меня сегодня все получится. А я отдам тебе свои глаза. Или зубы. Или что-то еще. Идиот должен получить что-нибудь взамен. Если мольба срабатывала, Макс заболевал. Садилось зрение, он не мог различать буквы. Ныли суставы, начинало ломить спину. Но потом это проходило. У идиота, к счастью, была короткая память. Взяв глаза Макса, он игрался день или два, потом забывал про них. Макс снова начинал видеть нормально. И так до следующего раза…

До очередной просьбы.

Сейчас именно такой случай. Если Хунта решит, что скинхед кашляет слишком громко, или увидит кровь, то отправит Убера обратно в лазарет. И все сорвется. «Ты, там, где ты прячешься, — беззвучно воззвал Макс. — Я хочу, чтобы у меня… у нас все получилось». Злобный идиот молчал. Убер кашлял.

У скинхеда лучевая болезнь. Но до сих пор это Убера не очень беспокоило — и вдруг приступ. Идиотский, на хрен, кашель с кровью.

Ну же, снова воззвал Макс. Идиот… где ты там? На небесах? Каких еще небесах?! Бог где-то там, глубоко под метро. В убежище под землей — в духоте и потемках, он потный и склизкий, и пахнет плесенью.

«Ну же!»

Идиот по-прежнему молчал.

Тут Макс скорее почувствовал, чем увидел: люди расступались. Молча. Макс одним движением оказался рядом с Убером, тронул за плечо. «Здесь Хунта», произнес негромко и отступил.

Вовремя.

— А ну, чего встали?! — под взглядом «нянечки» люди делались меньше. Хунта прошел к раковинам — огромный, злобный тип — и остановился рядом с Убером.

— Ты! — начал Хунта.

Макс шагнул к нему — и замер, словно уткнулся в стену. От «нянечки» шел мощный звериный дух…

Давно, еще до войны, до того дня, как выживших загнали в метро, маленький Макс побывал в зоопарке. Животные севера. Стеклянная стена, за которой расхаживал туда-сюда грязно-белый полярный медведь. В бетонном корыте плескалась зеленоватая вода. Медведь поводил вытянутой бесстрастной мордой. Чувствовалось, что если бы не стена, он бы недолго терпел глазеющих на него людей. Макс приник носом к стеклу и заворожено наблюдал, как изгибается при каждом шаге медведя свалявшаяся шерсть. И чувствовал запах.

Запах зверя за стеклянной стеной… Только сейчас стены не было. Маленькие глазки Хунты под низким лбом, надвинутом на нос, словно козырек кепки, опасно блестели. В них отражался тусклый огонек лампы.

— Чего тебе? — медленно произнес Хунта. Лицо равнодушное. Самая опасная черта «нянечки»: никогда нельзя угадать, что у него на уме. Лицо Хунты не менялось, словно некий хирург перерезал провода, по которым идут сигналы к мимическим мышцам. Хунта с одинаковым выражением и хвалил за старание, и вырывал человеку плечевой сустав.

— У меня вопрос… — начал Макс.

— На хрен твой вопрос, — Хунта даже не моргнул. Повернулся к Уберу: — Ты! Что там у тебя?

Молчание. Макс приготовился к худшему.

Убер медленно выпрямился. Макс видел, как блестит в свете фонарей его изуродованная спина. Мелкие капли пота…

Скинхед повернулся.

— Я? — он ухмыльнулся. — Я в порядке. Уже и высморкаться не дают спокойно!

Физиономия Убера — вполне обычная. Макс выдохнул. Бог-идиот наконец откликнулся…

Хунта приблизил свое лицо к лицу скинхеда. У Макса мелькнула дурацкая мысль, что сейчас «нянечка» высунет шершавый, как у медведя, язык и слизнет капли с носа Убера.

Бред какой-то.

— НА ВЫХОД! — заорал вдруг Хунта, не поворачивая головы. Макс вздрогнул. — ВСЕ!!!

Секундная заминка — и народ бросился наружу.

— Ты, — сказал Хунта. — Не думай, что самый умный. Я за тобой буду приглядывать. На выход! Бегом!!

— Есть! — Убер бодро выскочил в туннель, так что Максу пришлось поднажать, чтобы не оказаться последним. Скинхед подмигнул приятелю и занял место в колонне. Долгая пауза. Наконец из санузла вышел «нянечка». У Макса похолодело в животе. Вдруг Хунта увидел кровь в раковине?

«Нянечка» медленно обвел колонну взглядом. Воспитуемые затихли.

— Засранцы, — подвел итог Хунта. — Через десять минут поверка. Бегом в палату, привести себя в порядок. Пошли!

Топот босых ног. Сиплое дыхание. Качающийся свет туннельных ламп. Лязгающий гул работающих механизмов, словно там, далеко в темноте, ворочался чудовищно огромный и не слишком довольный зверь.

Пронесло, подумал Макс. Зубы стучали. После того, как схлынула волна адреналина, он снова начал замерзать. Лоб в холодной испарине.

«Но как, черт возьми, я во все это вляпался?!»

* * *

Станция Звездная находилась в самом низу красной ветки, именно здесь коммунисты копали туннель до Москвы. Красный путь, как они его называют. Дебилы. «Но как меня занесло к этим дебилам?» Хороший вопрос. Просто замечательный вопрос.

Макс забрался в комбинезон. Трясясь так, что зубы клацали, кое-как застегнулся. Обхватил себя руками, чтобы хоть немного согреться.

Как его сюда занесло — Макс старался не думать. Планировалась обычная встреча: вошли, поговорили, вышли. А что в итоге? Он уже три недели здесь — машет киркой, таскает тачку, полезно проводит время.

Вокруг Макса шумело и кашляло, кряхтело и всхлипывало, стучало зубами и тихо материлось трудновоспитуемое человеко-множество. Полсотни рук, полсотни ног.

Голов, к сожалению, гораздо меньше. Макс слышал, что на некоторых станциях живут мутанты — но не особо в это верил. Интересно, сколько у них рук-ног и по сколько голов на брата?

— Как ты? — спросил он Убера.

Скинхед ухмыльнулся.

— Порядок, брат. Все по плану.

Макс кивнул — с сомнением. На Сенной тоже сначала все шло «по плану», а потом завертелось. Если бы не странное везение, не раз выручавшее Макса в подобных ситуациях, лежать бы ему рядом с толстяком. Но сначала он захотел отлить, просто не мог терпеть, а по возвращении услышал странные металлические щелчки — нападавшие пользовались самодельными глушителями из пластиковых бутылок. В дверную щель Макс увидел мертвого Бухгалтера, лежащего в луже крови.

Макс не стал выяснять, что случилось. Он сбежал. Перед глазами до сих пор маячило удивленное лицо толстяка…

Если бы не работорговцы, взявшие его, спящего, в туннеле Сенная-Достоевская, Макс уже был бы дома. Глупо, глупо, глупо вышло!

Но сегодня, дай подземный бог-идиот, все изменится.

— Максим, простите, вы мне не поможете? — голос профессора вывел его из задумчивости. — Еще раз простите, что отвлекаю…

Макс повернул голову. Профессор Лебедев — потомственный интеллигент, ай-кью ставить некуда. Каким-то чудом ему удалось выжить в метро — причем даже не на Техноложке, где ученым самое место, а на Достоевской — ныне заброшенной. И как его раньше никто не прибил?

Или не продал в рабство?

Впрочем, сейчас профессор здесь. А значит, его везение (как и везение Макса) закончилось.

— Конечно, профессор. Что вы хотите?

Лебедев положил на койку очки, пластиковые дужки обмотаны синей, почерневшей от времени изолентой. Одно из стекол треснуло.

— Подержите Сашика, пожалуйста. А то он вырывается, а я ему никак лямку не застегну.

Макс кивнул. Белобрысому Сашику на самом деле было двадцать с лишним, но после электрошока и водных процедур — лечили «непослушание» — он подвинулся умом и застрял где-то в пятилетием возрасте. Профессор за ним приглядывал.

Возможно, это и позволяло старику оставаться бодрым и не впасть в уныние.

— Сашик, стой спокойно, — сказал Лебедев строго. — Или дядя тебя заберет. Видишь этого дядю? Он страшный.

Сашик захихикал. Макс в образе «страшного дяди» не произвел на него никакого впечатления. Макс тяжело вздохнул.

— Убер! — позвал он. — Убер!

Скинхед повернул голову и с усилием растянул губы в улыбке.

Увидев эту улыбку, Макс понял, что худшее еще впереди. Но на Сашика это подействовало гипнотически — он замер. И профессору все-таки удалось застегнуть на нем комбинезон.

— Готово, — сказал Лебедев. — Спасибо вам… э-э… молодой человек.

Он почему-то избегал называть Убера по имени.

— Нет… проблем… — скинхед перевел дыхание: — …проф. Обращайтесь.

Макс прислушался.

ВООООУ. Это стонали туннели в перегоне Звездная-Московская. Характерный низкий рокот. Даже приглушенный этот звук действовал на нервы.

Макс повел плечами. Людей он не боялся — совсем, каждый человек может быть вскрыт, как консервная банка — и чисто буквально, физически, и на уровне психологии. Макс уже давно убедился, что его воля заточена лучше и бьет точнее, чем воля любого другого человека. Макс, человек-открывалка. А, может, вес дело в природной агрессивности…

Некогда существовала дурацкая теория, что от группы крови зависит характер человека, его психическая сила.

Так вот, первая группа — это хищники. Агрессивные, усваивают лучше всего мясо. Люди с первой группой крови появились на земле раньше остальных. Они более первобытные. Таких даже вирус или грязная вода хрен свалит.

Вторая группа уже может быть собирателями. Корешки, грибы, травка. И так далее. Самая незащищенная — четвертая группа. Чисто городские жители. Зато через одного гении и интеллектуалы. Но обладатели первой группы крови легко могут ими управлять — за счет агрессии и уверенности в себе.

Особенно в условиях, когда приходится выживать на подножном корме…

Макс помотал головой.

Потом вспомнил лицо того придурка, что толкнул его в сортире. И вдруг почувствовал в ладонях знакомый зуд. Сердце билось быстро, дыхание учащенное. Бух, бух, бух. От адреналина горели щеки.

Наверное, у меня тоже первая группа крови, решил Макс.

«А еще я бы мог свалить Хунту.

Вдвоем с Убером мы бы его точно сделали».

— Вот блин, — чей-то голос.

Макс заморгал. И снова оказался в бетонной душной коробке палаты. Двухъярусные железные кровати. Трудновоспитуемые, толкаясь и потея, заправляли койки, натягивали одеяла до скрипа (не дай бог Хунта найдет складочку) и приводили себя в порядок. Кстати…

Макс оглянулся. А где Убер?

Скинхед сидел на полу рядом с койкой и держался за голову — лицо белое, как бумага. Иногда скинхед принимался скрипеть зубами и раскачиваться. Макс посмотрел на изуродованный шрамами затылок Убера и передернулся.

Как он вообще выжил? С такими травмами?

Убер почувствовал его взгляд и поднял голову. Белки глаз красные, страшные.

— Живой, брат? — спросил Макс.

— Ага. Не… не обращай внимания… Я в порядке.

— Сомневаюсь.

Убер обхватил ладонями железные столбики кровати, стиснул — пальцы побелели, и начал подниматься. Встал. Посмотрел на Лебедева.

— Профессор, — сказал он через силу, — вы образованный человек… Как называется усилие, от которого мозг болит?

Лебедев оторвался от Сашика, поднял брови — седые.

— Удар в челюсть вы имеете в виду, молодой человек?

Убер, несмотря на изуродованное страданием лицо, засмеялся:

— Ну… ну и шуточки у вас, профессор!

— Что вы, — сказал Лебедев растерянно. — Я… я вовсе и не думал шутить. Простите.

Убер замолчал, лицо вытянулось — теперь уже не от боли.

— Вы уникальный человек, профессор. Я серьезно говорю. Я с вас балдею.

* * *

Вскоре их подняли «нянечки» и повели строиться. Это называлось «поверкой».

Группу выстроили в межтуннельной сбойке. Традиция. Воспитатели тут носили пижонские белые халаты, а нянечки по-простому — что удобней, то и носили. Хунта нависал над низкорослыми воспитателями, как темный засаленный утес.

— Трудновоспитуемый Убер! — начал читать воспитатель.

— Я! — отчеканил скинхед. Макс почувствовал нотки издевки за внешней четкостью ответа.

— Трудновоспитуемый Лебедев!

— Я!

— Трудновоспитуемый Кузнецов!

— Я!

— Трудновоспитуемый Лемешев!

— Я! — откликнулся Макс.

— Трудновоспитуемый…

— У кого жалобы, шаг вперед! — приказал Хунта.

Никто не вышел. Дураков нет.

Младший воспитатель Скобелев (он же Скобля), холеный, самодовольный, в сером фланелевом костюме под белым халатом, повернулся к начальству:

— Товарищ Директор, перекличка закончена. В наличии двадцать шесть воспитанников. Больных нет, отсутствующих нет. Отчет сдал младший воспитатель Скобелев. Разрешите приступить к трудотерапии?

Директор милостиво кивнул. Мол, конечно, конечно. Мятое лицо, редкие волосы. Макс впервые видел его так близко.

— Работайте, негры. Масса одобряет, — почти не шевеля губами произнес Убер.

Макс подавил невольный смешок. В строю захихикали.

Скобля повернулся к строю, кивнул «нянечке». Хунта заорал:

— По местам!

Дюжие «нянечки» повели колонну к месту работы. Трудновоспитуемые брали тачки и становились в очередь к земляному отвалу. Дальше в туннеле находилась огромная машина-компрессор, оставшаяся со времен метростроя, — от нее тянулись шланги к отбойным молоткам. Молотками ломали кварцевые пласты, тачками вывозили породу.

Временами машина работала, но чаще — нет. Пока механики в синих комбинезонах — наемные мазуты с Техноложки — возились с ней, в воздухе волнами перекатывался ленивый мат. Без ругани, как и без смазки, починка не шла. Пока длился ремонт, долбить породу полагалось вручную, ломами. Веселая жизнь.

Подошла очередь. Макс взялся за тачку, но фланелевый воспитатель покачал головой: не надо. Подозвал к себе — небрежно, чуть ли не пальчиком поманил. Макс сжал зубы. Ничего, мы с тобой еще встретимся…

— Трудновоспитуемый Лемешев, вас хочет видеть Директор, — сказал Скобля официально.

Макс усмехнулся.

* * *

Кабинет Директора размещался под платформой станции, в некогда роскошном, по меркам метро, служебном помещении.

Сейчас от былой роскоши остались только следы — плакат «Соблюдай технику безопасности!» на стене, синий машинист смотрит сурово; несколько обшарпанных металлических шкафов; канцелярский стол. В углу замерло кресло, продавленное посередине. Коричневый дерматин расползся, обнажив фанерное дно, — обрывки поролона выглядели, точно плоть в месте укуса.

Плоть, из которой вытекла вся кровь. Макс вспомнил о дурацкой теории групп крови и усмехнулся.

Он помешал ложечкой, но отпить пока не решился. Макс уже отвык от горячего, а тут даже металлический подстаканник ощутимо нагрелся. От коричневой поверхности поднимался пар…

— Вы угощайтесь, — предложил Директор.

— Я угощаюсь, — сказал Макс. Интересно, что происходит? Зачем? Почему… Ладно, сформулируем по-другому. Макс прищурился. Почему именно сегодня?

Директор подошел ближе. Среднего роста, с виду не очень сильный, он, однако, рискнул остаться один на один с воспитуемым. Храбрец. Макс был известен как человек, создающий трудности. Несколько драк, конфликты с другими воспитанниками, дерзость и упрямство…

Неделя карцера не помогла исправить его характер.

Зато хоть волосы немного отросли.

— Мне кажется, вы озадачены, — сказал Директор. Какой милый человек, подумал Макс с иронией. Сейчас поинтересуется, нравится ли мне чай.

— Чай не слишком горячий? — спросил Директор.

Я бы мог вырубить его, подумал Макс. Взять в заложники и выбраться отсюда.

— Что? — спохватился он.

— Я говорю: чай нравится? Не слишком горячий?

Макс запоздало отхлебнул. Не чай, конечно, — хотя он все равно толком не помнил вкус настоящего чая. Помнил Макс только одно — он должен быть сладким. Этот — был.

Офигенно, правда.

— Очень вкусно, — сказал Макс. — Вы за этим меня позвали, Директор? Чтобы узнать мое мнение о вашем чае?

Директор охотно улыбнулся. Зубы мелкие и ровные, на некотором расстоянии друг от друга. Странная манера речи — словно уговаривающая, с доверительными (с чего бы вдруг?) интонациями. Обменявшись с Директором парой фраз, Макс невольно начал гадать — откуда мы с ним знакомы?

Прием. Очередной дешевый психологический прием.

— И это тоже, — сказал Директор. — Вас ничего не удивляет? Может, у вас есть вопросы?

Макс усмехнулся.

— Ну же! — подбодрил Директор.

— Я думал, здесь одни коммунисты.

— Верно, — согласился Директор после паузы. — Раньше так и было. Мы не отказываемся от своих корней… Но мы, настоящие питерские коммунисты, не можем стоять на месте. Нам нужно развитие. Остановка развития — это смерть, а мы не можем себе такого позволить.

— Но зачем вам туннель, в Москву? Это ведь бред, честное слово. Вы вроде умный человек…

Директор улыбнулся.

— Именно.

— Так, — сказал Макс, глядя на бывшего коммуниста с новым чувством. — Вы и не рассчитываете добраться до Москвы?

— Знаете, Максим Александрович… скажу вам по секрету — только между нами. Если мы завтра каким-то чудом дороемся до Москвы, то сразу же начнем новый туннель…

Макс прищурился. Интересная постановка вопроса. Перспективная.

— И куда же?

— Да куда угодно. В Нью-Йорк. На Луну — почему нет?

— Но — зачем?!

— Великая цель не может быть выполнимой. Понимаете, Максим? Иначе это уже не великая цель, а — тьфу. Временный успех.

— Тогда зачем нужна эта цель? Нам выжить хотя бы.

Директор покачал головой.

— Выживание — это непродуктивная цель, Максим. Как бы вам объяснить… Возможно, вы слышали: раньше, задолго до Катастрофы, люди отправлялись в экспедиции. Северный полюс, Южный. Если что-то случалось — а всегда что-то случается, это закон Мерфи — они возвращались обратно. А еды уже в обрез. Полярная ночь, мороз, чтобы согреться, надо хорошо кушать. И тогда начиналось самое простое и самое очевидное. Понимаете, Максим? — Директор выдержал драматическую паузу. — Когда единственная цель — выживание, главным становится вопрос: кого мы съедим следующим.

— И что делать? — Макс с интересом посмотрел на Директора. — Людей-то не изменишь…

Директор помолчал. Взял со стола блестящий стетоскоп, повертел в пальцах, снова положил. Поднял взгляд на Макса.

— Вы думаете? Возможно, люди не виноваты. Возможно, люди просто больны.

* * *

— Или плохо воспитаны. Иногда я думаю, что весь мир — сумасшедший дом, Максим Александрович.

Макс прищурился.

— И вы решили взяться за его воспитание?

— Мне пришлось, — сказал Директор скромно.

— Это тоже великая цель?

— Да, — теперь он улыбался. — Но в данном случае — вполне выполнимая. И, как бы это объяснить… не основная цель. Скажем, если бы мы объявили, что «оздоровление человечества» — и есть наша задача, все бы давно разбежались. Несмотря на строгость «нянечек». Потому что все знают: лечиться можно бесконечно.

— А туннель?

— Любой туннель рано или поздно заканчивается. И выводит на свет, как сказал один классик. — Директор улыбнулся. — В теоретическом светлом будущем, конечно…

Стук в дверь.

— Да? — сказал Директор. Дверь скрипнула, в щель просунулась мордочка секретаря. Острая, как у крысы.

— Простите, товарищ Директор, но вы просили сообщить… Мортусы приехали. Прикажете выдать им тела? Или подождать?

— Что, вы и этого без меня решить не можете?!

В ответ на начальственный гнев мордочка стала еще острее, сморщилась и исчезла.

— Видите, Максим, — Директор повернулся. — Как бывает… даже элементарные вещи приходится решать самому… Чаю попить некогда! Так о чем мы говорили?

Макс вздохнул:

— О светлом будущем. И о том, какое место в этом будущем должен занять я…

* * *

Директор внимательно посмотрел на Макса, кивнул:

— Прекрасно! Вы нужны нам, Максим. У вас явные задатки лидера.

Макс не сразу сообразил, что ответить.

— Это, видимо, чувствуется по тому, как я вожу тачку? — съязвил он наконец. — Прирожденные лидеры бегают по-особенному, я понимаю.

Директор кивнул:

— Вы ерничаете, это ваше право… Но подумайте вот о чем, Максим: откуда, по-вашему, берутся воспитатели?

Макс залпом допил остывший чай, не чувствуя вкуса. Поставил стакан на стол. «Хочешь быть одним из нас?» Намек вполне прозрачный…

— Не торопитесь, — сказал Директор. — У вас есть время подумать. Может, у вас остались вопросы?

Макс облизал пересохшие губы. Вопросы? Есть вопросы. Как мне отсюда слинять?

— Кто меня… хмм, — он помедлил. — Кто меня рекомендовал?

— Константин Болотько.

— Кто это?

Директор улыбнулся.

— Думаю, вам он больше известен как… Хунта.

* * *

Из кабинета Директора Макс вышел в задумчивости. Не то чтобы его вдруг начали радовать местные порядки… Но после разговора с Директором многое встало на свои места. Странные на первый взгляд правила складывались в единую систему, которую было бы неплохо изучить. Задумчивого Макса отловил «нянечка» и вручил тачку — видимо, чтобы он не зря переводил мысленную энергию. Макс очнулся, только когда катил тачку обратно — груженную выработанной землей. Ладони гудели.

— Что с гобой, брат? — спросил Убер. Макс коротко пересказал разговор с Директором — опустив подробности о повышении. Скинхед хмыкнул.

— Директор сумасшедшего дома, — с каким-то даже удивлением произнес он. — Да уж… не хотел бы я под такой вывеской полежать.

— А под какой бы ты хотел?

Уберфюрер почесал лоб.

— Даже не знаю. Может, «Здесь лежит свободный человек»? Или: «Он сбросил диктатора и мерзавца»! Как тебе?

— Разговорчики! — заорал один из «нянечек» издалека. Пошел к ним, сжимая в кулаке дубинку…

Убер подмигнул Максу и покатил тачку дальше.

* * *

Больше всего это напоминало китайскую лапшу, сильно разваренную, залитую-красноватым соусом с привкусом рыбных консервов. Но воспитуемым было все равно, лишь бы горячее. Стук ложек — настойчивый, торопливый — слышно, наверное, даже на Московской.

Несмотря на сомнительный вкус варева, Макс съел все — но сытости не почувствовал. Даже близко не. Облизать миску, что ли? Он задумался. Да как-то не комильфо.

Другие, впрочем, были не столь щепетильны — миски вылизывались вовсю. Макс огляделся.

Мужик с поджарым лицом, словно высушенным радиоактивным излучением, в сердцах отодвинул пустую миску. Бросил ложку. Звяк!

— Порции все меньше, — сказал он. — Не, ну… — он задумался, как выразить свое возмущение.

— Ну, не звездец ли? — подсказал Убер.

Мужик недоверчиво уставился на скинхеда — издевается? Потом решил, что формулировка точная.

— Истинный звездец! Экономят, уроды, — сказал он решительно. — На нас экономят! В Москве уж точно не так.

Скинхед ослепительно улыбнулся:

— Это да, — согласился он. — И даже туннели у нас уже, чем московские! Мне один из метростроя рассказывал, что в Москве туннели шесть метров в диаметре, а у нас пять с половиной. Опять сэкономили, сволочи, — пожаловался Уберфюрер непонятно кому. — Представляешь, брат?

За столом уже откровенно ржали.

— Ты смотри, — с тоской сказал тот же поджарый мужик. — Куда податься человеку? Где найти хорошее место?

Скинхед улыбнулся. Двух передних зубов не хватало — что придавало бандитской физиономии Убера особое обаяние.

— На Зурбаган, — сказал он.

— Так это же сказка… — протянул поджарый разочарованно.

— Ну и что? Лучше хреновая сказка, чем дерьмовое здесь. Я вообще люблю сказки. Если бы в этом мире не было сказок, в нем бы давно уже ничего приличного не осталось. Вот Киплинг, уж на что был солдат и джентльмен, а сам писал сказки. Отличные. Вот коммунизм — это тоже сказка. Ну и что? Все равно он когда-нибудь наступит.

— Прям уже наступил, — сказали из толпы с сарказмом. — Одни коммунисты вокруг, а ни одного счастья лишнего.

— Это верно, — кивнул Убер. — Этого они не учли. А где лучше?

Народ вокруг зашумел, загомонил — тема «где в метро жить хорошо», никогда не надоедала. Здесь каждый мог вставить свое слово.

— Вот бы на Восстании… там, говорят, неплохо.

— На Восстании уже была война, им только тебя не хватало… придурок.

— Заткни пасть!

— Да пошел ты.

— А Кировский? — спросил кто-то. — Там как?

— Кировский завод, что ли? Знаю, — махнул рукой Уберфюрер. — Я там бывал. Еле живым выбрался. Нет там ходу нашей братии, забей, братишка. Гопота одна собралась. Ни закону, ни порядка. Как они друг друга еще не перебили, не знаю. Самый проблемный район был в Питере, еще даже когда ничего не началось…

Макс представил вереницу людей, стоящих на коленях. Выстрел, выстрел, выстрел. Бах, бах, бах! Кировцы падают один за другим. Следующий громила валится лицом вперед (хотя лица у него больше нет), на мощной шее — синяя татуировка «летучая мышь». Макс видит: рукав коричневой кожаной куртки, в руке — пистолет. Банг!

Вспышка.

Кувыркаясь, медленно летит гильза. Падает на гранитный пол, отскакивает со звоном… катится…

— Они, прикинь, нас вообще за людей не считали, — продолжал Убер. — Мы, кричат, за дружбу народов! И давай нас мочить. Какой-то вор в законе у них главный. Но я думаю, это все фуфло — насчет «в законе». Явно какой-то отморозок, только побашковитей. Вообще кировская братва, говорят, сейчас совсем страх потеряла…

— В каком смысле? — Макс поднял голову.

— На Нарвскую лезут вовсю. Как тараканы. Но там у них тоже крутой перец есть, Лётчиком зовут. Правильный мужик, я слышал… Хотя и отморозок, конечно.

* * *

— Этой ночью? — Уберфюрер почти не разжимал губ. Он остановился, сделал вид, что колесо тачки попало в выбоину.

Макс кивнул.

— А то задержались бы, — предложил Убер, выворачивая рукоятку, чтобы колесо выехало из ямы. — Я бы тут профсоюз сколотил. Или боевую ячейку.

— Сколоти гроб, — посоветовал Макс. Мотнул головой. — Вон для того придурка.

Там стоял фланелевый тип, что руководил их «воспитанием». Скобля.

Убер улыбнулся. К ним уже шел «нянечка» Хунта — судя по всему, заготовив пару ласковых. Скинхед толкнул тачку, мимикой лица показал злобному амбалу: все, все, уезжаю. Работаю в поте лица. Задницу, простите, рву.

Макс сжал, разжал ладони, разгоняя кровь. Поудобнее взялся за рукоятки тачки и покатил…

Сегодня.

* * *

Уберфюрер на ходу запел — негромко, высоким, но очень приличным голосом:

Из праха человека слепил господь.
А мне Господь дал кости и плоть,
Кости да плоть, спина, как плита,
Но мозги тупые и башка не та!

Докатил тачку до ряда тележек, аккуратно поставил и бегом вернулся в строй. Прямо идеальный заключенный. Воспитатель милостиво кивнул.

Скинхед выпрямился.

— Трудновоспитуемый Убер прибыл! — доложился он. «Нянечка» посмотрел на него налитыми кровью глазами. Хунта не доверял Уберу, особым надзирательским чутьем выделяя его как потенциального бунтовщика. Но скинхед вел себя с утра как шелковый, поэтому «нянечке» не за что было уцепиться. Хитрец.

— Перекур десять минут! — объявил воспитатель.

Трудновоспитуемые расселись вокруг железной бочки с песком.

Настоящего табака ни у кого не было, даже «нянечки» курили какую-то траву, что выращивали в дальних туннелях. И ее же сбывали воспитанникам.

Уберфюрер был здесь в своей стихии. То есть трепался.

— Это раньше она Дыбенко была, — пояснил Убер белобрысому пареньку. Лицо у того было измученное. — Понимаешь, трудновоспитуемый брат мой?

— А сейчас?

— Сейчас «Веселый поселок».

— Какой-какой? — переспросили из толпы курильщиков. Над головами плыл синеватый колючий дым.

— Веселый поселок, брат. — Убер повернулся, вздохнул: — Это такая была жизнь! Песни, танцы, фейерверки, радость била ключом. Его поэтому его и назвали Веселым. Лучше места в Питере не было. Это как Диснейленд… тьфу, ты же про него ничего… как ярмарка на Сенной! Только в сто раз лучше.

Пожилой каторжник хмыкнул. Протянул Уберу дымящийся окурок. Скинхед поблагодарил кивком и затянулся. Медленно, с наслаждением выпустил дым. Передал окурок дальше.

— Ну, ты хватил, в сто, — недоверчиво протянул один из молодых. Они сидели на корточках, друг за другом, у курилки. Когда человек затягивался самокруткой, его лицо в полутьме подсвечивалось красным. Жутковатое зрелище.

Словно «молокососы» корчили рожи на спор — кто страшнее.

— Я тебе говорю! — завелся Уберфюрер. — Что, не веришь?

— Верит он, верит, — ответил вместо «молокососа» Макс. Еще не хватало, чтобы темпераментный скинхед приложил пацана об стену в процессе доказательств.

— Там такая красота была — умом тронуться можно, вот такая красота!

— А сейчас там что? — спросил «молокосос». Уберфюрер почесал затылок.

— Да фигня всякая. Грибники засели, наркоши. Растят свои грибочки да продают — не знаешь, что ли?

— А! Дурь.

— Не дурь, а грибы, мальчик. Большая разница. Галлюциногенные. Только эти какие-то хитрые, садят нервную систему в момент. Вот и ходят там работнички ихние. Отработал, получил грибочек, побалдел — опять работай. А сами торгуют и живут. Нет, брат, по мне лучше веганцы.

Максу вспомнился пронизывающий холод, что он чувствовал в присутствии «зеленых». Да уж. Убер нашел с кем сравнить…

— Много ты про веганцев знаешь, — поддел Макс скинхеда.

— Ага, — смутить Убера было невозможно. — Я много чего знаю. Я, прикинь, брат, даже в армии служил.

— Где это?

— У них и служил. У веганцев-поганцев.

Макс даже не нашелся что сказать. Убер, алмаз подземелий, повернулся к нему очередной из своих скрытых граней.

— И как оно? — спросил «молокосос». Он оживился, глаза заблестели. Треп Убера на удивление благотворно действует на людей.

— Нормально. Мне даже понравилось. Потом я, правда, сбежал.

— А чего сбежал, если понравилось?

— Мяса захотелось. Оно мне даже снилось, представляешь? У веганцев хорошо. Перед боем пожрешь зелени вволю, потом дают сигаретку — я покурил, торкнуло так, что все метро как на ладони, до последнего уголка. Без всякого прибора ночного видения, прикинь? Глаза, как плошки, и светятся. Все вижу. И не страшно ни фига. Единственная проблема: я как покурю, на меня жрач нападает. Просто сил нет. И только мясо — другого организм не признает.

Иду в атаку, а сам о жратве думаю. Держу автомат, а сам ищу, чего бы где натырить. И везде мне куски жареного мяса мерещатся. И запах… понимаешь? Запах везде — он меня прямо с ума сводит. Вот и сейчас — представляешь? — чувствую запах крысиного шашлыка. На ребрышках…

Внезапно Макс понял, что буквально чувствует этот запах. Казалось, воздушный поток доносил нотки пригоревшего на огне мяса.

К аромату жареного примешивался отчетливый запах горящей проводки.

Тут Макс понял, что шашлыки на сегодня отменяются. Это же…

— Пожар! — сообразил один из курильщиков. — Спасайся, кто может! ПОЖАР!

* * *

— ПОЖАР! — закричали впереди.

Народ заволновался. Трудновоспитуемые вскакивали, задирали головы, пытаясь рассмотреть, что там, в туннеле. Макс тоже попробовал. Но с его ростом это оказалось непросто. Всегда найдется кто-нибудь, кто выше тебя — даже среди… Вот оно, правильное слово. Здесь, на Звездной, их величали «трудновоспитуемыми», в остальном метро их называли проще. Макс усмехнулся. Что скрывать? Рабы.

Конечно, до веганцев местным далеко, но — все равно. Сути это не меняет.

У веганцев плети и увечья, здесь — электрошок и водные процедуры, кандалы и лишение света. Отсидев в карцере неделю, Макс не испытывал к местным особой нежности. Зато, правда, волосы чуть-чуть отросли.

— ПОЖАР! — крикнули уже рядом. Трудновоспитуемые загудели. Страшнее пожара в метро — только прорыв грунтовых вод, когда может затопить целую станцию. Или вот Разлом — чудовищный провал в земле, отделивший Достоевскую от остальной красной ветки.

Макс посмотрел на Убера, тот подмигнул. Мы думаем об одном и том же?

— Всем стоять здесь! — приказал Хунта.

При его приближении строй ощутимо прогибался. «Нянечка» остановил взгляд на невинно улыбающемся Убере, хотел что-то сказать, но вдруг впереди, в туннеле, громыхнуло. БУМ. Вспышка! Даже сюда, до воспитуемых, долетела волна горячего воздуха.

— Всем стоять! — взревел Хунта, развернулся и побежал. В сторону Московской — туда, откуда тянуло дымом и жареным мясом.

— Отлично, — сказал Убер. — О-отлично.

— Мы все умрем. Что делать? Что делать?! — Всегда найдется паникер.

Макс вздохнул. Снова непредвиденное. Случайный пожар — в план побега это не укладывалось, впрочем, как не укладывался и разговор с Директором. Круто. То ничего, то все сразу.

Народ заволновался. Воспитуемые толпой окружили Макса со скинхедом, загомонили.

— Без паники! — велел Убер. — Пускай они волнуются, — он кивнул на воспитателей, которые действительно засуетились, забегали. Из туннеля доносились крики и далекий, едва слышный, гул пламени. Красные отсветы.

— Кто это поджег? — спросил тот же «молокосос».

Уберфюрер улыбнулся. Словно был рад пожару.

— А тебе не все равно?

На середину туннеля выбежал воспитатель с металлическим рупором.

— ВСЕМ ОСТАВАТЬСЯ НА МЕСТЕ! — гулко приказал он.

Уберфюрер хмыкнул. Макс посмотрел на него со значением, скинхед кивнул. Сегодня. Прямо сейчас! Они стали пробираться сквозь толпу, следуя параллельными курсами. Начинается веселье. Макс шел, чувствуя, как горят щеки и нарастает стук сердца. Ладони зудели, как перед хорошей дракой…

Адреналин.

Адреналинчик.

* * *

В толпе, волнующейся, словно море в шторм, Уберфюрер и Макс сошлись в одной точке. Точкой приложения силы оказался воспитатель Скобля.

— Уважаемый, — начал Убер. — Вы когда-нибудь танцевали с дьяволом в свете бледной луны?

Глаза воспитателя расширились, он открыл рот… Макс коротко, без замаха, ударил. Хех! Скобля задохнулся. Костяшками в солнечное — тут особо не покричишь.

Макс ударил еще раз, ребром ладони по сонной артерии. Готово. Убер подхватил обмякшее тело воспитателя, мягко опустил на пол. Вокруг шумела толпа. Пока Макс прикрывал, Уберфюрер наклонился, зашуршал…

— Лови, — он передал Максу белый халат. Логично. Не скинхеду же изображать просветленную интеллектуальную личность? Хотя — почему нет? Воспитатель из Убера получился бы как минимум забавный.

Макс натянул халат. Уберфюрер выпрямился и вручил ему респиратор. Оглядел преобразившегося приятеля.

— Сойдет для сельской местности, — подвел итог. Затем вручил Максу длинный черный фонарь, тот, что был у Скобли. — Держи для полноты картины. Ладно, ты подгребай сюда профессора и мальчика. — Убер усмехнулся: — А я пока повеселюсь.

Макс кивнул. Запах гари стал сильнее, от дыма начало першить в горле.

Вдалеке кричали люди, и противным голосом выла пожарная сирена.

— Братья! — закричал Уберфюрер. Вскочил на перевернутую бочку, воздел руки. — Близок час последний! Революция стоит на пороге! Ибо, как сказал великий Эрнесто Че Гевара…

Мда. Скинхед в своей стихии. Макс побежал искать профессора с Сашиком. Лебедева нужно вытащить, без Убера с Максом он здесь долго не протянет…

В общем, пора делать ноги.

* * *

Сплоченной группой они вырвались из толпы.

Убер нес на плече лом, профессор и Сашик — лопаты. Макс в белом халате воспитателя шел во главе, лицо — надменное и деловое, прямо директор кладбища. Аккуратный респиратор довершал картину. Так что никто из охранников не заподозрил в них беглецов.

Они прошли мимо служебной платформы. Мимо пандуса.

У дальнего конца платформы на путях стояла дрезина мортусов. На прицепе лежали два упакованных в брезент тела. Макс прикинул: нормально, влезем, еще место остается. А вот и сменные плащи могильщиков. Отлично!

Уберфюрер кивком показал — смотри. Глаза его горели.

— Да, — сказал Макс. «Самое время побыть мертвым. А то убивали меня, убивали…»

— Кажется, — сказал Убер. — Мы думаем об одном и том же.

Макс кивнул. Если взять дрезину мортусов…

— О бабах, — закончил скинхед, почесал лоб. — В последнее время я в основном о них и думаю… Ну что, берем аппарат?

* * *

Мортусы, могильщики метро, обитали на двух станциях — Бухарестской и Международной, в самом низу фиолетовой ветки. Только у мортусов был доступ на все обитаемые станции — за исключением станций Империи Веган.

— Быстрее! — сказал Макс. Они с Убером надели Сашику и профессору противогазы, завернули эту парочку в брезент, положили рядом с настоящими трупами. Теперь одеться самим… Макс застегнул плащ, повернул голову.

И тут увидел.

— Убер, — сказал Макс негромко.

— Да не волнуйся, сейчас поедем… — скинхед натягивал плащ. — Блин, что ж вы такие невысокие…

— Убер!

Скинхед резко обернулся, улыбка замерла на губах. Молчание. Перед беглецами стояли мортусы. Лица их, наполовину закрытые респираторами, казались невозмутимыми.

— Оп-па, — сказал Убер. В растерянности почесал затылок. — Как-то неловко вышло. Мужики, без обид. Такое дело…

Мортус сделал шаг вперед. Макс мысленно выругался.

В руке у могильщика блеснул пистолет. Старый потертый «Макаров».

Второй мортус откинул полу плаща и поднял к плечу укороченный «калаш».

— Руки, — велел мортус с пистолетом.

Макс поморщился. Ситуация стала… хмм, сложной.

Нападение на могильщиков, черт. На цивилизованных станциях за такое казнят без разговоров. И труп должен висеть в туннеле, пока не сгниет, — только тогда его снимут и отдадут мортусам для погребения.

— Никогда не видел вас, парни, с оружием, — Убер преобразился — будто «стволы» в руках могильщиков снимали всякий налет неловкости. — Что, мужики, мертвецы нынче пошли шустрые? Понимаю, понимаю. Ночь живых мертвецов или куда в деревне без нагана. Да, кстати. Будете у себя в деревне, передавайте привет Барахольщику!

Мортусы переглянулись. «Какой еще Барахольщик?» — читалось в их глазах.

Вот и все, подумал Макс. Приехали. Он крепче сжал обрезиненный металлический корпус. Фонарь длинный и тяжелый, им можно действовать как дубинкой. Раз уже ничего не остается… надо рискнуть. Ладонь взмокла.

— Это вы подожгли? — спросил Убер. Макс не понял, что тот имеет в виду. Подожгли? Зачем?!

Мортусы переглянулись.

— Ага, — сказал тот, что с калашом. — Откуда знаешь?

Тот из мортусов, что повыше ростом, поднял «Макаров» стволом в потолок. Стянул респиратор с лица. Мать моя женщина, — подумал Макс. — Это же…

— Привет, босс! — сказал мортус. У него оказалась гнусная физиономия с кривым носом и бородавками на щеке. И мерзкая совершенно улыбка. — Не узнал, что ли?

Долгое мгновение… Макс выругался от облегчения.

— Хаммер! Вот ты сволочь, а? Ну вы меня купили, ребята.

Убер хмыкнул. Макс ткнул рукой в фальшивых «мортусов», затем в скинхеда.

— Убер, это свои. Свои, это Убер.

Скинхед запрокинул голову и расхохотался.

* * *

Дым стелился под потолком, заворачивался синеватыми клубами. Дрезина монотонно стучала. Видимость упала. Пожар был в соседнем туннеле, но и здесь дыма хватало.

В горле начало першить.

— Маски, — напомнил Убер. — Они должны быть в ящике под сиденьем. Живее, пацаны! Ну же!

К счастью, у мортусов кроме респираторов оказались и изолирующие противогазы. Едва беглецы успели их надеть, как дрезина въехала в особенно густой дым. Не видно ни черта.

Хаммер сидел на рычагах управления — второй «мортус», его звали Костей, молчаливый коренастый парень, возился с мотором. Убер насвистывал. В общем, отличная компания могильщиков. Макс повертел в руках фонарь Скобли, передвинул рыжачок на включение. Щелк.

Световой луч в дыму выглядел толстым, будто подземный червь. И живым. Макс про огромного червя только слышал, но, говорят, их в метро уже много.

— Хороший фонарь, босс, — оценил Хаммер.

— Да.

— Откуда вы взяли дрезину? — полюбопытствовал Убер.

Хаммер неопределенно пожал плечами. Костян усмехнулся, но ничего не сказал. Ясно. Макс даже не стал уточнять.

Дрезина доехала до двухсотой отметки. Здесь горел фонарь, с толстых проводов свисали заросли темно-коричневой травы. Макс подумал, что поостерегся бы к ней прикасаться.

Здесь дыма уже не было, противогазы можно было снять.

Миновали блокпост. Охранник при виде дрезины приподнялся со стула и лениво помахал рукой. Зачем-то улыбнулся.

Лицо его напоминало лицо того типа, что толкнул Макса утром.

Черт.

Макс почувствовал знакомый зуд. В груди болело, словно внутри — стальная пружина. И вот ее сжимало, сжимало все это время, пока он был на Звездной — и теперь надо вовремя отпустить эту пружину, пока его, Макса, не порвало на фиг.

Макс приложил ладонь к груди и ощутил холод металла. Зуд стал сильнее.

Надо было взять у Хаммера оружие, подумал Макс.

Вскинуть пистолет и разрядить его прямо в эту улыбающуюся рожу. Два патрона. Вполне хватит, чтобы почувствовать себя лучше…

Чтобы пустота внутри стала не такой… пустой.

— Брат, — негромко позвал Убер.

— Да-да, — Макс спохватился и помахал охраннику рукой. Все в порядке, мол. Охранник с некоторым сомнением посмотрел на него. Потом еще постоял, глядя на дрезину, кивнул и повернулся спиной.

Дрезина въехала в неосвещенный туннель.

* * *

Макс помедлил. Не делай этого, сказал себе. Но в следующее мгновение уже спрыгнул — земля ударилась в пятки, шорох камней. Он с трудом удержал равновесие, выпрямился. Время, время. Быстрым шагом пошел к блокпосту.

— Босс, ты чего? — запоздало спросил Хаммер. Макс не обернулся, продолжая шагать.

Охранников было двое. Один, которого Макс до этого не видел, читал старый журнал с порнографией. При звуке шагов охранник поднял голову…

Макс сделал шаг и ударил его фонариком снизу вверх, в челюсть. Бум. Охранник рухнул вместе со стулом назад, журнал упал ему на лицо. Макс увидел на обложке девушку с огромной грудью. Второй охранник повернулся на звук. Глаза его расширились.

— Я тебе не кто-то, понял, урод?! — сказал Макс. Охранник побледнел, отшатнулся, рука потянулась к кобуре… Медленно. Слишком медленно. Разве можно быть таким рохлей? Макс ударил наотмашь — хруст. Брызги крови. Охранника развернуло. Макс перехватил фонарь двумя руками, словно топор, и обрушил его на затылок противника. Н-на!

Тот повалился — медленно, точно во сне.

Макс наклонился над телом. Охранник еще дышал. Вот урод! Макс замахнулся…

Ударил. Еще. И еще раз.

Брызги.

— Хватит! — Макса дернули за плечо. Он повернул голову, собираясь разбить башку следующему придурку… Что за торопыга снова?! Запястье Макса перехватили. Он взревел от ярости, вскочил на ноги…

Перед ним был Убер. Долгое мгновение они смотрели друг на друга.

— Пошли, — сказал скинхед негромко. — Нет времени.

Макс оглянулся. Охранник лежал в луже крови и стонал. Теперь он ничем не напоминал утреннего обидчика.

— Надо уходить, — повторил Убер.

Макс молча посмотрел на него, потом перевел взгляд на свою руку с фонариком. С длинного черного корпуса капала кровь. Стекло разбито, лампочка моргает. Макс разжал пальцы — фонарь упал на землю, закачался. Свет его, неровный, подрагивающий, упирался в черную брючину охранника. В качающемся свете было видно, как из-под тела вытекает темная жидкость.

Они с Убером добежали до дрезины, запрыгнули.

— Наконец-то! — Хаммер рванул рычаг. Под нарастающий вой двигателя и визг металла дрезина помчалась прочь от Звездной. Взлетели и рассыпались синие искры. Макс моргнул. Отсветы искр все так же мелькали, куда бы он ни посмотрел. Макс закрыл глаза. Пальцы дрожали.

Отпечатки искр мелькали даже с закрытыми веками.

— Дальше безбожники могут бродить, — зачем-то пояснил Хаммер.

— Знаю, — сказал Макс. Еще бы не знать. Банда грабителей и работорговцев, что называет себя «безбожниками», — вот причина, почему он оказался на Звездной. А мог ведь и к веганцам попасть. На самом деле: чистое везение.

И своевременная молитва богу-идиоту, видимо.

— Быстрее! — велел Макс, открыл глаза. — Да, этих… живых мертвецов… — он кивнул на брезентовые свертки. — Можно освободить. Теперь уже без разницы.

Конечно — после того, как он их выдал. Теперь дрезину придется оставить.

Костян перепрыгнул на прицеп, встал на колени, достал нож. Примерился, где резать.

— Только не ошибись свертком, — сказал Убер негромко. Костян в испуге отдернул руку, Хаммер заржал.

Скинхед ни о чем не спрашивал. Когда он передавал фляжку с водой, Макс заметил, что пальцы, обхватывающие помятый металл, без ногтей. Совсем. Просто уродливые розовые обрубки.

— Она скучает возле стойки… — запел Убер. Он прикрыл глаза, откинулся на сиденье. — В фартуке, с салфеточкой…

Макс приложил фляжку к губам, сделал глоток. Дрезина стучала. Под противный скрип металла и негромкий блюз они въезжали в вязкую глухую черноту.

— Как конфетка… что ты здесь забыла, деточка…[1] Что-то ни черта мой голос не подходит для блюзов, — сказал Убер негромко.

— Нормально, — Хаммер почесал ухо, сплюнул. — Ори дальше.

* * *

Лучи фонарей высвечивали тюбинги, заросшие бурой массой вроде губки. Местами ее было столько, что казалось, потолок дышит.

— Не люблю туннели, — Хаммер поежился. — У меня от них мурашки по спине и это… отлить все время хочется.

— Так иди и отлей, — сказал Убер насмешливо.

— Не могу… я когда нервничаю, не получается.

Через полчаса добрались до места. Крррк. Дрезина остановилась.

Хаммер спрыгнул на землю и кинулся в темноту. Через несколько мгновений там раздалось бодрое журчание, а по прошествии времени — долгого времени — довольный вздох.

— Кайф, — сказал Хаммер, возвратившись.

— Рад за тебя, — Убер хмыкнул. — А чего встали?

— Так это… приехали.

— Куда?

Костян молча поднял фонарик и осветил ржавую металлическую дверь с надписью: «ВШ-300. Служебное. ВХОД ЗАПРЕЩЕН».

Вентиляционная шахта номер триста. Круглое число.

Внутри царил мрак. Хаммер принес из дрезины и зажег карбидную лампу — трепещущий желтый свет залил помещение. Оно выглядело заброшенным. Когда-то его успели разграбить: стены ободраны, инструментальные ящики вскрыты. Разруха. Трубы покрыты толстым слоем ржавчины и наростами грязи. Циферблаты с разбитыми стеклами, запыленные. В углу свалены противогазы с хоботами, похожие на кладбище червяков, которым зачем-то перерезали горло.

Вообще, после Катастрофы такие помещения через одно. Ладно, хоть крыс здесь нет. Или есть?

Хаммер разыскал под завалами хлама тайник, начал вытаскивать свертки. Одежда, снаряжение, всего понемногу. Фонари, спички, веревки. Ножи. Запасные противогазы.

Убер оглядел противогаз, наклонил голову, пытаясь прочитать при таком свете маркировку на донышке фильтра. Крякнул. Зачем-то взял фильтр и встряхнул — внутри брякнуло. Ухмыльнулся.

— Пойдем поверху? — спросил он. — Лучше бы так.

Макс покачал головой. Соваться на поверхность? Спасибо, на то есть сумасшедшие сталкеры. Психи.

— А чего тогда? — Убер почесал лоб, зевнул. — Кстати! Жрать-го как охота… Прямо хоть возвращайся к ужину.

— Хаммер, — сказал Макс. Фальшивый мортус кивнул.

— Намек понял, босс. Ща сообразим.

При виде толстых банок довоенной тушенки — белорусской, судя по наклейкам — беглецы оживились. Макс сглотнул, в животе заурчало. Красота и пир. Хаммер воткнул нож в крышку, надавил — по воздуху поплыл невероятный мясной дух.

Костян выдал всем алюминиевые ложки. Некоторое время в комнате ВШ слышалось только чавканье и скрежет ложек по жести.

— Расскажите мне новости, — попросил Макс, орудуя ложкой. — А то я тут совсем одичал. Что в мире нового?

Костя с Хаммером переглянулись.

— А ты не слышал, босс? — Хаммер почесал ухо. — Разогнали тут недавно секту людоедов.

— Кого?

— Людоедов. Они, короче, людей выводили из метро и там жрали.

Макс выловил кусок мяса из банки, закинул в рот, проглотил, почти не жуя. Даже руки трясутся, так нормальной еды хочется…

— Зачем? — Макс облизал ложку. Вкусно, вкусно, вкусно.

— Что зачем?

— Зачем выводили? В самом метро нельзя было жрать?

Хаммер задумался. Пожал плечами.

— Видимо, на свежем воздухе человечина вкуснее. Не знаю, босс. Да и не в том фишка. В общем, жрали они себе людей, никого не трогали, но тут один суровый мужик, настоящий «челябинец», решил, что не фиг людёв жрать. Принципиальный. Ну, сходил и разобрался с ними. Тараном его зовут, может, слышал, босс?

— Слышал, — кивнул Макс. — Крутой мужик, говорят.

— А заодно этот типа герой притащил нам туеву хучу новых проблем.

Хаммер пересказал байки, что, мол, буровая платформа дрейфовала в море, а теперь пристала к берегу и наладила связь с метро. И народ к ним попер из подземелий. И что там, говорят, еще целый остров — на поверхности.

Интересная фигня.

— Теперь надо думать, чего делать с этими, на платформе… к ним народ потянулся, все хотят жить в тепле и сытости. У нас тоже несколько человек ушли. Просто уходят. Просыпаешься, а кто-то еще исчез. Я вот что подумал, босс. Скоро мы будем жить наверху. Все.

— Ну-ну, — сказал Макс. — Посмотрим.

Новые перспективы. Платформа с технологиями, выход на поверхность… Да, надо подумать.

После настоящей, сытной еды потянуло в сон.

— Через двадцать минут выступаем, — приказал Макс. — Кто хочет отдохнуть, — он зевнул с рычанием: — о-о-отдыхайте.

* * *

Когда остальные занялись своими делами, Макс присел рядом с Хаммером. Сказал тихо:

— Там теперь кто рулит? На Нарве?

Хаммер помедлил.

— Я задал вопрос, — Макс прищурился. — Ну!

— Цвейг.

Макс не сдержался, щелкнул пальцами. Все-таки руки — это зеркало человека, смотри на руки, всегда увидишь, когда человек врет. На Макса уставились удивленные Лебедев и Костян, даже Сашик поднял голову.

Он помахал рукой — ничего, ничего, задумался просто.

— Надо было с ним разобраться, — сказал он медленно. Хаммер открыл рот. — Ладно, еще встретимся.

Челюсти Хаммера со стуком захлопнулись. Макс похлопал его по плечу — все нормально. Зато теперь понятно, кому был выгоден тот налет. Бедный Бухгалтер, попал под раздачу…

Спать. Макс закрыл глаза на одно мгновение, а в следующее его уже трясли за плечо.

— Босс, просыпайся, — над ним склонился Хаммер. — Ты уже полчаса дрыхнешь.

Макс мучительно потянулся, зевнул.

— А где Убер?

— Фашист твой, что ли? — Хаммер мотнул головой в сторону двери шлюза. — Там он. Брякнул, что хочет проверить герму.

— Герму?

Другими словами, Убер хочет проверить, можно ли выбраться наружу через ствол вентшахты. Макс покачал головой. Неугомонный тип.

Дверь скрипнула. Мелькнул луч фонарика — резкий, ослепляющий. Убер вернулся.

— Фигня. Лестница сгнила, висит на соплях. Но можно попробовать. Здесь не так высоко — метров тридцать, может, чуть больше. Короче, если упадешь, лепешка будет небольшая. Не сильно забрызгает.

Хаммер заржал.

— Значит, пойдем, как планировали, — Макс выпрямился. — Оружие вы принесли?

«Мортусы» переглянулись.

— Обижаешь, — сказал Хаммер и вдруг замялся. — Босс!

— Что?

— Такое дело… ну, ты понимаешь… у тебя вроде днюха недавно была…

Ага. Как раз когда он сидел в карцере. Отличный был день рождения наедине с собой. Макс оглядел обоих «мортусов», вздохнул:

— Давайте уже, колитесь.

— У нас для тебя подарок, босс, — сказал Костян.

— Ага, — согласился Хаммер. — Зацени, что у нас есть! Костян, давай.

Тот кивнул. Достал из тайника еще один сверток, развернул и вытащил куртку. Из коричневой потертой кожи, с манжетами. С нашивкой в виде крылышек на груди.

Вот черт, подумал Макс.

Лётная куртка обхватила плечи — привычно и тепло. Как старый надежный друг. Друг, который никогда не предаст. Макс медленно застегнул молнию, выпрямился…

Отлично.

— Хорошо смотришься, босс.

— Оружие?

Костян вручил ему пистолет — «грач» девять миллиметров с магазином на шестнадцать патронов. Хорошая штука, хотя и тяжеловат. Макс оттянул затвор, убедился, что патрон в стволе. Поставил пистолет на предохранитель и сунул за ремень сзади. Теперь все зашибись.

Молодцы стояли и улыбались, сволочи.

— Ну как, босс?

— В самый раз, — Макс кивнул. — Спасибо, пацаны.

— Ну, ничего себе, — голос скинхеда. Убер подошел к Максу — выше его почти на голову. Макс ждал продолжения.

Убер некоторое время разглядывал его, словно видел впервые.

— То есть, ты и есть — крутой перец? — наконец поинтересовался скинхед. — Я тебя по-другому представлял.

Макс поднял брови. Что?

— Ты — Лётчик? — спросил Убер напрямую.

Макс помедлил. Вынул из внутреннего кармана жестяную коробку, открыл, выбрал самокрутку. Сунул ее в рот. Теперь — зажигалка. Щелк! Пшш. Макс втянул в себя теплый дым. Хорошо. Он выдохнул, протянул портсигар скинхеду — угощайся.

Тот продолжал смотреть на Макса, не мигая. Светлые глаза.

— Да, я Лётчик, — сказал Макс негромко. От первой затяжки после долгого воздержания закружилась голова. Настоящий табак-самосад. Мощный, как атомная бомба. Кайф. Такое ощущение, что внутри головы медленно распускаются два крошечных ядерных грибка. — А что?

— Знаешь, брат. Мне нравится твоя куртка, — Убер покачал головой. — Я уже лет сто в «бомберах» не ходил, но куртка отличная.

— Куртка? Причем тут куртка?

— Просто она мне нравится. — Скинхед поднял взгляд, окатив Макса холодным голубым светом. — А вот ты в ней — не очень. Что-то в тебе изменилось, брат. Я пока ни фига не понимаю, что именно… но явно не к лучшему.

Напряжение повисло в воздухе.

— Врезать ему, босс? — спросил Хаммер. Убер с интересом посмотрел на него, на пистолет в его руке и хмыкнул. В глазах скинхеда загорелся недобрый огонек.

— Надорвешься, — сказал Макс. — И вообще мы все здесь друзья. Я понятно выражаюсь? Хаммер?

Хаммер нехотя кивнул.

— Убер?

Скинхед ухмыльнулся.

— Почему нет, брат?

— Вот того, — Макс выпрямился. — Пора двигать отсюда.

* * *

Дрезину пришлось оставить. Любой патруль опознает в ней дрезину мортусов, а это равно смертному приговору.

Пошли пешком.

Лучи фонарей колебались, выхватывали из черноты то кусок рельсы, то ржавые скобы, то обрывки проводов, обросших мхом. Иногда Максу казалось, что он что-то видит. Нечто мелькает там, в глубине туннеля. Но это был обман зрения. Звуки шагов казались необычайно громкими…

Шорох камней под подошвами.

Кряхтение профессора Лебедева. Сосредоточенное сопение Сашика. Свистящее дыхание Хаммера.

Интересно, что только Убера Макс не слышал. Совсем. Скинхед двигался абсолютно бесшумно. Хотя был и самым рослым, и самым больным…

Макса тронули за плечо. Он вздрогнул.

— Там что-то есть, — сказал Убер негромко.

— Где?

— Впереди. Какая-то фигня, брат.

Даже если там и была какая-то фигня, Макс ее не видел и не слышал.

— Знаешь?

— Не совсем… чувствую.

Макс чуть не выругался. Чувствует он! Впрочем, береженого бог бережет… даже если этот бог — идиот.

— Хаммер, проверь.

— Эй, там! — сделал шаг вперед Хаммер, поднял пистолет. — Чего надо?

Тишина. Темнота молчала.

Макс махнул рукой — можно идти дальше… как тут случилось.

Вспышка! Грохот выстрела. Пуля взвизгнула над головами, ушла куда-то вдаль по туннелю. Искры.

Полуослепшие беглецы бросились на землю, залегли между рельсов, пытаясь стать меньше. Хаммер выстрелил в ответ — наугад. В ушах зазвенело.

— Вырубай фонари! — приказал Макс шепотом. — Выру…

Один фонарь погас. Второй продолжал светить, пуля щелкнула рядом с ним, разбросав осколки. Макс невольно вздрогнул — ему оцарапало щеку. Выстрел. Еще одна пуля щелкнула рядом, с визгом улетела дальше. Фонарь лежал в полуметре от Макса, но протянуть руку и выключить — нет, лучше в другой раз.

Он отполз назад.

— Нас обложили! — зашептал Хаммер ему на ухо. — Суки! Суки! Я живым не дамся!

Макс поморщился, дернул плечом.

— Перестань истерить, Хаммер. Если бы нас хотели пристрелить, они бы уже это сделали.

Хаммер замолчал.

— А чего они? — сказал он с обидой в голосе. Макс даже не нашелся, что ответить. Действительно, чего они? Стреляют еще!

— Тихо, — приказал Макс шепотом. — Заткнулись.

Они лежали в полной темноте на рельсах и ждали. Тишина. Макс чувствовал сырой запах туннеля, слышал дыхание товарищей. В звенящей гулкой темноте оно казалось чудовищно громким. Больше выстрелов не было.

— Назад, — приказал он шепотом. — Отползаем. Цигель, цигель, ай лю-лю. По моей команде стреляем и уходим. Раз, два… три! Огонь!

Макс выстрелил, перекатился влево. Еще раз… Рядом выстрелил Хаммер. Все, хватит. Сейчас будем отступать…

— Эй вы, придурки! — донесся глухой голос. — Я знаю, что вы там. Сдавайтесь!

Беглецы переглянулись.

— А если мы не хотим?! — крикнул в ответ Убер.

Озадаченное молчание.

— Тогда идите на х… гмм. В смысле, шлите сюда парламентера! — там решили, наконец, сложную проблему. — Будем разговаривать… если не врете.

«Если не врете». Идиотизм какой-то.

— Отползаем, отползаем, — шепотом велел Макс. — Медленно и красиво.

В подавленном состоянии они вернулись в ВШ-300. Попадали без сил. Никто не разговаривал. Свет карбидной лампы уже не казался уютным. Он казался… затравленным, грязным и болезненным. Их прижали. Выход в сторону Московской перекрыт. Обратно на Звездную нельзя. Идти по поверхности — лестница сгнила, к тому же банально не хватит оружия. Даже Уберу нечего дать.

Сунуться же безоружным на поверхность — чистое безумие. Там и вооруженных до зубов сталкеров, бывает, съедают вместе с броней и боеприпасами…

…А патроны, наверное, так забавно хрустят на зубах латунью.

Макс быстро встал, прошелся по комнате. Замер, чувствуя себя зверем в загоне. Тоже мне, Лётчик. Тоже мне, вожак Нарвы…

Что делать? Что делать?

Что, червь сожри, мне теперь делать?!

Бог-идиот, помоги мне. Макс закрыл глаза, беззвучно позвал. Помоги мне… помоги нам… помоги мне…

— Конечно! — Убер проснулся. — Как я сразу не сообразил. Слушай, брат, тут вот какая фигня. Я видел на одной старой карте. Эх, черт, придется по памяти… Короче, тут на самом деле не два туннеля от Звезды до Московской. А на один больше…

— Чего?

Убер вскочил на ноги.

— Стопудово! На самом деле здесь есть третий туннель. Заброшенный. До катастрофы он считался тупиком, потому что там примерно до половины — разобраны рельсы. Сейчас им, думаю, мало кто пользуется, тут же в основном на дрезинах ездят. Короче, нам надо идти обратно в сторону Звездной, а потом свернуть. Где-то должна быть сбойка. Я уверен.

— Уверен он! — Макс хотел поворчать, но вдруг понял, что это вариант. Именно. Вернуться обратно. «И нарваться на погоню? Впрочем, если нас еще не догнали — возможно, погони вообще нет? Может, мы погибли при пожаре, а наши тела забрали мортусы… Хороший вариант».

Черт, вспомнил он. А фонарь-то был Скоблин. Тот, что остался на блокпосту.

Так что никаких иллюзий. Они знают, что мы живы.

Макс поднялся. Проверил, на месте ли пистолет (на месте), махнул рукой.

— Все, двигаем в другую сторону. Быстрее. Профессор, Сашик! Живо! Что, мне вас пинками гнать?! Бегом!

* * *

И все равно они не успели. Макс понял это слишком поздно.

Вспыхнул свет.

Беглецы, прикрывая глаза руками, повалились на землю. Убер негромко выругался.

— Эй, вы! Там, в туннеле! — раздался усиленный металлом голос. — Высылайте человека, будем говорить.

Макс едва не расхохотался. Нарочно не придумаешь. Стоило им шарахнуться в другую сторону — и здесь тоже предлагают вести переговоры. День дипломатии, явно.

Возвращаемся.

Снова чертова ВШ. Трехсотая, родная. Со сгнившей лестницей наверх.

— Что будем делать, босс? — Хаммер поковырял в ухе, сплюнул. Вытер пальцы о куртку. Убер насмешливо окинул его взглядом:

— Вот за что я тебя ценю, так это за непринужденность в обществе.

— Че-е?

— Может, стоит пойти им навстречу? — предложил Лебедев.

— Только что ходили… — Макс качнул головой.

Профессор откашлялся.

— Я имею в виду: в переносном смысле. Согласиться на переговоры и узнать, что они предложат.

— А, вы про это. Нечего с ними говорить, — Убер повернулся к Максу: — Брат, не стоит. Лучше я лестницу проверю.

Макс поднялся. Всегда можно найти выход. Люди — твари, нет сомнений, но даже с тварями можно поискать варианты. А вот на поверхности твари обычно малоразговорчивы…

Скинхед посмотрел на него, глаза его в полутьме мерцали. Убер медленно кивнул:

— Ладно. Я понял. Оружие оставь, брат. Эй, дайте ему что-нибудь белое!

— Вот эта фигня подойдет? — спросил Хаммер.

— Чего?

Хаммер протянул Максу белый шарф из белой текучей материи. Макс с удивлением узнал в этом собственный парадный шарф. Интересные дела. Откуда он у Хаммера?

— Шелк, — сказал Убер. — Даже не верится. Скорее всего, синтетический, хотя хрен его знает… может, и настоящий. Знаешь, друг, я бы на твоем месте завел себе костюмчик из шелка.

— Это почему? — насторожился Хаммер.

Убер насмешливо оглядел «летуна», фыркнул.

— А чтоб вши не заводились. Они почему-то шелк не переносят.

Пока Хаммер переваривал сказанное, Убер повернулся к Максу:

— Ладно, брат. Извини. Ты переговори, а я попробую пока разобраться с выходом на поверхность. Запасной вариант нам бы точно не помешал.

Макс помедлил и кивнул.

* * *

— Ведите себя прилично, Убер! — профессор внезапно перешел на фальцет: — Что это вообще за собачья кличка? Как ваше человеческое имя, позвольте узнать?!

Убер посмотрел на него. На физиономии скинхеда появилось странное выражение.

— Дурак вы все-таки, профессор, хоть и умный. Ни хрена вы в людях не понимаете.

— А вы… ты… — профессор даже не сразу нашелся, что ответить: — Вы — фашист!

Пауза. Скинхед заржал. Звук гулко раскатился по туннелю. Убер тут же зажал себе рот ладонью, но остановиться не мог. Сидел и подергивался, как в припадке.

— Это вы зря, ироф, — сказал Убер, вытирая слезы. — Впрочем, я сейчас не в настроении объяснять разницу между красным скином вроде меня и наци-скинами. Хотя нет, сейчас я уже усталый и сдержанный… Да. А вот до этого бывали досадные происшествия. С теми, кто называл меня «фашистом». Ну, что-нибудь еще скажете, проф?

Профессор молчал. Сашик вновь начал подвывать, глядя на Убера. Тот сплюнул и отошел.

— Интересно, как там босс? — Хаммер почесал голову, грязные волосы блестели в полутьме.

Убер вздохнул.

— Да, мне тоже интересно.

Шаги Макса давно стихли вдали. На панели управления остался лежать пистолет «грач», выложенный Максом. Холодный блеск металла.

Убер посмотрел на пистолет, зачем-то потрогал лоб и начал насвистывать…

* * *

Макс опустил белый шарф — знак перемирия. В лицо ему перестали светить фонарем — Макс зажмурился, заморгал. Глаза слезились.

Его обыскали, провели к темной фигуре. Невысокий человек шагнул навстречу, протянул руку.

— Рад вас снова видеть, Максим Александрович, — сказал человек.

Макс узнал его скорее по голосу.

— Директор?

— Что делать! — Директор засмеялся. — Виновен. Все приходится решать самому.

Резь в глазах постепенно проходила. В окружении повелителя Звездной Макс увидел несколько знакомых лиц. В основном воспитатели и охранники. И еще один тип — его даже человеком назвать можно было с трудом. Хунта. Огромный «нянечка» смотрел на Макса сверху вниз.

— Чем вы его кормите? — спросил Макс.

Хунта хмыкнул.

— Я сам ем. Разных придурков, вроде тебя.

— Ага, я так и понял. И даже знаю, с какого места начинаешь.

— Ну-ну, не надо обижать друг друга, — Директор был в хорошем настроении. — Все-таки мы старые друзья, верно?

— Не сомневаюсь, — сказал Макс.

Хунта осклабился. Вонючая бездонная пасть. Макс опять вспомнил зверя за стеклянной стеной. Смерил «нянечку» взглядом. Здоровый, как ни крути…

Зато долго будет падать. И больно ударится.

— К делу. Вам лучше сдаться, — сказал Директор. — Как думаете?

Макс очнулся.

— Зачем мне это? — он пожал плечами. — Я уже почти на свободе.

— Насколько понимаю, именно «почти» здесь ключевое слово, — Директор улыбнулся. — Вы же не всерьез думаете, что мы вас просто отпустим? Да будет свет! — он махнул рукой.

Макс повернул голову и чертыхнулся.

Он едва успел прикрыть глаза ладонью. Блин! Все равно глаза обожгло, выступили слезы. В туннеле вспыхнул прожектор. Волна света прокатилась по тюбингам, вычищая добела, делая беззащитными…

Насколько понимал Макс, у «нянечек» мог быть и пулемет. Впрочем, достаточно и пары автоматов. В туннеле беглецы будут как на ладони. Прав был Убер, надо было уходить по поверхности…

Да что уж теперь.

— Тогда зачем этот фарс с переговорами?

Директор растянул тонкие губы.

— Возможно, вы знаете что-то, чего не знаю я. Вы слишком уверены в себе, Максим. Это интригует.

Макс помолчал. Похоже, скрываться больше не имеет смысла.

— Вам о чем-нибудь говорит эта куртка, Директор?

Директор некоторое время с недоумением разглядывал Макса. Потом заметил на его груди нашивку с крылышками. Лицо его на мгновение дрогнуло.

— Это то, что я….

— Верно, Директор. Это летная куртка, — сказал Макс. — Я с Нарвской. Обычно меня называют Лётчиком.

— Это понятно, — начал было Директор, но Макс перебил:

— Вы не поняли, Директор. Лётчик — это мое имя.

Пауза.

— Значит, вы — тот самый, — глава Звездной смотрел с интересом. — Знаменитый глава «летунов». А вы легендарная личность, Максим, вы знаете? Чертовщина, я прямо не ожидал. Дайте мне минуту… я должен подумать. Впрочем, я уже решил.

— Что именно?

Теперь на лице Директора было написано сочувствие.

— Мне придется вас расстрелять, Максим. Очень жаль. Приятно было познакомиться.

— Что? — такого Макс не ожидал. — Но… почему?

— А зачем вы мне?

— Не понял.

Директор изогнул тонкие губы в улыбке.

— Если я заберу вас обратно, то получу всего лишь еще одного воспитуемого. Который, к тому же, будет всячески подрывать дисциплину. Так зачем мне такой, простите за прямоту, геморрой?

— Мда, — сказал Макс. — Незадача. И что будем делать?

Вынести бы тебе мозги, подумал он. Жаль, что я не сделал этого тогда, в кабинете…

— Думаю, есть вариант, — Директор поднял указательный палец. — Да-да, это вполне возможно.

— И какой же?

— Помочь вам.

Макс решил, что ослышался.

— Даже так?

— Это лучше всего. Убив вас, я получаю только труп. А помогая вам, вступаю в дипломатические отношения с главой целой станции.

Это меняло дело. Даже больше, чем меняло.

— На Нарве сейчас другой глава, — напомнил Макс.

— Временно, все временно, — Директор покачал головой. — Я в вас верю, господин Лётчик, — он поднял взгляд, редкие волосы упали на выпуклый лоб. — Поэтому предлагаю помощь и поддержку от имени Звездной. Я совершенно серьезен. Когда вы захватите власть…

— Кхм.

— Простите, — исправился Директор. — Когда вы восстановите на Нарвской справедливость и демократию, у вас будет на одного друга больше. И, смею надеяться, у меня тоже. Что скажете? Дать вам время подумать?

Пауза.

— Это возможно, — медленно сказал Макс. — Ваши условия?

— Это мы еще обсудим. Что до остальных, — Директор помедлил, провел пальцем по верхней губе. — Они… как бы это сказать поделикатней… Они живы?

Макс наклонил голову к плечу.

— Что?

Директора это не смутило.

— Понимаете… Только не обижайтесь, господин Лётчик. Я слышал, вы любите убивать людей.

Макс сжал зубы. Не твое собачье дело, подумал он в раздражении.

Перед глазами опять встали пленные кировцы. Приставляешь пистолет к затылку, жмешь на спуск… Банг! Банг!

Брызги крови. Медленно валящиеся тела. Катящаяся гильза.

Банг!

Макс выпрямился.

— Если они это заслужили.

— Конечно, конечно, — вокруг глаз Директора собрались морщинки. — Но вы не думали, что они могли бы понести наказание… по-другому? Мы понимаем друг друга?

Макс переступил с ноги на ногу. Потом понял: конечно, пленные кировцы…

— Вам нужны работники?

— Трупы мне не нужны точно, — Директор улыбнулся. — Трупы обычно плохо копают. Так мы договорились?

Макс поднял голову, посмотрел туда, откуда бил беспощадный свет прожектора. А в любой момент могла ударить очередь.

— Пожалуй, — сказал он. — Что-то еще?

— Всего одно маленькое условие…

Макс помолчал. Кажется, сейчас будет заключен договор с дьяволом.

— Слушаю вас, господин Директор.

* * *

— Смех без причины — признак дурач… хорошей травы, — сказал Хаммер. Засмеялся мелко и пронзительно. Из глубины ВШ ответило гулкое эхо. Макс покачал головой. Придурок. Поговаривали, что Хаммер сидит на грибах — тех самых, с Дыбенко.

— Спите? — Макс огляделся. Профессор Лебедев, Костя и смотрели на него с тревогой. Даже Сашик перестал возиться в грязи.

— Чем закончилось? — спросил профессор.

Макс невольно вздрогнул, хотя и был готов к этому вопросу.

— Все отлично, — сказал он: — Нам дают уйти.

Профессор расцвел на глазах. Поверил. Макс почувствовал тошноту. Люди верят, потому что — хотят верить. А единственный человек, который может его расколоть… кстати!

— А где Убер?

— Вашему другу стало плохо, — пояснил Лебедев. Лучевая, сообразил Макс. Новый приступ, ага.

— Отлично, — усилием воли он заставил себя улыбнуться. — Так даже лучше.

Профессор захлопал глазами.

— О… отлично? — он даже привстал. — Что это значит?

Макс не ответил. В первый момент ему показалось, что пистолета на месте нет… но он был. Прекрасно. Макс медленно поднял «грач» (пистолет казался тяжелым, как свинцовая плита). Повернулся и направил пистолет на Лебедева.

— Мне очень жаль, профессор. Поднимите руки, пожалуйста.

Профессор заморгал.

— Максим, вы шутите?

— Руки поднять, я сказал! — Макса накрыла волна ярости.

Профессора и Сашика взяли тепленькими. Впрочем, какое тут сопротивление? — Макс поморщился. Старик и калека. К сожалению, с Убером вряд ли будет все так просто.

— Зачем вы это делаете, Максим? — спросил профессор, вытирая кровь с губ.

Макс пожал плечами.

— Какая вам разница?

— Я считал вас хорошим человеком.

— Вы ошибались, — жестко сказал Макс. — Ничего-то вы в людях не понимаете. Хаммер, займись ими, будь добр.

Пленников спеленали, бросили на пол, как мешки с породой. Макс почувствовал запоздалую злость — и ненависть к себе, к Директору, к тому, что приходится делать. Вспышка. Он взял себя в руки. Держаться, проклятый ублюдок, еще не все сделано…

Макс повернул голову. На него смотрел Сашик, дурачок — в круглых бессмысленных глазах застыл испуг. Застигнутый врасплох, Макс неловко улыбнулся…

Сашик вдруг завыл. Громко и противно, как умел только он. Хаммер тут же ударил дурачка по затылку. Раз! Вой прекратился.

— Дебила тоже отдадим? — Хаммер почесал стволом «Макарова» за ухом.

— А что, у тебя проснулись к нему отеческие чувства?

— Ну… нет. Не знаю. Жалко его, что ли.

Макс поднял руку. Тихо вы! Если Убер услышал вой Сашика и сообразил, что происходит, он постарается уйти.

Или нет?

«Ни хрена вы в людях не понимаете, профессор». А что понимает сам Убер?

А что понимаю я? — Макс не знал.

— Посади их там, в тени, — велел Хаммеру. Мортус показал ладонью по горлу — мол, порешим? Макс дернул щекой. Жестами показал: придурок, не вздумай. В следующий момент он услышал глухое негромкое «кха, кхха». Убер.

— Он возвращается, — понял Макс. — Хаммер, Костян… по местам!

Едва слышный звук шагов.

— А вы говорили, что он разбирается в людях… — сказал Лебедев.

Видимо, в глазах Макса что-то мелькнуло. Профессор отвернулся, замолчал.

— Убер возвращается не потому, что не понимает людей, — сказал Макс медленно. В груди болело. — Он возвращается потому, что слишком хорошо их понимает.

Макс проверил, чтобы до пистолета было легко дотянуться. Прикрыл его курткой.

— Хаммер, встань за дверью. Костян, приготовься.

Ждать пришлось недолго. Скрипнула ржавыми петлями дверь.

Убер шагнул из тамбура, выпрямился. При своем росте и крепком сложении — двигался он очень мягко и быстро. Даже изрядно отощав на коммунистических харчах, скинхед оставался опасным.

Макс шагнул ему навстречу, широко улыбнулся.

— Брат, есть дело. Забыл, какая у тебя группа крови?

Скинхед вздернул брови, но тут же сообразил, что попался. И даже успел вскинуть руку, защищаясь… Быстрая реакция, черт. В следующий момент Хаммер шагнул из-за двери и сильным ударом свалил Убера с ног.

— Лежать, сука! — заорал Хаммер.

На скинхеда наставили стволы.

— Поднимите его, — приказал Макс.

«Поплывшего» от удара скинхеда вздернули на колени.

— Тяжелый, блин, — Хаммер почесал бровь стволом пистолета. — А по виду не скажешь.

— Идите, — сказал Макс. — Этих возьмите с собой.

Пусть побудут в туннеле.

— Но, босс… — начал Хаммер.

— Валите, я сказал!

Остались один на один. Макс приставил «Макаров» к бритому затылку скинхеда. Большим пальцем взвел курок. Чик!

— Не дергайся, — велел он Уберу.

Макс помедлил. Раньше он бы просто нажал на спусковой крючок… Нажимаешь, пистолет делает «банг» — и тело валится вперед. Очень просто. Почему я медлю? — подумал Макс. — Неужели становлюсь сентиментальным?

Нельзя размякать. Люди — падальщики, стая павловских собак, они сожрут тебя, если заметят, что ты дал слабину.

Нельзя быть добрым в недобром мире.

Макс посмотрел на изуродованный шрамами затылок скинхеда. Стоит спустить курок, и пуля, пройдя сквозь кости черепа, развернется в свинцовый цветок и вынесет Уберу половину лица. И никаких голубых глаз, никакой насмешливой ухмылки не останется… только кровь и мозги.

Коктейль «Кровавая Мэри» по-туннельному.

— Убер, слышишь меня?

— Да, брат, — ответил тот, не оборачиваясь.

— Я сейчас выстрелю.

— О, — произнес Убер без всякой интонации.

— Что ты на это скажешь?

Убер подумал.

— Ни в чем себе не отказывай.

«Вот упрямый сукин сын!»

Макс прищурился, положил палец на спусковой крючок.

— А если серьезно? Назови мне причину, Убер. Одну-единственную. Почему мне не убить тебя?

Пауза. Макс почувствовал, что палец на спусковом крючке стал мокрым.

Убер хмыкнул, повернул голову:

— Очень просто. Пока тебя не было, я вынул из пистолета патроны.

* * *

В жизни каждого случаются моменты, когда он хочет все бросить и заорать «да пошли вы!».

Самое время. Да пошли вы, подумал Макс. Металл под пальцами — угловатый и холодный. Пластиковая накладка рукояти больно упирается в ладонь.

«Грач» разряжен?

Спокойно, приказал себе Макс. Думай. Ты всегда умел это делать. Пистолет действительно кажется слишком легким… но вдруг это блеф? Не стоит недооценивать Убера.

Макс плавно отступил на два шага. Потом произнес:

— Если бы ты это сделал, то вряд ли бы мне сказал, верно?

Молчание.

— Догадливый, — сказал Убер. И начал поворачиваться…

Макс вскинул пистолет, целясь в бритоголовую фигуру, и нажал на спуск. Металлический щелчок… Ничего! Совсем ничего.

А должно было разнести скину упрямую голову.

«Убер понимает в людях слишком хорошо».

— Что, брат, осечка? — Убер встал на ноги.

Макс, отступая, оттянул свободной рукой затвор… Патрона в стволе не было. Черт!

— Не это потерял?

Убер раскрыл ладонь. Оттуда высыпались металлические цилиндрики, со стуком раскатились по бетонному полу. Блеск металла.

Твою ж мать.

— Сюрприз! — сказал Убер и прыгнул. В следующий момент в голове Макса вспыхнул свет, в челюсти словно разорвалась граната. Лётчика повело, комната накренилась. Свет единственного фонаря вдруг поехал в сторону и в бок. Хороший удар. «Грач» вывалился из ладони… упал куда-то вниз, под ноги…

Макс дернул головой и устоял. Его вообще было трудно вырубить — даже такому опытному бойцу, как Убер.

Он упрямо мотнул головой и принял стойку. Блокировал локтем следующий удар, еще. Тупая боль в предплечьях. И сам перешел в контратаку. Работал на коротких прямых. Раз, два, три. Раз, два. Бей! Руки у Убера длиннее, поэтому надо быть ближе. Зато Макс здоровый и выносливый. И он меньше ростом при таком же весе. Бей!

Красный туман перед глазами.

Они остановились, чтобы перевести дыхание.

— Сдавайся, Лётчик, — сказал Убер хрипло. — Слышишь?

— Пошел ты.

— Сам пошел.

Прямо как мальчишки.

— Что теперь? — спросил Макс глухо.

— Теперь мы поговорим.

— Не выйдет, — Макс попытался улыбнуться, челюсть зверски болела. — Плевать я хотел на тебя и твои разговоры. Фашист хренов. Мозги бы тебе выбить к чертовой матери!

Макс сделал шаг назад. Под ботинком оказался патрон, нога подвернулась — едва не упал.

— Попробуй, — предложил Убер. — Или тебе для этого нужен пистолет?

Они одновременно посмотрели в ту сторону, где лежал «грач».

— Что, брат, хороший вопрос? — Убер усмехнулся. Макс кивнул и Ударил его ногой в колено — скинхед охнул. Нечестный прием, но эффективный.

В следующий момент Макс нырнул вниз, перекатился по полу, схватил пистолет. Раз! В пальцах уже был зажат патрон. Макс оттянул затвор — два! Вставить патрон в патронник. Черт, туго пошло… Три! Он отпустил затвор: клац! Четыре. Теперь можно стрелять. Макс мгновенно вскинул руку и прицелился в скинхеда.

— Убер, все кончено.

Тот оскалился, начал подниматься с колен… Пистолет смотрел ему прямо в широкий открытый лоб. Да, что б тебя, подумал Макс в сердцах.

— Убер, не надо. Убер?

Голубые глаза скинхеда горели.

Медленно и неумолимо, как огромный железный истукан, он встал и пошел на Макса.

— Сукин сын, я же тебя пристрелю… придурок чертов, остановись!

Бесполезно.

— Ты знаешь, с кем связался? — с интересом спросил Убер. — Ты, сука, не знаешь, с кем связался.

Макс сделал шаг назад, но — поздно.

Черт! Убер ударил его по руке, грохнул выстрел. Пуля ударила в потолок комнаты, взвизгнула, ушла в темноту. Труба воздуховода над головой загудела от попадания. От вспышки все вокруг замерцало, в ушах звон…

— Ты со скинами связался, понял?!

Пистолет вылетел. Звяк. Макс ударил правой, целя в челюсть Убера, но нарвался на жесткий блок. Руку Макса дернули вперед, он потерял равновесие…

В следующий момент Убер взял его на удушающий прием. Зараза! Макс рванулся. В глазах потемнело, мерцающий мир вокруг стремительно отдалился и начал заваливаться набок. Макс ударил по рукам Убера. Раз, другой — бесполезно. Не руки, железные канаты. Боль. Воздуха! Воздуха! Возду…

Темный провал.

В следующий момент он вдруг понял, что хватка на горле ослабла. Что за…

Воздух.

Макс судорожно вдохнул, закашлялся. И снова схватился за горло — теперь уже сам. Боль такая, словно глотаешь раскаленный металл. Чернота перед глазами пульсировала.

Почему он меня отпустил? — подумал Макс. Видеть толком он пока не мог.

Уберфюрер схватился за голову и заорал.

Спасибо богу-идиоту, подумал Макс. Очень вовремя.

В этот момент в дверь ворвались наконец проснувшиеся Хаммер с Костяном…

* * *

Убер снова закричал — хрипло, в надрыв. Схватился за голову. Вены страшно выступили на висках и на горле…

Зашелся в мучительном кашле. Урод.

Макс выпрямился. Облизнул губы. Они напоминали разбухшие от крови мешки. Лицо горело так, словно содрали кожу. Вот сукин сын, этот Убер. Всю рожу разбил.

Костян с Хаммером оглядывались, озадаченные.

Еще бы в следующем году появились. Тут их любимого Лётчика вовсю бьют, а они прохлаждаются… Макс охнул, скривился. Челюсть просто раскалывается на части, даже в затылке отдается.

— Босс, ты в порядке? — Хаммер помог ему встать прямо.

— Кхх… Да.

— А с ним что?

С Убером было плохо. Скинхед попытался встать на четвереньки, но не смог.

— Пистолет! — приказал Макс.

— А твой где? — удивился Хаммер.

— Блин, не спорь и дай мне пистолет.

Хаммер помедлил и передал ему «Макаров». Прохладный. Макс приложил пистолет к челюсти — и чуть не застонал от наслаждения. Да, так лучше. Определенно лучше. Холод металла успокаивал.

Макс присел на корточки перед скинхедом. Поллица онемело.

— Зачем ты вернулся, Убер? Ты же знал, что будет?

Тот с трудом сфокусировал взгляд на Максе. Белки красные, бровь рассечена.

— До… догадывался.

— Ну и зачем тогда?

Молчание. Убер вдруг улыбнулся. Через силу.

— А вдруг бы я ошибся? — светлые глаза скинхеда смотрели на Макса. — Знаешь, как иногда хочется ошибиться?

Трепещущий свет карбидки, глухой гул туннелей…

— Знаю, — сказал Макс.

* * *

— Я слышал, вы там, у себя на Нарве, поклоняетесь Сталину, — сказал Убер. — Слышь, ты, кривой нос! Это правда?

Хаммер задумался, повернулся к скинхеду.

— Ну… правда. И че?

— Сталин — отстой, — сказал Убер раздельно.

Хаммер с размаху ударил его ботинком в живот — скинхед согнулся. Хаммер выхватил «грач»…

— Нет! — приказал Макс. — Он тебя провоцирует.

Убер засмеялся. С трудом сел и прислонился спиной к стене. Откинул голову. Из рассеченной брови по лицу текла кровь.

— Выглядишь, как дерьмо, — Макс присел на корточки, заглянул ему в лицо. — Зачем ты это делаешь, Убер?

— Революция.

— Что?

Убер закашлялся, сплюнул кровью.

— Я говорю: всему миру нужна революция. Возможно, это единственный выход для нас. Для всего нашего чертового подземного сука рая точка ру.

— Да-а, — протянул Макс. — Хорошо тебя по башке стукнули.

Разбитые губы скинхеда изогнулись в усмешке.

— В точку, брат. А Сталин все-таки отстой.

Хаммер зарычал.

— Не обижай чужих богов, Убер… — посоветовал Макс. — Иначе они могут обидеть тебя в ответ… Пошлют какого-нибудь ангела мщения или кто у них там есть. Чего ты все время ржешь, придурок?!

— Я вспомнил, как меня однажды назвали «ангелом». И что случилось дальше.

— Дальше? — Макс вздернул подбородок. — И что же?

Убер внезапно перестал смеяться. Мертвые голубые глаза.

— Я их всех убил.

* * *

— А ты вообще мелкий тиран, Лётчик. Классический такой, из античной истории. Я ведь знаю, что этот ваш Сталин на Нарвской — это просто-напросто божок, чтобы держать население в узде. Опиум для народа, верно, брат? Скажи честно. Тебе ведь на фиг не нужна никакая революция, Лётчик? Ты просто готов брать прутик и сшибать те колосья, что чуть выше других.

— О чем ты?

— Была такая притча, брат. Приехал один греческий тиран в гости к другому — для обмена опытом. И спрашивает: как мне удержать власть? Чтобы меня, значит, собственные подданные не скинули. Другой тиран, что поопытней, вывел его в поле. Потом молча взял прутик и начал сшибать самые высокие колоски. Те, что возвышались над общей серой массой. Аналогия понятна?

— Еще бы. Тебе лучше?

Убер запрокинул голову и хрипло расхохотался.

— Я что-то очень смешное сказал?

— Нет. Просто представил, как ты щупаешь мне лоб, мол, нет ли температуры, поишь чаем. Вот скажи, брат. Какого черта ты со мной возишься? Это что, иудин поцелуй? Так он как-то чересчур затянулся. Нет?

Хаммер взвесил в ладонях «грач», посмотрел на Макса.

— Завалить его, босс?

— Хаммер, пошел вон, — устало сказал Макс. — Давай. Давай, иди прогуляйся. Убер, слышишь меня? Как ты?

Мучительный кашель.

— Тебе… хмм, какую версию? Матерную или простую?

Макс секунду подумал.

— Короткую.

— Фигово, брат.

* * *

Хаммер переступил с ноги на ногу.

— Чего тебе? — Макс поднял голову.

— Босс, а чего мы ждем? Отдадим их по быстрому и свалим.

Убер за его спиной хмыкнул. Хаммер резко повернулся, насуплено замолчал.

— А ты не понял, что ли? — Убер издевался. — Он время тянет. Чтобы там не думали, что он суетится. Верно, брат? Эх, носатый, ничего ты в диктаторах не понимаешь.

— Сам ты носатый, — огрызнулся Хаммер. Непроизвольным движением взялся за сломанный когда-то нос. — Босс, чего он говорит…

— Убер прав. Я тяну время.

— Э… — Хаммер даже растерялся, — а зачем?

Макс посмотрел на него, неприятно улыбнулся:

— Не твое дело. Поверь.

* * *

— Сколько времени?

Часы были только у Хаммера — крупные, с железным заржавленным браслетом.

— Пять сорок две.

— Ага, — сказал Макс. Значит, еще немного поболтаем.

Убер перевернулся на спину.

— Меня тут на свадьбу пригласили, представляешь? Так что извини, брат, но я обратно к «солнышкам» никак не могу. Не сейчас, брат. Некогда мне здесь задерживаться.

— Как ты вообще на «Звезде» оказался? — спросил Макс. — Ты же не местный.

— А они мне жизнь спасли. Точнее, не они сами, а диггеры ихние.

— Кто?

— Ну, эти… как их? Сталкеры. Все время забываю, что у вас, внизу, диггеры не по-людски называются. Короче. Меня там, на поверхности, одна зверушка так отделала, причем мимоходом, что я думал, костей не соберу. Вломила так, что мало не покажется. О, черт. Вспомнил. Я ведь с тобой на свадьбу опоздаю!

Пауза. Макс почесал затылок. Посмотрел на связанного и избитого Убера — места живого нет.

— А когда свадьба?

Убер лежа пожал плечами.

— Если бы знать, брат. Если бы знать… Про Ваську слыхать чего?

Макс поморгал. Васька… Василеостровская — это же другой конец метро? Далеко.

— Хаммер? — спросил он.

— Не знаю. Там свет, говорят, появился. Может, врут.

— Свет, — протянул Убер, лицо просветлело. — Свет — это хорошо. А про Мемова что слышно?

— Про Генерала-то? Ты где был? — Макс покачал головой. — Это даже я знаю. Убили его. На Ваське как раз и убили. Какой-то зверь с поверхности пробрался, ну и… в общем, сейчас в Альянсе другой чудила главный.

— Иван? — Убер оживился.

— Нет вроде… не помню, как зовут. Но новый точно.

— Почему люди так хотят жить? — спросил Убер в пространство. — А, брат?

Макс хмыкнул.

— А ты?

— Что я?

— Ты хочешь жить, Убер?

Скинхед ухмыльнулся.

— Я верю в бусидо.

— Что за хрень? — слово было знакомое. Кажется, он где-то его уже слышал. Но где?

— Кодекс идиотского самурая. Каждый день будь готов к смерти. Как будто ты уже умер, а твой труп трахнули и закопали. Короче. Пусть страх смерти не влияет на твои решения. И все такое. Вот ты — летчик, ты должен был это знать.

Макс поднял брови.

— Какой на фиг летчик, Убер, о чем ты? Я учился в Выборге, в вертолетном училище. Механик-ремонтник по специальности. Никакой я на фиг не пилот, веришь? А это… — Макс показал на форму, — это хорошая вещь. У меня еще синяя форма есть. С золотом и погонами. Настоящий комплект пилота первого класса. Очень помогает с имиджем.

— Понимаю, брат, понимаю… А хорошо лежим, а?

Макс поднялся с колен, отряхнулся. Хорошо, летной куртке сносу нет, а то бы в последней драке ее точно порвали. Свет карбидки казался траурным.

— Сколько сейчас времени? — спросил он у Хаммера.

— Шесть тридцать, босс.

Макс кивнул.

— Все, хватит отдыхать. Выводим их.

* * *

Лучи фонарей осветили пути с ржавыми рельсами. Дрезина стояла тут по-прежнему — как свидетель их преступления. Интересно, где настоящие мортусы?

Сашик заартачился. Максу было это знакомо — обычные капризы, профессор бы справился без труда. Утренние процедуры.

«Подержите Сашика, пожалуйста».

— Ты, зараза, — Хаммер потер ладонь. — Дебил чертов!

Сашик вцепился ему в руку.

— Он меня укусил! — возмутился Хаммер. — Ай, зараза… пальцы… ааа! — он замахнулся и отвесил Сашику затрещину. Бум! Белобрысая голова мотнулась. Сашик завыл.

— Хаммер, перестаньте! — это профессор.

Сашик неловко вывернулся из рук Хаммера — и вдруг побежал. Неожиданно красиво. Легко. Свободно. Он бежал в глубь туннеля, руки связаны за спиной…

Хаммер бросился за ним, споткнулся. С руганью вскочил и вскинул пистолет.

— Не стреляй! — крикнул Макс, но опоздал.

БАХ.

Выстрел. Тугая вспышка разорвала темноту…

В первый момент показалось, что Хаммер промахнулся. Сашик продолжал бежать. Свободный, красивый. Скоро он скроется в темноте, ищи его потом. И вдруг его траектория начала отклоняться от прямой… сильнее, сильнее… вот он уже бежит, виляя… заваливается, спотыкается… Что сейчас будет? — подумал Макс.

Сашик упал.

И остался лежать. Молчание. Макс повернулся к Хаммеру:

— Зачем?

Тот выглядел растерянным. Почесал затылок.

— Я думал, не попаду.

Профессор разом опустился на землю, словно из него вынули все кости. Очки на носу сидели криво.

— Я… — сказал он. — Я… как же так? Мальчик мой. Где же справедливость?! Где? Где?! Где, я спрашиваю?!! — страшно закричал Лебедев и вдруг разрыдался.

* * *

— Эй, кривой! — Убер встал. — Ты зачем убил Форреста Гампа?!

— Чего?

Удар головой в лицо — хруст. Оглушенный Хаммер упал на колени, кровь хлынула из носа. Закапала на бетон с небритого подбородка. Кап, кап, кап. Хаммер замотал головой, капли разлетались в стороны. Глаза бессмысленные.

Почти нокаут.

Кажется, Хаммеру снова сломали нос.

— Убер! — позвал Макс.

Убер вскинул голову. Руки связаны за спиной. Скинхед насмешливо оскалился, пошел на Макса.

Красавец, блин. Похож на огромную кошку.

Сейчас мы разберемся, кто тут хищник… Макс прыгнул вперед — быстрый, сильный, ловкий. Тело слушалось, как часы. Левой кулаком — в солнечное. Правой — хук по ребрам. На третьем ударе Убер упал.

Еще добавить… ногой!

Убера мотнуло, он застонал, перекатился по полу. Выплюнул кровь, уцелевшие зубы были окрашены красным. Скинхед сжался в пружину, подтянул ноги к груди. С усилием начал подниматься…

— Встать, солдат! — хрипло приказал он себе. — Раз, два. Мы идем по Африке… Раз, два…

— Лучше не надо, — предупредил Макс. — Убер, хватит… Да что ж такое!

— Ты знаешь, с кем связался?! Ты, сука, со скинами… Раз, два…

Макс врезал ему так, что нога занемела — несмотря на тяжелый ботинок. Бум. Что-то хрустнуло. Возможно, он сломал скину пару ребер. Тело Убера безвольно распласталось на бетонном полу.

Пауза. Макс думал, что теперь скинхед точно успокоится.

Любого другого это бы точно успокоило…

Но не этого бритоголового шута.

Тишина.

— Это всего лишь боль, — сказал Убер хрипло. Начал подниматься. Лицо белое. В следующий момент очухавшийся Хаммер пнул его ботинком в бок. Ударил еще раз. Помутнение.

Хаммер остервенело пинал бывшего узника.

— Хва… хватит, — прохрипел Макс. — Оставь его. Слышишь?! Хватит!

Вошел Костян. Невозмутимо оглядел место побоища.

— Босс, там опять этот… в белом халате. Тебя спрашивает.

Макс кивнул.

Шарф. Он намотал шарф на горло, чтобы скрыть следы пальцев. Голова болела просто чудовищно.

Что ж. Пришло время переговорить с Директором.

* * *

— Привет, Хунта, — голос как из бочки. Хриплый и скрипучий.

— Что у вас с голосом? — Директор смотрел с интересом.

— Какая разница? К делу, Директор. — Макс повернулся всем телом. Он старался не двигать шеей, больно. — Хаммер, давай!

Профессора со связанными за спиной руками поставили перед «нянечками» Звездной. Макс наблюдал, как беглеца ведут к дрезине, усаживают на корточки. Профессор выглядел бледным и подавленным, всхлипывал. Недолго он там протянет без помощи Макса. И без заботы о Сашике.

У меня полно своих дел, напомнил себе Лётчик. Легче не стало. Наоборот — какая-то фигня уперлась под горло, чуть не стошнило.

Он шагнул вперед.

— Следующим скинхед.

Макс невольно вспомнил, как поднимался Убер, как горели его глаза… Неумолимый, жестокий ангел отмщения. Он никогда не сдается.

— На вашем месте я бы ему даже лопату в руки не давал.

Директор усмехнулся: юмор, мол. Понимаю, понимаю.

— Я не шучу, — сухо сказал Макс. Директор удивленно вздернул брови.

— Вы что, серьезно?

— Абсолютно.

— Он всего лишь бандит…

— Ошибаетесь, господин Директор. Это я — всего лишь бандит. А Убер — нечто другое. Впрочем, — Макс вдруг понял, что ему наскучил разговор с этим самоуверенным болваном. Который делает вид, что все понимает — и все равно ничего не поймет. — Теперь он — ваша проблема, не моя. Кстати… Директор? Можете ответить мне на один вопрос?

Тот поднял брови.

— Да?

— Вот вы специалист, наверное, десятки книг перечитали. — Макс помедлил. — Как начинаются революции?

Директор наморщил лоб.

— Что?

— Я вполне серьезно спрашиваю. Мне интересно.

— Гмм, ну там все классически: низы не хотят, верхи не могут. Вы про это?

Макс покачал головой.

— Не совсем. Впрочем, ерунда. Счастливо оставаться, господин Директор, — он повернулся и пошел. Все было кончено. Верно, Лётчик?! Кажется, ты уже предал всех, кого мог…

И вдруг он услышал слова, от которых ему пришлось остановиться:

— Не так быстро, дорогой господин Лётчик. Не так быстро.

* * *

— Я свое обещание выполнил, — напомнил Макс.

Директор покачал головой.

— Не все так просто, дорогой друг. Вы покалечили двух моих людей, господин Лётчик. У одного сломана челюсть, другой потерял глаз. Вам не кажется, что это стоит отдельного разговора?

— Но…

— И я даже не буду спрашивать, где находятся мортусы, — перебил Директор. — Не ваши «мортусы». Настоящие.

Макс помедлил. Вот о какой ставке пошла речь.

— С ними все в порядке. Сидят себе под замком…

— Они мертвы?

Светлые глаза Директора уставились на бывшего узника.

— Да, — сказал Макс. Нет смысла врать, когда и так все ясно.

— Вы уверены?

Макс тяжело вздохнул. «Нет, Хаммер вежливо попросил мортусов отдать одежду, оружие и дрезину».

— Куда уж больше.

— Хорошо, — сказал Директор. Макс поперхнулся. — Это очень хорошо. Дело упрощается. Значит, мне просто нужно взять и назначить виноватых. Так кого мне распять в туннеле, Максим Александрович? Есть кандидатуры?

Макс сжал зубы, от бессильной ярости скулы свело.

«Знаешь, как иногда хочется ошибиться?»

Макс выдохнул. Быстрым движением выдернул из-за пояса пистолет. Успел увидеть растерянное лицо Директора, расширившиеся глаза Хунты… Профессора, привставшего на дрезине. Хаммера, открывающего рот… Убера…

— Знаю, — сказал Макс и нажал на спуск.

Бах! Пистолет в руке дернулся. Бах! Еще раз. Медленно летящая гильза, в боку отсвечивает вспышка второго выстрела…

Хаммер начал падать.

Макс помедлил.

«Потом тиран взял прутик и начал сшибать самые высокие колоски. Аналогия понятна?»

Совершенно понятна.

— Вот ваш убийца, Директор. Мы в расчете? — голос был ровный и совершенно спокойный. Макс сам удивился.

— Это же был ваш человек? — Директор выглядел ошеломленным.

— Верно, это был мой человек. Теперь вы понимаете, насколько серьезно я настроен?

Директор помедлил и кивнул. В глазах его было уважение — и зарождающийся страх.

— Понимаю. Наш договор остается в силе, господин Лётчик. Прошу меня простить.

* * *

Хунта был доволен. На лице это никак не отразилось, зато от «нянечки» пошла мощная волна жестокой радости. Макс поморщился.

— И ты здесь? — обрадовался Убер при виде «нянечки». — Какие люди и без охраны!

Хунта молча врезал ему дубинкой под дых — н-на. Скинхед рухнул на колени, согнулся. Странные звуки. Когда Убер поднял голову, Макс увидел, что тот смеется. Скалит в окровавленной улыбке оставшиеся зубы.

Вот псих.

Хунта равнодушно кивнул и взмахнул дубинкой…

— Дайте ему сказать! — приказал Макс. «Нянечки» и санитары послушались — скорее от неожиданности. Ярость. Макс с усилием снял руку с пистолета. Спокойно, спокойно.

Убер ухмыльнулся.

— Ты так ничего и не понял, Макс? Революция — это неизбежность. В этом суть.

— Забирайте его, — велел Директор.

Хунта вместе с другим «нянечкой» вздернули скинхеда под локти, поволокли к дрезине — как мешок. Ноги Убера волочились по земле, подпрыгивали. От них оставалась полоса в серой пыли.

— Удачи, брат, — сказал Макс про себя. Но скинхед будто услышал.

— Прибереги свои тридцать сребреников! — крикнул Убер и засмеялся. — Я еще вернусь, Лётчик!

Когда его утащили, Директор посмотрел на Макса.

— Знаете, Максим. То, что он сказал… Не берите в голову. Понимаете, мы все здесь за революцию. Но у всех у нас революция разная.

* * *

Спустя две недели. Станция Нарвская.

Поспать ему не удалось. Здесь никогда не удавалось выспаться… Потому что если не сможешь заснуть, то и выспаться — дохлый номер. Все очень просто. Один плюс один равняется двум.

Лётчик открыл глаза. Некоторое время полежал, глядя в темный потолок…

Где-то вдалеке капала вода. Кап. Кап.

Лётчик встал, подошел к раковине и сплюнул — густым и желтым. От горечи свело челюсти. Макс повел головой. Спина совершенно мокрая от пота, пальцы дрожат…

Кап. Кап.

«Твою же мать».

Бессонница. Никогда не знал, что это такое, а тут — на тебе. И уже который день.

Он выглянул за дверь. Платформа станции была пуста, лишь у дальней груды мешков с песком переминался с ноги на ногу часовой. Нарва спала. Лётчик выпрямился. В этот раз подземный бог-идиот забрал его сон. И, кажется, пока не собирался возвращать. Ур-род. Рядом с дверью клевал носом Костян.

— Босс, — выпрямился телохранитель. — Случилось что?

— Все нормально.

Тоска такая, что хоть вой.

Лётчик вернулся к столу, плеснул спирта — поднял стакан, граненый, чуть треснувший, и выпил залпом. В желудке вспыхнул огонь.

И вдруг Макс понял, что именно ему послышалось в полудреме. Что это за звук. Гррр. Гррр. Кирка. Обычная рабочая кирка, которой вырубают кварцевый слой. Таких пород вокруг Звездной было до фига и больше. Сначала пласты крушили отбойными молотками, а если компрессор не работал, то обычными ломами…

На шум появился телохранитель — Костян. Зевнул. С тех пор, как Макс триумфально вернулся на Нарвскую, Костя везде был с ним. Трудно тиранам в наше время, подумал Макс саркастически. Везде им мерещатся враги…

Грррр. Кррр. Макс вздрогнул, резко повернулся. На одно мгновение ему показалось, что в глубине комнаты застыла высокая фигура с бритой головой…

В комнате было пусто.


— Костян, ко мне! — приказал он. Телохранитель оказался рядом через мгновение, пистолет — в руке.

— Босс?

— Что это за звук? — Макс огляделся.

Телохранитель задрал голову, повел стволом пистолета вправо, влево. Видно было, что он пытается услышать — но пока не понимает, что именно.

— Какой звук?

— Словно киркой кто-то стучит… или скребет, или еще что, хрен знает. Ты слышал?

Костян почесал затылок. Постарался прислушаться.

— Н-нет, босс. Не слышал.

Макс оглядел преданного телохранителя с ног до головы и кивнул. Все с тобой ясно.

— Иди.

— Босс?

— Все нормально, Костя. Иди, работай.

Когда шаги телохранителя стихли, Макс налил себе еще выпить и закурил. Легкие наполнились теплом.

«Революция — это неизбежность». Убер.

Он сплюнул, сигарета горчила и воняла. Никакого удовольствия от нее. А что если Убер однажды придет за ним? Вот будет встреча.

«Прибереги свои тридцать сребреников!»

Он с силой вмял сигарету в стену. Что ж, Убер. Будь на твоем месте кто другой, я бы принял эти слова просто как слова. Но ты…

Ты никогда не сдашься.

«Так что, боюсь, мы еще встретимся».

Где-то вдалеке насмешливо молчал подземный бог-идиот.

* * *

Красный путь, штрафной тупик.

Человек с выбритой головой в шрамах полулежа бьет киркой. Иногда куски породы отваливаются. Чаще — нет. На ногах человека — кандалы.

Света здесь почти нет, единственная карбидная лампа горит неровно. Крошечный язычок пламени бьется у закопченного отражателя. Тень на стене искривляется, дергает руками.

Человек на стене вдруг замирает и начинает бормотать:

— Откуда ты такой взялся, Убер? Убер? Убер! Не был бы таким упрямым, давно оказался бы на свободе. Слышишь, Убер?

Он не отвечал. Ему надо беречь силы. Призраки подождут.

Гррр, гррры, грррр. Кирка скребет породу — судя по звуку, он опять наткнулся на кварц. Или это железобетон? Хрен его знает.

Он никогда не сдается.

Убер закашлялся, в груди словно что-то рвалось, сплюнул — темный сгусток. Наплевать. Жить вечно все равно нельзя. Так что загнуться от лучевой болезни — не самый плохой вариант. Те ребята, что вытащили его с поверхности, вкололи ему обычную противорадиационную фигню — не пожалели, за что им спасибо. А ведь Блокадник его почти добил…

Сейчас бы красного вина. Для вывода радионуклидов, конечно. Убер усмехнулся потрескавшимися губами — больно. Лучше всего грузинского «Киндзмараули». Сто лет не пил его. А оно, блин, вкусное. Убер поднял кирку. Такое вкусное, что даже сейчас, спустя много лет, у него кружится голова от одного только воспоминания…

Он облизал губы. «Киндзмараули» бы сейчас… или воды.

И женщину. Просто, чтобы посидела рядом. Чтобы положила его больную голову на свои мягкие колени…

Чтобы он дремал, чувствуя затылком ее тепло.

И больше ничего не надо в целом свете.

— Она скучает возле стойки, — запел он негромко. Голоса почти нет, одно хрипение и клекот. Но для блюза самое то. — В фартуке, с салфеточкой…

Наконец-то у него настоящий блюзовый вокал. И все из-за этих уродов.

— Придет мой друг Иван! — закричал он вдруг. — И всех вас на хрен поубивает, сукины дети!

Убер проснулся. Вокруг была темень, лампа почти погасла. Он подтянул к себе кирку, с трудом поднял…

— Как конфетка. Что ты здесь забыла, деточка?

Кирка ударяет в камень. Звяканье кандалов.

— Свежа на удивление… — еще удар. — От туфелек до бу-ус…

Он перевел дыхание.

— Как приглашение, — он закашлялся, сплюнул, — на о-очень странный блюз…


Андрей Гребенщиков
ЛЕГИОН ПОСЛЕДНЕЙ НАДЕЖДЫ

Не хватает людям чудес.
В дефиците бог виноват.
Поклонись ему, помолись —
Выторгуешь вдруг благодать.
Искупленье — странный процесс,
Если ты не поп, а солдат,
Ведь свою короткую жизнь
Лишь однажды можно отдать.
Даже будь полшанса из ста,
Небеса пропасть не дадут.
Бесполезны пряник и плеть,
Вся надежда лишь на «авось».
И задача вроде проста —
На решенье тридцать минут:
Как бы так тебе умереть,
Чтоб другим пожить удалось?[2]

Палец продолжал давить на спусковой крючок, но вместо грохота выстрела донесся лишь мертвый стук бойка. Клац! Автомат выплюнул последний патрон и замолчал. Человек в исступлении посмотрел на предавшее его оружие. Зловещее рычание, такое близкое и неотступное, заставило его отвести взгляд от беспомощного АКМа. Голодные звери, почти уже загнавшие свою одинокую жертву… Жажда крови, предвкушение близкого пиршества в каждом рычании.

Кто прежде был властителем мира, ныне стал звеном в пищевой цепочке новых его хозяев.

Человек попятился. Трясущимися руками перехватил автомат за ствол, взяв его на манер дубины. Угрожающе прочертил дугу перед собой:

— В очередь, твари!

Однако голос дрогнул, и вместо грозного боевого клича из горла вырвался только сиплый шепот.

Слаборазличимые во тьме бестии не спешили, словно впитывая страх, источаемый жертвой, наслаждаясь ощущением близкой смерти, охватившей двуногого. Образовав полукруг, они медленно наступали с трех сторон. Человек затравленно обернулся, пытаясь понять, куда загоняют его ночные охотники. За спиной пустырь, лишь вдалеке силуэты пятиэтажек… не успеть, не добежать. Еще один короткий взгляд назад. С левой стороны, метрах в ста, обнаружилось здание совершенно удивительной формы — широкий, приземистый фасад, увенчанный по бокам округлыми башенками, а по центру из мощного основания вырастает высокая стреловидная надстройка, рвущаяся к небу. Что-то смутно знакомое… но липкий ужас застлал глаза, а сознание, вопящее лишь об избавлении от кошмара, не дало зыбкому, неуловимому воспоминанию ни единого шанса. Автомат выскользнул из ослабевших рук, и крик отчаяния, наконец, вырвался на свободу. Оставляя преследователей за спиной, человек бросился бежать, не видя ничего перед собой, позволив безумию захлестнуть себя с головой.

Одинокий сталкер бежал так, как не бегал еще никогда, ведь от этого спринта зависела жизнь. Может быть, и никчемная, но когда смерть наступает на пятки, во всей Вселенной не остается ничего более важного.

Человек бежал, и его жажде жизни не были препятствием ни тяжелая химза, в иное время сковывающая движения, ни накопившаяся за длительную вылазку усталость, ни плотный, облегающий лицо противогаз, мешающий дышать. Беглец остался наедине с инстинктами, и все вокруг исчезло — даже голодные хищники, жаждущие окропить стылую землю горячей людской кровью. Выло лишь странное сооружение впереди, одним своим видом внушающее уверенность в спасении… Это была даже не мысль, а чистое знание, проникшее сквозь непробиваемую завесу страха.

Когда человек на полном ходу заскочил в настежь распахнутые двери и без сил повалился на пол, он уже не слышал, как взвыли твари, оставшиеся с той стороны. Злые, исполненные ненависти и бессилия голоса. Порождения ночи упустили свою законную добычу — под своды старой, давно заброшенной церкви им хода не было.


Потерявший сознание сталкер нашел убежище, но долгожданного покоя так и не обрел. Ему снились странные, казавшиеся реальностью сны, чужие воспоминания превращались в собственные, а видения прошлого вплелись в разорванную ткань настоящего…

* * *

Крик и удар, еще удар. В глазах — кровавая пелена. Вместо звуков — гул и эхо далеких проклятий. На губах кровь — соленая, терпкая…

Пытаюсь разомкнуть веки, по ощущениям — ржавые железные ставни. Надсадный скрип, намек на подергивание и обессиленное отступление…

Мыслей нет… Только тупая пульсация вен под тонкой кожей висков. И единственное, неотступное желание, тщетная цель — разъять оковы темноты и видеть…

Навязчивые и истеричные голоса с силой пробиваются в кокон, по ошибке именуемый черепной коробкой. Того существа — гусеницы — никогда не было, а бабочка — никогда не родится.

Барабанная перепонка под огромным давлением монотонно выстукивает: «Ты — тварь, ты всех нас убил! Ты — тварь, ты всех…»

Внешний мир скребется, стучит, царапает, и я не могу укрыться: вспышки боли, повсюду, без передышки, без остановки, без конца.

Забыться, уйти, закрыться и не возвращаться!

Бескрайнее море… мне хорошо, сливаюсь с теплыми, ласковыми волнами, яркий луч негасимого солнца призывает к себе, а осторожный, деликатный ветер укутывает незримым одеялом… Плыть… по воле воды, воздуха и света. Мне хорошо…


— Хватит! Вы мне урода так прикончите!

Властный голос, сильный, давно привычный к резким, однозначным командам… Но зачем ты здесь, уходи, оставь… Море негодует и покрывается пенной рябью, некрасиво прорезающей зеркальную гладь… Уходи!

Ледяной вал — обжигающий, безжалостный — накатывает и, вцепляясь острыми когтями, рвет кожу, кровавыми кусками вырывая мясо. Я кричу, захлебываясь и задыхаясь. Уходи!!!

Моря больше нет. Только сошедшее с ума солнце, бешеным маятником раскачивающееся на черном, покрытом трещинами небе.

— Очнись, скотина! — хлесткая звонкая пощечина наотмашь.

— Командир, окатить его еще водой?

— Достаточно, давай нашатырь и доктора. Быстро!

Я раскрываю каменные, неподъемные веки — глаза слезятся от нестерпимо яркого света. Одинокая лампочка бабочкой порхает под далеким потолком. Чья-то протянутая рука прерывает бессмысленный полет — лампа застывает на месте, перестав выжигать сетчатку. Наконец взгляд фокусируется.

Крошечная комнатушка с бесстыдно обнаженными каменными стенами, лишенными обоев и штукатурки. Из мебели — стул, застывший посреди пустоты. Чье-то незримое присутствие разлито в дрожащем воздухе. Здесь гнев, ненависть и лютая, испепеляющая злоба… Выйди, покажись!

Я лежу на полу — сыром, залитом холодной, высасывающей тепло водой. Тела почти не чувствую — значит, нет и боли, только озноб… Где-то в миллиардах километрах отсюда, далеко-далеко, морозно пощипывает в пальцах рук, а ноги отбивают судорожную, мелкую чечетку… Меня нет здесь, только тело — чужое и истерзанное, скорчившееся на грязном полу. Зачем ты тянешь в эту грязь, зачем вцепляешься? Отпусти!

Услужливая память прерывает молчание и неистовой морзянкой разрушает тишину — факт за фактом, воспоминание за воспоминанием. Я нужен здесь… и чужое тело становится собственным, а страшная боль рвет на куски — отчаянный крик вырывается из груди и испуганной ослепшей птицей бьется о равнодушные стены тюрьмы.


— Ты знаешь, как все будет? — этому человеку с маленьким, крысиным личиком совершенно не идет белый врачебный халат. Он больше походит на проворовавшегося проныру-бухгалтера…

Ухоженные черные усики над узкими, капризными губами противно шевелятся при каждом слове, усиливая сходство с грызуном. Он заглядывает мне в глаза, пристально, надменно смотрит, некрасиво щуря редкие белесые брови. Хочешь меня запугать? Я не боюсь стерильных лабораторных мышек…

Невольно улыбаюсь. У меня «красноречивая» мимика: лицевые мышцы повреждены во многих местах, отчего любое выражение превращается в презрительную ухмылку. Как нельзя кстати. Взбешенный эскулап дышит мне в лицо едким папиросным перегаром и, разбрызгивая ядовитую слюну, пришептывает:

— Если повезет, то сразу отказывает сердце — ррраз и все, отмучался. Но такое случается редко, не всякий вытягивает счастливый билет… Чаще выходит из строя печень, за ней — почки, потом отключаются зрение и слух, и ты дохнешь в кромешной тьме и тишине. Наедине с болью. Парализованный организм бессильно гоняет по синапсам и нервным окончаниям крики о помощи, но блокираторы боли безучастны, потому что уже давно отмерли с частью мозга. Нельзя потерять сознание, оно и так мертво. Жива лишь боль — страшная, ничем не ограниченная…

— Доктор, к чему все это? — первые слова даются мне с трудом, в горле пересохло, а израненные губы отказываются повиноваться. — Не стоит тратить на меня свое драгоценное время. Я видел, как умирали наши старики, как мучались дети. Моя станция вымирает, а… — Пытаюсь встать, однако слабость и две пары чужих рук удерживают меня на месте.

Они приставили ко мне — дышащему с огромным напряжением, избитому до полусмерти, почти бессознательному пленнику — несколько здоровых охранников. Добрый знак — значит, боятся…

— Ты сдохнешь, как туннельный пес, скуля и подвывая…

Обидно, что Площадь не фашистская станция: я живо представляю крысу-доктора в эсэсовском кителе, черной нацистской фуражке и с моноклем в дергающемся от нервного тика глазу… Откидываюсь на скрипучем стуле и заливаюсь легким, беззаботным смехом… По крайней мере, мне хочется, чтобы мой смех звучал легко и беззаботно.

Доктор замахивается крошечным дамским кулачком и, подавшись тщедушным тельцем вперед, метит мне в лицо. Легко уклоняюсь от неумелой атаки и ловлю злобного неуклюжего врача на выставленное колено. Он задыхается на полукрике и, согнувшись пополам, безмолвно сползает на землю. Жаль, что сейчас охранники вырубят меня, и я не увижу, как «грызун» врежется кривыми передними «клыками» в негостеприимный пол…

Меня действительно бьют, но недолго и, на удивление, без особого рвения. Видимо, доктор не пользуется популярностью и среди своих…

Закончив физические упражнения с моим телом, охрана немедленно переключается на затихшего без сознания врача. Амбалы легко, но без лишней нежности, подхватывают его крысиную тушку и несут в неизвестном направлении. Будем надеяться на помойку, к сородичам…

Жаль, моим мечтам о покое и одиночестве сбыться не суждено — ощущаю чье-то незримое присутствие. А еще опасность, которой пропитан затхлый воздух тюремной камеры. Здесь серьезный противник. Страшный. Безжалостный.

— Ну, здравствуй, Павел Александрович, — слышится хриплый голос. Новый «собеседник» не спеша выходит из темноты и смотрит на меня в упор. На вид ему под шестьдесят — шестьдесят крепких мужицких лет. Собранный, поджарый, выбритый до блеска… И седой, как лунь…

Я знаю его. Конечно, не в лицо. Для любого динамовца встреча с додоном чаще всего означает неминуемую смерть. Главный вояка могучих вооруженных сил нашего извечного противника, командующий, второе лицо на Площади после коменданта… Душегуб и безжалостный убийца. Мой коллега.

— И вам не хворать, Алексей Владимирович. — Я почти вдвое младше его, хотя моя голова тоже отмечена проседью.

Додон приближается. Его красные воспаленные глаза буравят меня, голодными псами прогрызаясь внутрь мозга:

— Что же ты, сука, творишь?! — Одними губами, почти беззвучно. — Что ты творишь?!

Ему очень хочется ударить — в полную смертельную силу — и бить, не останавливаясь, до изнеможения в сбитых кулаках, до судорог в уставших ногах, до кровавой пены — его и моей… Я понимаю его, отлично понимаю, единственное, чего не могу объяснить — как он сдерживается… Окажись он в моих руках, я убил бы его — сразу, без разговоров и без пыток — быстрой, милосердной пулей в лоб разнес бы поганые мозги по стенке.

— Есть одна страшная военная тайна… Знаешь, сколько людей живет здесь, на Площади? Знаешь, сколько среди них детей? Конечно, нет, мы умеем хранить секреты… Но когда ты будешь подыхать, когда до Страшного Суда останется один выдох, я шепну на ухо, скольких ты сгубил… И перед НИМ ты не оправдаешься ни войной, ни местью, ни ненавистью к врагу.

Напитанные ядом слова проникают в сознание, отравляя его. Мне есть что сказать, но силы покидают, оставляя лишь забытье…

— Казнь ваша назначена на утро. Ты и твои люди — все будете повешены. Слишком гуманная смерть на мой вкус — ее такие уроды явно не заслуживают… Досадно, что комендант настолько снисходителен и милосерден к недругам станции. Но я могу восстановить справедливость и превратить оставшиеся вам часы в ад. Завтра ты сам полезешь в петлю, причем с радостью.

Додон больше не обращается ко мне. Окликнув одного из вернувшихся охранников, он дает подробные наставления: «только совсем не зашиби», «особо следов не оставляй, мы человеколюбивая станция», «без членовредительства, но и без сантиментов», «позови доктора, пусть гада в сознании держит»…

На «человеколюбивой» Площади 1905 года оказываются очень искусные и исполнительные экзекуторы. И время оборачивается бесконечностью.

* * *

— Как он?

— Хреново. Но я старался, Алексей Владимирович, как вы и приказывали…

— Хорошо, иди отдыхай. Вижу, что поработал на славу.

Голос совсем рядом, сквозь презрение и насмешку слышится издевательская «забота»:

— Плохо выглядишь, Паша Александрович. Как тебя свои кличут, Гераклом? По мне, так груда мяса в глубоком нокдауне. Или нокауте? Погоди в нокаут, не торопись, нам ведь еще потрудиться надобно…

В плечо входит длинная блестящая игла. Сквозь туман, обволакивающий сознание, доносится противный смешок.

— Геракл боится уколов?

Огонь растекается по венам, вытягивая из мышц боль, возвращая меня из безвременья и забытья.

Додон, теперь я вижу его, доволен:

— Действует укольчик-то! Ну-ка, мотни головой, если слышишь меня.

Пытаюсь послать его в самые дальние дали, но язык не слушается, а из горла вырывается один лишь хрип.

— Садись, гость нежданный, — старый солдафон сгребает мое недвижимое тело в охапку и грубо кидает на стул. — Хватит на полу валяться, некультурно это. Н-да, ночь накануне казни всегда бессонная, — Додон усмехается, разглядывая меня сверху вниз. — Не поверишь, но я тоже не сомкнул глаз. Антошке — внуку — резко стало хуже… как и еще почти двум десяткам ребятишек. Комендант больше не миндальничает, повешение заменено на сожжение. Как говорится, прогресс гуманитарного мышления налицо. Впрочем, огня можешь не бояться: ни одна охрана в мире вас до лобного места не доставит — почти все население станции уже дежурит возле камер. Народ требует выдать преступников. Как думаешь, что лучше — не спеша и с комфортом поджариться на очищающем пламени, либо быть разорванным на мелкие кусочки беснующейся толпой?

Додон очень и очень медленно отводит руку назад, словно лучник, натягивающий тугую тетиву, с хрустом сжимает пальцы в кулак и широко улыбается. Через мгновение мощный удар впечатывает меня в стену. А я думал, что разучился чувствовать боль… Мир содрогается, но не исчезает.

— Я учусь контролировать ярость, — скалится мучитель, — потоку и врезал с левой. Она у меня слабенькая, сказываются старые раны. Вот правая — ей бы убил, сразу же и наповал. Цени доброту и не верь тем, кто распространяет про Додона грязные слухи, мол, садист и палач…

Я с трудом сплевываю кровь:

— Давай уже свою казнь. Площадное словоблудие хуже смерти.

— Храбришься? Это правильно, наделать в штаны перед смертью даже поганому динамовцу зазорно, — мой собеседник жадно затягивается самокруткой. — Однако в делах летальных спешка ни к чему…

Внезапно спокойный и насмешливый тон резко меняется, в глазах врага появляются опасные огоньки, а голос становится тихим и вкрадчивым.

— Вы решили припереть нас к стенке? Считай, что приперли. Комендант и прочие гражданские прихвостни в панике, наши всезнайки-ученые — в растерянности. Инфекция, которую вы занесли, распространяется, а врачи только разводят руками…

— Ты врешь, старый хрыч! — я больше не могу сдерживаться, забыв о боли и слабости кричу во все горло. — Ненавижу треклятую Площадь, но смерти детей ваших мне не надо! На Динамо я теперь первый человек: все остальные ушли на поиски лекарства и ни один не вернулся. Я правомочен сдать станцию, капитулировать… И сделаю это в обмен на вакцину. Ты получишь ключи от Динамо, только спаси — и своих, и наших!!!

Старик выдыхает дым мне в лицо. Молчит несколько долгих секунд, наконец отчетливо, чеканя каждое слово, произносит:

— Засунь свою станцию вместе с ключами подальше. Нет у нас никакой вакцины. И никогда не было.

— Это ложь!

— Нет. Это приговор обеим станциям. Случай обрек на смерть Динамо, а ты намеренно обрек на смерть нас. Вот такой расклад. В эти минуты собирается большая экспедиция…

— Не поможет никакая экспедиция, наши весь город носом изрыли!

— Я знаю. Именно поэтому сижу сейчас не на экстренном совете станции, а с недобитым выродком! Один чересчур добрый человек… не я, наш священник — хочет сделать тебе и твоим людям предложение, от которого трудно отказаться…

* * *

Я не думал и не даже мечтал о том, чтобы еще раз увидеть поверхность. На Площадь мы шли за смертью — несли ее врагам и готовились умереть сами. Жизнь в очередной раз сумела удивить…

Справа и слева от меня — тяжеловооруженные площадники, с ног до головы закованные в броню. Мы же, их пленники, довольствуемся весьма условными респираторами и самыми примитивными костюмами радзащиты. Это и неважно — толстая броня или истертая временем прорезиненная ткань: дорога всем предстоит в один конец.

Мне легко, и дело не в лошадиных дозах обезболивающего, что вкачали в измученных динамовцев перед спешным, больше похожим на побег подъемом на поверхность. Лицо, прикрытое уродливым намордником дыхательной маски лишь наполовину, ощущает небольшое, едва заметное движение воздуха. Ветер. Забытое под землей слово. «Ве-тер». Глаза, лоб, волосы — все обнажено и наслаждается запретным потоком зараженного, смертоносного кислорода. Счетчик Гейгера, давно сойдя с ума, умолкает — наверное, от отчаяния и бессилия, а может быть, его выключил я. Не знаю, не помню… Не хочу в отведенные столь скудные минуты слушать захлебывающийся визгом прибор. Поздно бояться радиации — она ничего не успеет нам сделать.

Серое, темное небо, я помню тебя разным — голубым, залитым солнечным светом и иссиня-черным, подсвеченным «изнутри» луной и мерцающими точечками звездочек. Помню белые облака невозможных форм и мрачные тучи, предвещающие приход слякотной осени и ее жестокой, но столь красивой подружки-зимы… Всего этого больше нет, лишь непрозрачная, вечная мгла на горизонте и неизбывная тяжесть над головой. Я никогда не полюблю новый мир — память о навсегда исчезнувшем рае не позволит… Уходить, покидать эту землю, пропитанную страданиями и неисчислимыми печалями, не страшно. Но у детишек, рожденных без неба, иного настоящего и будущего нет — наше поколение лишило их солнца, взамен одарив лишь вечным стенами со всех сторон. Мы — виноваты. Я — виноват. Потому без колебаний отдам свою безнадежную жизнь, лишь бы продлить вашу, сделать ее чуть легче и светлей. Умирать за других… страху не испоганить это чувство.

Из задумчивости выводит осторожный оклик.

— Командир! Неужели они, — выживший рядовой из моего отряда кивает в сторону площадников, — не дадут нам никакого оружия?

Пожимаю плечами:

— Мы можем драться и голыми руками.

Динамовцы одобрительно и с пониманием смеются:

— Два динамовца с лопатой заменяют эскалатор! — пусть шутка старая и нещадно перевирается каждой станцией на свой лад, но приговоренным смертникам достаточно и ее.

— Всегда мечтал схлестнуться с мутами врукопашную. Говорят, головы им нужно сворачивать строго по часовой стрелке, чтобы ненароком не сорвать резьбу…

Наши конвоиры с недоумением смотрят на заливающихся хохотом обреченных, перепачканных собственной кровью пленников. Когда становится невмоготу, самый страшный на Земле хищник начинает смеяться… Бывший самый страшный.

Один из «панцирников» приближается ко мне:

— Веселишься, Динамо?

Его голос, усиленный и одновременно искаженный динамиком переговорного устройства, узнать невозможно, но я уверен — передо мной Додон. Зачем он пошел с нами? Пытаюсь понять этого странного и ненавистного человека… И, наверное, понимаю: ведь он солдат, как и все мы…

— Так точно, Площадь. А ваши уже разучивают похоронные марши?

— А как же, кому-то ведь придется маршировать по вашим могилкам!

— Как бы на одной братской могиле нам всем мутанты джигу не сплясали…

Одновременно с Додоном оборачиваюсь и вижу того священника, что отсрочил нашу казнь. Его хмурое лицо — не прикрытое и не защищенное абсолютно ничем! — отражает крайнюю степень душевной концентрации.

— Сейчас не время устраивать раздоры. Дело у всех одно. — Церковник выразительно смотрит на Додона. — Алексей Владимирович, раздай динамовцам оружие.

Теперь его взгляд прожигает меня:

— Павел Александрович, в спину Площади стрелять не будешь?

Мотаю головой. В горле застревает гордое: «Динамо подлостями не занимается». После того, как я специально заразил чужую станцию… Хриплю:

— Не буду.

— Ты в Бога веруешь? — улыбка не исчезает с лица священника, но пристальные, слегка прищуренные глаза смотрят серьезно.

— Вот бы знать… — я лихорадочно вспоминаю, как принято обращаться к попам. Наугад осторожно добавляю —…святой отец…

— Зачем же так помпезно? — заливается смехом церковник. — Вполне достаточно «батюшки» или «отца Михаила». К чему нам такие важности?

— Слишком много горя и несправедливости, батюшка, мне пришлось на своем веку повидать…

Он с готовностью кивает:

— Понимаю. А сюда почему согласился идти?

— Здесь хотя бы умереть можно по-человечески, как солдату положено.

Отец Михаил хмурится и в задумчивости чешет переносицу.

— Трудно жить без веры, а помирать — и подавно. Если же сомневаться в том, ради чего собираешься сложить голову… Не завидую я тебе, Павел Александрович!

— Батюшка, я верил в очень многое. Когда дети заболели — во врачей Динамо, а потом — в докторов со всей дружественной ветки метро. Когда все по очереди развели руками — поверил в лидеров станции, в наших героев, сталкеров и ученых, что ушли на поиски древних лекарств. Три экспедиции при полном вооружении… лучшие люди Динамо… Когда никто не вернулся, осталось верить лишь в одно — в подлость вражеской Площади, скрывшей в своих богатых закромах спасительную вакцину. Так что вера у меня не просто была — я был преисполнен ею, полон до краев. Только вот вышла вся моя вера, до последней капли. Осталось только немного глупой, совсем слепой надежды… Не могу поверить в силу церковных ритуалов и церемоний, уж извините, батюшка. Хочу, но не могу. А надеяться буду — до последнего вздоха. Так уж устроен…

— Никто не верит… Ты бежал со своей станции от бессилия, Додон — от страха увидеть, как однажды не откроются глаза его любимого внука, — в голосе отца Михаил звенит металл. — Вместо веры — отчаяние, вместо любви — боль. А ведь всем нам нужно только чудо. Вам, солдатам, — продержаться в кромешном аду неимоверное количество времени, мне, священнику, — достучаться до Небес… Мы — маяк в ночи, мы должны пылать, не жалея себя, гореть и истлевать в священном пламени. Мы — сигнал «SOS!», радиоволна, молитва, крик о помощи — верь во что хочешь, но только верь. И жди ответа с Той стороны. Иначе… Ты знаешь, что будет иначе. Мы — легион последней надежды, искорка веры в бездонном аду.

Священник с вражеской Площади жестом подзывает двоих служек, и те немедленно принимаются стаскивать с него защитный костюм.

— Ты причинил нам великое зло, — кажется, он не обращает никакого внимания на суетящихся вокруг людей. — Пытаясь в диком отчаянии спасти свою станцию, ты подверг смертельной опасности нашу и помножил горе надвое. Страшный грех на твоей душе, а руки по локоть в крови…

Сняв прорезиненный «защитник», служки извлекают из невзрачного тюка золоченую мантию, отливающую каким-то неестественным для мертвого мира светом, и теперь прилаживают к высокой и мощной фигуре отца Михаила.

— Так искупи грех свой, воин… Сейчас самое время. Оберни бескрайнюю злобу во всеобщее благо — нашим маленьким подземным миркам, забытым всеми, кроме Бога, нужно Чудо. Когда ОН на твоей стороне, творить добро легко и совсем не страшно. Продержитесь полчаса, не дрогните, не дайте нечисти ни малейшего шанса.

Во «всеоружии» — облаченный в величественные одежды, сжимая в одной руке массивный крест с распятой фигурой древнего бога, а в другой — кадило, священник выглядит грозно. Воин Света в царстве вечной Тьмы.

— Обещаю, батюшка, — голос мой дрожит. — Мы не отступим.

— Да будет так! — размашистым, уверенным движением перекрестив все наше немногочисленное воинство, он резко разворачивается и идет к Храму. Гулко стучит тяжелая деревянная дверь, и служитель церкви вместе со «свитой» навсегда скрывается под сенью священного здания.

— Сдержи свое слово, Динамо, — слышится из-за спины.

Додон больше не прячется за шлемом — подставив лицо свежему, бодрящему ветру, он блаженно улыбается.

— Эх, сейчас бы еще дождик пошел, как раньше! Мне он постоянно снится — сильный, хлесткий…. живой.

Я не обращаю внимания на столь странный для прожженного вояки лиризм, только жестом указываю на снятый шлем:

— Ты тоже не рассчитываешь вернуться?

Мой враг садится прямо на холодную землю, скрестив ноги по-турецки и приглашая следовать его примеру:

— А я ж теперь, считай, дезертир — добровольцев собрал, арсенал вскрыл, пленных увел. Подсудное дело, может, даже расстрельное… Предателем для своих стал — куда теперь возвращаться? Приходится всем рисковать, лишь бы… впрочем, тебя это не касается. В любом случае, напрасными надеждами не тешь ни себя, ни людей. С первым же набатом сюда такая орда хлынет…

Смотри, на той стороне дороги находится торговый центр «Мытный двор», напротив — Дом контор, а по диагонали — «Рубин». Все целехонькое стоит, совершенно не тронутое человеком с самого начала времен — новых, само собой. Периодически горячие сталкеровские головы пытаются эту странность исправить и запретные «сосуды» раскупорить. Так вот, с первыми выстрелами сюда сбегутся целые полчища мутантов. Последний рекорд по удержанию круговой обороны составил всего двенадцать минут, нам же все тридцать продержаться нужно — служба за здравие лаконичностью не отличается.

— Хреновый расклад…

— Не то слово, Геракл, не то слово.

— Хоть бы нам броню выдали. Глядишь, пару минут и отыграли.

Додон без всякого выражения смотрит на собственный отряд «панцирников» и вяло отмахивается:

— Это все бирюльки, не поможет особо, больше для понту вырядились. Ставку на другое делаю… Ты к наркоте как относишься?

Сплевываю в ответ:

— Самолично расстреливал наркоманов и барыг!

— Молодец, хоть что-то в тебе правильное есть. Видать, даже в самой черной душонке просветы встречаются.

С этими словами площадник извлекает из вещмешка небольшой металлический ящик, напоминающий по виду безыскусную, лишенную малейших узоров шкатулку. Внутри медицинские шприцы и ампулы, аккуратно уложенные в несколько рядов.

— Это то, о чем я думаю? — остается надеяться, что Додон услышит всю глубину презрения, заложенную в емкой фразе.

— То, да не то, — качает седой головой он. — Кайфа не жди. В несколько раз увеличивается реакция, боль практически полностью блокируется, силы прибавляются… Главное, в запале мутов поверх себя не поднимать — кости рук от массы такой хрустнуть могут, а ты даже и не заметишь, героический муравейчик…

Я с интересом кручу заполненные мутной жидкостью стеклянные ампулы:

— Забавная штучка. А побочка?

— Кто ж его знает? Препарат старый, экспериментальный… Говорят, два шприца — смертельная доза, через пару часов разрыв сердца гарантирован. А тут аж по три дозы на брата. Если кто рассчитывает жить вечно, могут…

— Не могут, — зло обрываю я. — Давай свою дурь. И уточняю: по три на брата.

— Молодцом, — старый воин вновь щедрится на похвалу. — Был бы не таким конченным засранцем, мог бы стать неплохим солдатом.

— Да пошел ты…

* * *

— Проверка связи! — шипит в ухе одолженный Додоном наушник. От неожиданности вздрагиваю: громкость выкручена на полную катушку.

— Слышу, слышу…

— Динамик не вздумай закрутить, — вновь раздается надсадный хрипящий голос. — Скоро все превратится в ад, а в аду стоит такой грохот, что…

— Понял, конец связи! — Я грубо обрываю, не нуждаясь в объяснениях. От уколов кружится голова, глаза режет, а в ушах без остановки что-то шумит — наверное, кровь прилила к голове. Сейчас бы посидеть парочку минут, оклематься. Однако сначала надо расставить людей по оговоренной с мерзопакостным площадником схеме, тогда и…

Поначалу робко, еле слышно, а потом, все увереннее набирая ни с чем не сравнимую силу, сверху раздается колокольный набат. Через минуту его мелодичный и одновременно напористый перезвон наполняет все пространство вокруг, изгоняя извечную тишину пустынного мертвого города далеко за его пределы. Запрокинув головы, все — и площадники, и динамовцы — устремляют восторженные взоры на раскачивающиеся в вышине колокола. Металл поет. Пусть прощальную песню, за которой уже не будет ничего, — неважно! Если ты слышал, как рыдает и смеется железо, тебе больше нечего бояться в этой жизни. Священный металл зовет в бой, наполняя душу трепетом и отвагой, вселяя… пусть не надежду, ее нет ни у кого, но ощущение ненапрасности самой последней жертвы, что может принести один человек ради другого…

— Ребята, по местам! — с неохотой нарушая волшебство момента, я все же расталкиваю своих людей и заставляю вспомнить о задании: стоять насмерть. Что бы ни творилось вокруг.

Сердце превращается в наковальню. Сумасшедший молот без устали обрушивается на нее, отбивая нечеловеческий ритм. Удар, удар, еще Удар, тишина — пламенный мотор захлебывается, не в силах прокачать стремительно ускоряющееся алое кровавое топливо. Судорожно хватаюсь за грудь и падаю на колени, глотая ртом воздух.

— Заводись, бейся, бейся! Давай, родное, не подведи!

Слабый удар, провал, укоризненное безмолвие в оглохших ушах.

— Давай!

Кровь с неимоверным усилием пробивается через уже почти сдавшееся сердце и безумной энергией оживляет его.

— Давай!!!

Удар, удар, удар!

«Работай на износ, не жалей ни себя, ни меня, только дай еще полчаса… — я шепчу, я молю. Удар, удар, удар! — Только не сбейся, не умри раньше своего хозяина!»

Ток крови увеличивается, она прорывается к каждой клетке организма, неся в себе бурлящую силу. Бурый туман застилает глаза, что-то вязкое хлещет изо рта, ушей, носа, превращая все лицо в красную маску смерти… Я знаю этот соленый, терпкий вкус, успел привыкнуть к нему за годы После. Вопреки всему он бодрит, возвращает в сознание. Вперед!

Вскакиваю и… ничего не вижу. Черное, густое марево затмевает все вокруг. Чувствую всеобщее движение — земля под ногами трясется и вздрагивает. Повсюду странные тени, они мечутся, кружатся в странном и неестественном танце. Тяжелое, хмурое небо обрушивается на меня. Кричу, в немом ужасе вздымая руки, словно потерявший разум атлант, в безумии тщащийся удержать божественный купол мироздания. Что-то происходит: вижу искаженное страхом лицо. Человек безмолвно кричит, его губы складываются в слова, лишенные звучания и смысла.

Имя! Он без устали повторяет мое имя! Сквозь залитые кровью уши прорывается звук, порождая в мозгу тревожный сигнал — этот мир зовет меня. Он целиком состоит из грохота, визга пуль и стонов, превращаемой в прах плоти…

— Геракл! Геракл! Очнись, Паша! Геракл!

Этот мир просит, молит своих жертв броситься на алтарь…

— Паша!

Этот мир выпьет наши души, но такова участь всех солдат — убивать и умирать.

— Геракл!!!

Уворачиваюсь от очередной пощечины и перехватываю руку своего бойца:

— Я в норме. Сколько времени прошло?

— Павел Александрович, слава Богу! Тут ад! Три минуты всего…

— Давай, Петя, беги, со мной все в норме, правда. Давай…

Сквозь непрекращающийся рев войны слышу громкое: «Жив командир, теперь зададим жару…»

Пора наверстывать упущенное. Автомат рычит и стонет, рвется в бой. «Сейчас, друг, потерпи, все только начинается…»

* * *

Они осторожно хлопают меня по плечам: «Как же ты вовремя, командир!». Озираюсь по сторонам — горячка боя не отпускает, древние инстинкты хищника и охотника требуют новых жертв. Но перекресток перед церковью пуст, лишь горы трупов…

«Девять минут. Первая волна».

Кто это говорит? Глаза с трудом фокусируются. Додон! Усмехается:

— Передоз, или зассал поначалу?

Скрипучий, царапающий уши смех.

— Мне нельзя останавливаться, — хриплю, не узнавая собственный голос. — Второй раз сердце не заведу!

Враг пристально смотрит, его рот больше не кривится презрением.

— Держи.

В мои руки ложатся огромный мачете и десантный нож. Голая сталь — она поет. Древние, забытые и вновь возрождаемые смертью гимны. Сталь горит от вожделения, молит: «Ороси меня кровью».

Теперь смеюсь сам — пугая бойцов, захожусь в нечеловеческом хохоте. «Да! Вы получите то, о чем мечтали, и даже больше!» Кручусь вокруг своей оси, без устали совершаю выпады на невидимого противника, благословенное оружие режет воздух. Пока воздух…

— Вторая волна!!!

«Наконец-то!»

* * *

Тишина. Странная. Ласкает и мучает слух.

«Семнадцать минут!»

Они в испуге и восторге смотрят на меня. Я должен спросить о потерях, но все вижу и так. Вторая волна мало кого пощадила. Ищу глазами Додона. Жив. Сидит на земле без движения, низко опустив седую голову, но грудь тяжело вздымается. Значит, еще повоюем.

Стальные клинки захлебнулись чужой кровью и потеряли былой блеск, окрасившись в алое. Мы все сегодня утонем в бурой жиже — своей и тех тварей, что…

— Динамо, ты форменный мясник! — старый площадник отвлекает меня. Опять насмешка, но есть и новые нотки… Страх?

— Страх, — он словно читает мысли. — За тех уродов, которым не повезло оказаться с той стороны баррикады.

Мы смеемся.

— Жаль, себя не видишь. Не знаю, кровавый ли ты демон, или ангел войны, главное — сегодня этот монстр за нас.

— Демоны не защищают церквей…

— Но и крыльев у тебя нет.

Угар уходит, адреналин еще кипит в венах, но надолго его не хватит. Я не ангел и не демон, я — заложник последнего боя, его жертва и герой. Я живу смертью. Я умру без движения.

Пока сердце колотится в груди, быстро расставляю выживших солдат на самые «прореженные» участки обороны, сам встаю за пулемет. Пусть честная сталь получит передышку, мне же отдых противопоказан. Давайте, гады! Пусть разразится буря!

Она не заставляет себя ждать.

* * *

— Геракл!

Руку свело, она продолжает давить на спусковой крючок пустого, бесполезного теперь пулемета.

— Геракл!

Разодранный в клочья ствол еще парит жаром и жалобно смотрит в небо, застывшее прямо над головой. Еще секунда, и оно расплющит меня…

— Геракл, твою мать!!!

Это Додон. Он лежит на спине, в огромной луже крови, царапая скрюченными пальцами землю.

— Сколько… времени? Гера, сукин ты сын, я слышу твое дыхание! Время?!

У старого солдата перебиты ноги, а лицо… лица больше нет, лишь кривящиеся в бесконечном вопросе тонкие губы:

— Сколько времени?!!!

— Двадцать пять минут.

— А мы молодцы, да? — ослепший старик смеется, но тут же захлебывается. С трудом прокашливается. — Остался кто еще?

— Нет, Додон, в финал вышли только мы.

— Что шумит? Такой треск странный…

Из-под огромного кургана нечеловеческих тел, засыпавших вторую, последнюю линию обороны, вырывается устремленный вертикально вверх столп пламени. Мертвые руки погребенного там огнеметчика так и не разжали своей хватки…

— Это смерть, Додон. Скребется в наши дверки, торопит…

— Веселый ты парень, Паша… У тебя херотень химическая еще осталась?

Киваю, словно собеседник может увидеть меня:

— Аккурат пара ампул.

— Давай на посошок. Еще чуть повоевать надо…

— Давай.

Вкладываю в его ладонь проклятую склянку, что дарует силу в обмен на остатки жизни. Мы чокаемся стеклянными шприцами.

Химия мгновенно помогает, и Додон улыбается, легко усаживаясь на земле.

— Жаль, ноги не слушаются. Ты привяжи меня куда-нибудь, хоть к светофору или столбу какому, и ножичков дай. Глядишь, полминутки тебе отыграю…

Сомневаюсь, что слепому воину удастся продержаться и пять секунд, но раз он решил умереть стоя…

— Додон, ты веришь… что все не напрасно?

Старик недобро ухмыляется и «смотрит» на меня в упор.

— Знаешь, почему я здесь? Почему против коменданта пошел, почему единственного родного человека в лазарете одного оставил, почему вас, врагов поганых без души и совести, в тюрьме не порешил, почему не только сам на смерть отправился, но и людей своих верных да преданных увел? А потому, Динамо, что мне в треклятой моей жизни чудеса видеть приходилось. И самое расчудесное чудо, что Антошкой зовут, мне внуком приходится. Ему папаша собственный, врач наш станционный, при рождении диагноз поставил, отмерив ровно два дня жизни. Отмерил, и руки на себя наложил: не вынес потери жены, которая при родах умерла, и собственноручно вынесенного сыну приговора. Вот только отец Михаил неделю у люльки простоял, без сна и отдыха, отмаливая у смерти душу безгрешную… И отмолил, вытащил с того света.

Завтра моему внуку исполняется пять. Правда, шансов дожить до утра у него немного, слишком болезненный, слишком слабый — принесенная тобой зараза заберет его первым. Вот и подумай, на что рассчитывать в этом мире сироте, который был спасен вопреки всему — диагнозу, злой судьбе, смертельному приговору? Мы обязаны совершить Чудо, Геракл. Ни больше и ни меньше. За тобой долг. Верни его сполна…

Мы молчим. Обвинение и раскаяние — слова здесь ни к чему. Лишь когда земля наполняется гулом и слышится приближение последней волны, что сметет нас без остатка, Додон тихо спрашивает:

— Время?

— Двадцать девять.

— Я попытаюсь простить тебя, Динамо. Честно… По тридцать секунд на брата — хороший расклад!

* * *

Тридцать восемь секунд. Целая вечность для слепого солдата… Тридцать восемь секунд отчаянной битвы, прежде чем рогатый монстр вспорет ему живот, от паха до груди… Кровь — горячая, пульсирующая, еще полная жизни — бьет в небо фонтаном и через мгновение обрушивается на землю тысячами тяжелых, уже мертвых капель.

Наушник в ухе шепчет на прощание:

— Дождь… Геракл, это дожжж…

Все. Есть только Храм за спиной, я и море теней, что разлилось окрест. Волна, настоящий вал надвигается на меня.

Сквозь чуть приоткрытые двери церкви слышу тайные слова, и заходящееся в агонии сердце гулкими ударами вторит им в ответ:

«Милосердный Господи, Иисусе Христе…»

Вижу сотни горящих лютой злобой глаз. Голод и ярость — вам не утолить ни того, ни другого!

«Тебе вручаю детей наших, которых Ты даровал нам, исполнив наши моления».

Бегу на встречу убийственному потоку.

«Прошу Тебя, Господи, спаси их путями, которые Ты Сам знаешь».

В левой руке автомат, в правой — сталь.

«Сохрани их от пороков, зла, гордости и да не коснется души их ничто, противное Тебе».

Свинец, собрав свою дань, иссякает. Боек тщетно стучит, не находя больше патронов. Мачете — теперь уже карающий Меч — чертит огненную дугу.

«Но веру, любовь и надежду на спасение даруй им».

Меч ускоряется с каждым мгновением. Он настолько стремителен — я едва поспеваю за ним. Росчерк пламени — безумный, захлебывающийся вой с той стороны, пылающее лезвие вспарывает дрожащий от напряжения воздух и зловонную плоть.

«Ангелы Твои да охранят их всегда».

Пропускаю удар и отлетаю далеко назад. Бурлящее море с рокотом накатывает, волоча потерявшее равновесие тело. Но боли нет.

«…и Ты по своей неизреченной милости прости их».

Вскакиваю. Заношу для удара так и не выпавший из руки верный меч и… не успеваю.

«Молитвою Пречистыя Твоея Матери Богородицы и Приснодевы Марии и Святых Твоих, Господи, помилуй и спаси нас…».

Пара огромных клыков-бивней со страшным хрустом врезается в грудь. Мир замирает.

«…ныне и присно и во веки веков».

Ребра — мои латы, броня, защищающая истерзанное сердце. Им не выдержать, не сдержать безграничной ненависти, что волна за волной разбивается о человеческое упрямство и волю. Мы — неуступчивые и хищные создания, этот мир наш — по праву рождения, по праву силы! Жаль, но в стене из костей, зовущейся грудной клеткой, нашлась брешь…

Подобно тарану мое пробитое насквозь тело врезается в двери храма, и они содрогаются. Победивший меня зверь истошно вопит. Вижу его глаза напротив своих: тварь трясется от ужаса — настоящего, животного, ни с чем не сравнимого ужаса!

Пускаю в ход единственное оставшееся оружие. Губы складываются в еле слышный, но сотрясающий небеса «Аминь».

Додон, ты слышишь? Мы совершили Чудо! Нависающее, закрытое непробиваемыми тучами небо больше не давит, не впечатывает в щедро омытую кровью землю. Его истончившиеся своды получают пробоину за пробоиной, проседают под яростью света, рожденного по ту сторону. Первые лучи неистового Солнца золотят купола Большого Златоуста, и их яркий отблеск закрывает мои глаза. Чьи-то уста, что легче воздуха и ветра, осторожно касаются лба.

— Спи, солдат. Ты победил…

* * *

Глаза распростертого на полу сталкера дрогнули и медленно раскрылись. Робкий утренний свет заглядывал в глубь помещения через открытые настежь двери. Солнце еще не вступило в свои законные права, но первые его лучики уже разрезали сумрак уходящей ночи.

Человек с трудом приподнялся и сел, опершись на руку. Мышцы нещадно ныли — сумасшедший побег тяжело дался ему, выпив все силы и измучив тело. Однако сталкер не обращал внимания на боль. Причудливая аура этого места, казалось, до сих пор не отпускала его из своих объятий, погрузив в события давно минувших дней.

«Что это было? Ожившая легенда? Сказка? Миф?» Человек тряхнул головой, прогоняя наваждение. Много раз слышанная история, пересказанная на все лады. Никто уже очень давно не верил в нее, в чудеса вообще не принято верить, обитая в подземном мире.

Что-то блеснуло у самого входа, отразившись в сиянии нарождающегося светила. Пришлось подняться на непослушных ногах, чтобы рассмотреть. На ступенях, ведущих к храму, лежал невероятно длинный и широкий нож, почти целиком покрытый запекшейся кровью. Мачете… Карающий меч из прошлого? из сна?

Сталкер подошел и, присев на корточки, осторожно коснулся деревянной рукояти. Не морок, не видение! Меч, ждущий своего героя.

Весь страх ушел, сгинул безвозвратно, не оставив и следа, не оставив сомнения. Сталкер вскочил и резко вскинул священное оружие у себя над головой, словно приветствуя Солнце:

— Я не боюсь, я больше не боюсь!

Человек не смотрел на вылезающих из своих нор гадов, привлеченных его криком. Глядя в очистившиеся от крови грани меча на отражение нестерпимо яркой, запретной звезды, он повторял вновь и вновь странные слова:

— Мы совершим чудо, мы совершим чудо, мы совершим…


Ольга Швецова
НАСТАВНИК

Ему никогда не снилось метро. Уже двадцать лет подряд, просыпаясь, он видел мрачные серо-коричневые тона, господствующие в подземке: жестокое разочарование после голубого неба над головой. Опять тусклый свет аварийного освещения, от которого не зажмуришься, а только прищуришь глаза, чтоб хоть что-то разглядеть в двух метрах от себя. Еще он видел во сне тянущуюся к нему руку, поцарапанную, с обломанными ногтями, пальцы напряжены в последнем возможном усилии: дотянуться… И всегда нескольких миллиметров не хватало — просыпался. Сердце колотилось, как бешеное, его стук отдавался в ушах, заглушая все другие звуки. Не успел, не смог. Не выполнил свой долг спасателя.

В тот день сигнал тревоги для него и его коллег прозвучал чуть раньше, чем для остальных жителей города. Их шофер развернул машину, пренебрегая всеми правилами движения, и бригада МЧС направилась к ближайшей станции метро, чтобы грамотно организовать эвакуацию в бомбоубежище. Ха! Какая к черту эвакуация?! Порядка в этой толпе было не больше, чем в бегстве диких животных от лесного пожара. Что могли спасатели? Только помочь слабому, привести в чувство того, кто растерялся, поднять упавшего в толпе… В конце концов, и его затянуло в метро. Ворота за спиной закрылись, и он остался стоять на платформе, пытаясь понять: что же теперь надо делать? Выходило, что, как обычно, свою работу: вправить вывих, остановить кровотечение, просто посидеть рядом с человеком, держа его за руку — душевные раны иной раз болят сильнее телесных. Сам он легко отделался — раньше его жизнь шла по замкнутому кругу: работа, дом, магазин, теперь же: работа, работа, продпаек, опять работа и — хлоп мордой в подушку. Видеть сны о прошлом. Видеть солнце, небо, траву, слушать шум большого города. Или снова впустую сжать пальцы в воздухе, не дотянувшись до руки… Двадцать лет он видел это во сне. Что бы сказал по этому поводу старик Фрейд? Иногда ведь и сигара — вовсе не признак скрытого гомосексуализма, а просто сигара. А он просто чувствует свою полную беспомощность. Просто…

Люди нуждались в нем. Целый год. А потом… Как-то незаметно все наладилось, метрополитен перестал напоминать сплошную чрезвычайную ситуацию, и аббревиатура МЧС уже не звучала так гордо и обнадеживающе, как раньше. Он не привык быть лишним и ненужным. На поверхность попросился одним из первых — нетрудно быть героем, когда и терять-то особенно нечего. Да и подвигом это не назовешь: не было еще никаких тварей, опасность представляли только радиация и техногенные факторы, а когда есть хорошие защитные костюмы, риск получить облучение минимален. Только вот в городе показалось, что со всех сторон смотрят мертвые глаза. Глаза неспасенных. Ему одному из первой группы сталкеров удалось сохранить хоть внешнее подобие спокойствия, но именно тогда и начал сниться этот сон…


— Виктор, проинструктируй новичка, расскажи, что его ТАМ ждет, — командир блокпоста подтолкнул в спину едва достигшего совершеннолетия пацана. — Ну, вы тут сами разберетесь…

Он давно не выходил в город — уже через четверть часа ходьбы в противогазе нечем было дышать, кружилась голова, мог потерять сознание от гипоксии. Возраст, чего же он хотел? Но подготовкой сталкеров продолжал заниматься, когда попросят.

Парень изо всех сил хмурил брови, стараясь казаться серьезнее и старше, чем он есть, но больше девятнадцати лет, по расчетам Виктора, никак не выходило. Сопляк. Впрочем, выбора не было. Все хотели быть сталкерами, но здоровых и подходящих по всем параметрам молодых людей в метро оставалось все меньше и меньше. ОЗК болтались на новичках, как тряпки на бельевой веревке, за стеклышками противогаза — детское любопытство. Сталкеры, блин горелый…

— Имя у тебя есть, недоросль?

— Михаил Васильевич.

— Васильевичем будешь, когда прыщи с лица сойдут. А пока — Мишка.

На вопрос Мишки, как там наверху, ответил одним словом: жутко.


Виктор никого не оставил ТАМ, на поверхности, только и помянул товарищей по работе, которые погибли при исполнении. То, что в метро оказался именно он, было случайностью. Его одиночество, которое раньше казалось недостатком, обернулось теперь чувством покоя: все, что у него было, — это он сам. Боялся, что, обретя что-то, тут же потеряет. В мирной жизни Виктор был обычным городским спасателем, и ничего сложнее, чем вытащить детскую конечность из батареи или пьяного бомжа из канализационного люка, ему обычно делать не приходилось. На разбор завалов после обрушения зданий он не выезжал, на пожарах и наводнениях не работал. Поэтому сон ему самому казался загадкой: с чего бы?

— Дядя Витя, а чему вы учите? — Мишка удивлялся, как и все предыдущие новички, не видя на столе автомата, а только противогаз и аптечку. — Стрелять я и так умею.

— А я и не сомневаюсь, что ты умеешь…

И пока только на стрельбище… А как прибор ночного видения наденешь на запотевший противогаз — сразу разучишься. Да еще душно в ОЗК, жарко. И нос все время чешется именно тогда, когда твари рядом, и нельзя пошевелиться. К этому тоже надо привыкнуть, лучше здесь начесаться в свое удовольствие. Выход наверх — это не только смелый поступок, от которого гордость распирает и девушки на шею вешаются. Это похоже… На выход в космос, что ли? Человек видит над собой звезды, смотрит на останки былой цивилизации и вдруг понимает, что родился вовсе не для того, чтобы жить под землей. И как после всего этого опять забиться в мрачную, протухшую нору? Уже не усидеть на месте, человек снова выходит на поверхность, пока… Пока не останется там навсегда. Сталкеры редко умирают в своей постели.

Но сколько бы Виктор не запугивал «желторотиков», ни одного не удалось отговорить от похода наверх. И они больше не могли остановиться, как летчики не могли жить без полетов, — это сродни наркотику. Почему он сам этого никогда не чувствовал?

Настроение по возвращении было, как после кладбища. Виктор понимал, что он неисправимый пессимист, но именно поэтому его и просили немного «приземлить» новичков, которые считали, что ТАМ их ждет воинская слава, а особо практичных — неисчислимые богатства. Нет там ничего, только темнота, ветер, со свистом носящийся по развалинам, и голодные хищники. Все остальное человек домысливает себе сам, вот почему настолько по-разному описывали сталкеры свои походы: каждый видел то, что сам хотел…

Виктор еще раз осмотрел нового ученика.

— Я могу научить, как выжить на поверхности. Как там дышать, как ходить… — Мишке уже стало скучно, он заглядывал в аптечку. «Что-то быстро ему надоело, другие подольше держались. Не выйдет из него толкового сталкера, не тот темперамент. Спокойнее надо быть». — А тот, кто меня не слушает, обычно пробку из фильтра противогаза вынуть забывает!

— Я слушаю… А что надо делать?

— Для начала надевай комбез — и бегом три круга по станции.

Вот чудо в перьях, улыбается еще чему-то… Побежал. Ничего, потом и противогаз нацепит, автомат на спину повесит. А через пару дней и до рюкзака с кирпичами дело дойдет. Пусть привыкает, что за сталкер без мешка с добычей? А он, Виктор, ему еще и ящиков пустых на дороге разложит, пусть преодолевает препятствия.

— Садист вы, дядя Витя!

— Ты меня еще поучи, салага! — «Далеко убежал ученик… — Виктор еще раз протер тряпочкой противогаз для Мишки. Тяжело в учении, легко в гробу… Учит он их чему-то, другие наставники делают из них бойцов. А потом эти недоросли через месяц-два уходят получать официальный жетон. Засранцы неблагодарные, хоть бы один назад вернулся! Ну, не предусмотрены у них в бюджете станции наемные сталкеры, своих готовили. Место хорошее, фон радиационный не такой сильный, как во многих других местах. Казалось бы: живи и радуйся, да таскай с поверхности барахло. Нет, как шило у них ниже спины! Не сидится им здесь: как только хвастаться не перед кем становится — нет сталкера, ищи следующего. Хорошо, что добровольцы не переводятся. Только он никуда не двигается», — проводил взглядом заметно уставшего Мишку. Сам Виктор и без химзы теперь ста шагов не пробежит. Бывший спасатель, бывший сталкер… И мужик-то, наверное, уже бывший.

— Дядя Витя, вы не соскучились?

— Еще круг! И скорость прибавь, твари — они быстрые.

* * *

Он видел сон: осенние листья лежали на земле, скованные льдом. Как будто уже конец октября, днем еще греет солнце, а к вечеру земля по-зимнему холодная. Листья были разные: светло-коричневые — дубовые, прогнившие до черноты — тополиные. И сверху — золотистый березовый, с мелкими зубчиками по краю и несколькими червоточинками. Он удивился даже во сне, что помнит до мелочей, как выглядят опавшие листья. И какой-то голос шепнул ему на ухо: «Это твоя жизнь». Во сне он согласился с голосом — его осень уже наступила, он даже не ощущал собственного тела, растворился в этом замерзшем пестром ковре, — но, проснувшись, удивился. Почему там не было ни одного ярко-красного кленового листика? Умный мужик был Фрейд, черт его задери, есть в человеке что-то бессознательное. Не было в жизни ничего яркого, и листьев кленовых нет. И вообще, если сны стали более интересными, чем реальная жизнь… Плохой признак.


Оказание первой помощи у всех «желторотиков» шло из рук вон плохо. Если уж они на станции бинт сикось-накось накручивают, что же в боевых условиях будет? Наставника Мишка обмотал тряпочной полосой, как мумию, а самому себе ногу перевязал так, что через два шага повязка свалилась. Торопится все куда-то! Ну, конечно, мы же самые неуязвимые, уж с нами-то точно ничего не случится! Вот товарищу помочь — это дело. Откуда в них это берется: уверенность в том, что они лучшие, выйдут наверх и всех чудовищ разом победят? Что-то пока ни один с этой задачей не справился. Может, если побольше таких наглецов вместе собрать, то молодой энтузиазм свое дело сделает? Да нет, бред это, не умеют они в команде работать, каждый сам по себе отличиться хочет…

— Дядя Витя, а почему у вас нет семьи? Одинокий мужик сейчас на вес золота.

Виктор даже не знал, что ответить: доставучий Мишка пренебрегал всеми правилами приличия, задавая подобные вопросы, но почему-то это не вызывало раздражения. Ему и в самом деле было интересно — за две недели он успел выспросить почти всю биографию наставника.

— Не переживай, тебе девушек больше достанется. Может, от прыщей избавишься…

— Чушь это, дядя Вить, устаревшая и ненаучная!

— Так, быстро противогаз надел — и молчать!

Кричать пришлось в удаляющуюся спину — Мишка пошел на следующий круг по станции. Непонятный парень, не то придуривается, не то действительно немного того… плохо воспитан. Самое неприятное заключалось в том, что Мишкин интерес заставлял Виктора сомневаться, правильно ли он, наставник, живет. Для этого недоросля ответ на вопрос неочевиден, с чего-то ведь он его задал… Нет, пора завязывать с этими учениками, а то он сам себе психоаналитиком становится, как будто ему идиотских снов было мало!.. А неплохо держится «желторотик», бежит и бежит, поблажек не выпрашивает.

— Руками не болтай! Они тебе помогать должны при движении, а не за воздух цепляться!

Завтра на поверхность. Готов новый Гагарин, поехали!


— Стой! Хватит пока…

Парень тяжело отдувался, согнувшись и опираясь ладонями на дрожащие колени.

— А все-таки, дядя Вить? Почему семьи нет?

Вот настырный попался… Вынь да положь ему ответ, больше во время кросса и подумать было не о чем? Хорошо, что он такой настойчивый. И плохо, что такой упрямый. Ну, черт с ним, ведь не отстанет:

— Уже после того, как родителей похоронил, привел одну… Пришел с работы на следующий день — гардероб посреди комнаты. Думал, батарея потекла…

— А на самом деле?

— А на самом деле, оказывается, мебель у меня стояла не по фен-шую! Тридцать лет стоял шкаф на своем месте, никому не мешал, так нет — неправильно стоял… В общем, я ей объяснил, что не ее ума это дело. Через неделю собралась домой с вещами…

Мишка уже выпрямился, слушал внимательно, но вряд ли что-то понимал. «А ничего держится парень, быстро отдохнул, не отправить ли его еще на пару кругов? Хватит, пожалуй…»

— А здесь-то чего не женились?

— А ты не лезь с вопросами! Завтра наверх пойдешь.

— Правда?! — Он убежал вприпрыжку, забыв про усталость и четыре кирпича в рюкзаке.

— Стой, противогаз-то оставь…

Вот бес неугомонный, можно только пожалеть того, кто «желторотика» завтра в город поведет.


Он проснулся среди ночи. Сердце стучало так, что Виктор удивлялся, как еще не разбудил шумом всю станцию. Опять не дотянулся, руку видел ясней некуда, а лицо человека терялось в каком-то тумане. Он вышел покурить, рядом в темноте быстро промелькнула какая-то тень. Сначала Виктор хотел вернуться за пистолетом, но потом направился к противоположному краю платформы, чтобы отловить ученика там, Мишка даже не успел понять, как его шея и рука оказались в крепком захвате наставника.

— Ты что, сдурел? Олимпийским чемпионом решил стать?

— Дядя В-витя… — От испуга парень начал заикаться, Виктор надеялся, что не навсегда. — Вы как тут оказались?

— Какая разница? Главное, что ты ничего не услышал. Ты, Мишка, запомни: бежать, слышать и думать надо одновременно. Карту местности видел?

— Вот я о ней сейчас и думал!

Виктор выбросил окурок на пути, где тот еще некоторое время догорал в темноте красной искоркой. Мишка, сволоченок такой, своими спортивными достижениями сбил весь сон. Хотя, было б о чем жалеть… Посидеть поговорить с ним, что ли?

— Недалеко от нашей станции раньше был скверик, и на одном из фонарных столбов висели часы. Круглые такие, с большими цифрами. — Виктор и сам не понимал, думает он про это или вслух произносит. — Как в старом кино, там под часами всегда девушек ждали, а они опаздывали. Только и видно, как стрелки на час передвигаются. А потом еще на час.

— А на сколько ваша девушка опоздала?

— Моя-то? Вообще не пришла. Три часа дышал свежим воздухом, потом плюнул и домой пошел. Хорошо, что на букет не потратился. — Может быть, если бы он купил тогда этот хренов букет, то и девушка пришла бы? А с таким жлобом она и связываться не захотела… — Иди, Мишка, спать. Следующую ночь уже не дома проведешь.

— А вы?

— А я еще посижу.

Мишка сначала отошел на шаг, но вернулся.

— Я не могу уснуть. — Будто откровение какое поведал! Виктор еще не видел «желторотика», который не волновался бы. Да и он сам тоже…

— А зачем ты меня все время про семью спрашиваешь? Мать свою решил в хорошие руки пристроить?

Мишка хотел выдать очередной необдуманный и категоричный ответ, но промолчал. Виктор не переспрашивал, боясь, что ответ будут примерно следующим: «На кой ты ей сдался, старый хрыч…»

* * *

— Виктор, ты как сегодня?

— Как? Сядь да покак! Как всегда. А что случилось? — Не понравился вопрос, сверхурочной работой он пахнет. А ему и так с утра нехорошо, сердце болит. Но зря Костик обращаться не будет. То есть, конечно, Константин Семенович, командир блокпоста.

— Ну, если ты не согласишься в город сходить, то придется Мишке недельку подождать… Некому его сопровождать, Кирилл другим делом занят.

Виктор молчал, размышляя, как бы согласиться, чтоб было похоже на отказ. Он вспомнил радостное, оживленное Мишкино лицо, когда тот услышал волшебное слово «завтра». Дали парню надежду на что-то лучшее, как же теперь отобрать обратно или хотя бы отложить? Трагедия для «желторотика», вся жизнь насмарку с их проклятым подростковым максимализмом! У них ведь или сейчас, или никогда… С другой стороны, если сейчас уличат в сочувствии к ученикам — конец репутации мрачного и равнодушного ко всему человека…

— А чего, кроме Кирюхи и меня, старого и больного, больше никого не нашлось? — заворчал Виктор, но Костик не слушал, зная наперед все это предисловие вместе с эпилогом.

— Значит, согласен?

— Да. Но учти: если со мной опять обморок приключится, он меня даже за ноги до станции не дотащит, хиляк такой!..


Стоило Виктору только увидеть свой старый ОЗК, как тут же вспомнилось противное ощущение нехватки воздуха и звона в ушах. Но рядом стоял Мишка, не нужно показывать ему, что на поверхность идти смертельно не хочется. А может, и не замечает он ничего, поглощенный мыслями, как сейчас перед ним откроется гермозатвор, за которым ждет terra incognita. Опять раздался этот ужасный скрип ржавых несмазанных механизмов. Виктор давно уже не слышал в нем увертюры к опере под названием «Новые приключения сталкера». Впрочем, он всегда был реалистом и сейчас думал об одном: как бы не задохнуться в резиновом изделии № 1 с фильтром еще на выходе со станции.

Виктор обшарил окрестности фонарем, но даже его подозрительная натура не нашла, к чему придраться, поэтому наставник махнул рукой Мишке, чтобы следовал за ним. И на площадке перед вестибюлем станции снова неподвижно застыл молодой парень. Сколько их таких было… Первый взгляд — на полуразрушенный каркас высотного здания напротив выхода, потом постепенно голова поднимается кверху, а там — небо и звезды сквозь тучи проглядывают… Хоть статую с них делай, времени хватило бы. Только он не скульптор, и долго такую духоту в противогазе не выдержит. Тихо матюкаясь в адрес Кирюхи, который должен был сейчас занять его место, Виктор похлопал по плечу Мишку.

— Освоился? Пойдем дальше.

Завидовал он. Немного. Парень еще может чему-то удивляться. У «желторотика» был миллион вопросов, он что-то бухтел в противогаз, но сквозь шум в ушах Виктор плохо его слышал, надеялся только, что Мишка не просто так вертит головой по сторонам, а еще и следит за обстановкой. Рассказать в общих чертах, что где находится, куда ходить за топливом, по каким улицам в основном передвигаются сталкеры — со всем этим инструктажем Виктор справился минут за десять. Пора бы и вернуться, но ноги не шли. Если он не даст себе хоть короткую передышку, «желторотику» и впрямь придется нести его на спине. А жаловаться Виктор не привык.

— Постой пока тут рядом, осмотрись. А я немного посижу.

Сиденье бывшей иномарки больше не было мягким — проваливалось под его весом, но все-таки на нем удобнее, чем на камне или на ржавом бампере…

Сердце перестало скакать и дергаться, во вдыхаемом воздухе, кажется, появился кислород: Виктор приходил в себя.

Сколько времени он уже сидит тут в почти полной отключке? Мишкиного фонаря даже близко не было видно, слинял куда-то.

Куда?! Вытолкнув себя из машины, он огляделся по сторонам, но ни в одном переулке не мелькнуло ни лучика света. «Желторотика» как черти утащили.

— Идиот! — сам не зная на кого, выругался Виктор. Бродить по окрестностям наугад можно долго, тут интуиция ничего не подскажет. К счастью, свежий след ботинка в пыли обнаружился в стороне от обычного маршрута. Кроме Мишки никто этот отпечаток оставить не мог. Успеть бы только…


Он не видел раньше этой дыры в асфальте — давно не выходил, многое изменилось. Но над краем ямы еще виднелось облако пыли, указывая внимательному наблюдателю, что обвал произошел только что. Виктор бегом преодолел пятьдесят метров, не церемонясь с застарелым радикулитом, прыгнул вперед и, проехавшись на животе, остановился точно у края ямы. Даже успел удивиться: немолодые мышцы правильно рассчитали усилие, нужное для такого рискованного приземления. В луче фонаря прямо под ним висел Мишка, крепко ухватившись руками за выступающую из глины ржавую железку. Виктор осветил дно ямы. Там блестела вода и виднелся частокол арматуры. Если «желторотик» упадет, вывихом-переломом не отделается. Надо вытаскивать. Он протянул руку:

— Держись, обормот. Какой черт тебя понес…

Холодный пот залил спину: нескольких сантиметров не хватало…

— Подожди, сейчас принесу что-нибудь…

Сказал и понял, что времени нет ни секунды. Понял по Мишкиным глазам, по тому, как задергался вдруг парень и начал цепляться мысками ботинок за глинистый обрыв. Железная труба переломилась где-то в земле и начала медленно выползать наружу.

— Не шевелись!

Виктор видел, что ученик почти в панике — к такому повороту событий его никто не готовил ни морально, ни физически. Бывший сталкер понимал его состояние: шел себе парень спокойно, и вдруг земля ушла из-под ног, тело инстинктивно успело извернуться и остановить падение. Только увидел помощь в лице наставника, как опора, казавшаяся до того надежной, подвела. Еще немного, и парень полетит вниз с этой бесполезной трубой в обнимку. Но если Мишка не прекратит дрыгать ногами, долго не продержится.

— Михаил! Ты меня слышишь? — Глаза «желторотика» сфокусировались на его противогазе, кажется, он начинает приходить в себя. — Ты зачем сюда полез?

Теперь, когда Мишкины ботинки с грехом пополам нашли опору, он прекратил сползать вниз. Если сможет подтянуться на одной руке, Виктор его вытащит. Но сможет ли он? Надо бы ввести в программу подготовки сталкеров подтягивание на перекладине… О чем он думает?! Да о чем угодно, только не об острых арматуринах на дне ямы…

Виктор положил фонарь на край провала, одной рукой нащупывая хоть небольшую ямку в асфальте, а другую протягивая к Мишке:

— Ты про эту яму знал?

— Знал… — «Желторотик» виновато опустил голову, что стоило ему еще пары сантиметров сползания к воде. — Я хотел скверик посмотреть. Никогда не видел старого кино, а вы так про часы рассказывали… И часов круглых не видел.

— Увидишь еще, обещаю. Слушай, сейчас одним рывком подтягиваешься изо всех сил, руку тянешь вверх. Правую! — У него только одна попытка, но этого Виктор говорить не стал. — Давай!

Мишка так резво рванулся, что пальцы Виктора сжались мертвой хваткой не на кисти, а на запястье тонкой мальчишеской руки. Железку тот почему-то не выпустил, цепляясь обломком за плотный грунт и пытаясь помогать наставнику.

— А ну, брось эту гадость, второй рукой держись!

Он и думать забыл про одышку и больное сердце, только просил, обращаясь неизвестно к кому, не дать ему помереть от инфаркта еще в течение пары минут, а потом — без разницы. Железка со звоном ударилась о прутья на дне и шлепнулась в воду.

Вытащить худенького Мишку оказалось совсем не трудно: недостатка силы в руках Виктор еще не чувствовал. Оказавшись на твердой земле, «желторотик» отполз от края так быстро, как только мог.

Вот теперь закружилась голова… Воздуха не хватало, сердце булькало где-то не на своем месте. Виктор перевернулся на спину и закрыл глаза. Он все-таки успел, он дотянулся!

Теперь он точно знал: этот мерзкий сон ему больше никогда не будет сниться.


Константин «Еретик» Баранов
СНАЙПЕР

Можно ли почувствовать взгляд снайпера? Маловероятно. Скорее получится ощутить непонятную угрозу. Смутную тревогу. Зато когда один из группы падает с простреленной головой, остальные начинают ощущать опасность в полной мере. Выжившие рассказывают: крайне паршивое чувство.

Интересно, подозревают пять сталкеров, что их разглядывают через оптический прицел? Не похоже. Конечно, в их движениях чувствуется нервозность, но это следствие напряжения. Трудно не напрягаться, шагая по руинам, напитанным радиацией. Опять же флора-фауна мешают расслабиться. Сложно предсказать, сколько глаз имеет то, что смотрит из обломков зданий. Кто таится во мраке окон и подвалов? В любом случае надо держать палец на спусковом крючке. Может, тогда успеешь огрызнуться автоматной очередью на кинувшуюся из руин тень. От готовности зависит жизнь.

Ствол винтовки магнитом привязан к пяти фигурам, продвигающимся среди оплавленных развалин. В окуляре оптического прицела люди похожи на пластмассовых солдатиков. Маленькие. Игрушечные. Ненастоящие. Нажимать спусковой крючок совсем нетрудно. Наоборот, возникает спортивный интерес. Азарт охотника. Скольких удастся подстрелить? Увы, это чувство со временем тускнеет. На четвертом десятке «скальпов» ощущения притупляются, спускать курок становиться рутинно и скучно. Появляется необходимость разнообразить процесс умерщвления себе подобных. Например, прострелить ногу, не более. Чтобы раненый не умер преждевременно от потери крови. Обязательно надо оставить шанс на спасение. Гораздо интереснее, когда в человеке теплится надежда.

Группа идет тяжело. Явно не с пустыми руками. Неужели в руинах еще осталось, чем поживиться? Поразительно: два десятка лет таскают, но, оказывается, вынесли еще не все. Далеко не все, раз у каждого за плечами увесистый рюкзак. С таким грузом на спине особо не побегаешь, да и прятаться проблематично. Удобная цель. Медленная и крупная. Жадность — хуже, чем холера, жадность губит флибустьера… Интересно, что несут? Наверное, стандартный набор: еда, книги, барахло. Не помешает потом проверить, вдруг откопали что любопытное? Нет благородства в грабеже мертвецов, однако новый мир диктует новую мораль. Живущим в метро остается лишь плясать под эту дудку, мародерствуя на трупе цивилизации. Только вот развалины рядом с выходами из метро давно обшарены, и нужда гонит все дальше и дальше от спасительного подземелья. Чтобы дойти и вернуться, необходимы безопасные маршруты, и изучать их следует досконально. В каком подвале дозиметр зашкаливает, а где можно снять противогаз и хлебнуть воды. Где располагаются охотничьи тропы и логова разномастной нечисти. Какие руины еще не разграбили. Вот и получается, что «безопасный путь» значит «постоянный». А постоянство может сыграть злую шутку.

Любая засада похожа на шахматную партию: мало предвидеть поступки оппонента, нужно заставить его действовать по твоему плану. Смотреть — куда надо, бежать — куда надо, стрелять — куда надо. Пять сталкеров вот-вот пересекут заветную границу, даже не подозревая, что идут в ловушку и что в следующую секунду кто-то из них умрет. Операция тщательно продумана и детально спланирована, ориентиры пристреляны, детали учтены, варианты просчитаны. Дорогу осилит идущий. Идущего осилит залегший…

Пятерка движется цепочкой, в нескольких метрах друг от друга. Так сложнее положить всех одной очередью, да и на растяжке тоже подорвется только один, а у остальных появится шанс на спасение. Постоянно озираются, крутят по сторонам автоматными стволами, готовые пальнуть на любой звук из окружающих руин. Если оглядываются, значит, что-то чуют. Логично, без чутья сталкеры долго не живут. Однако топтаться на месте тоже нельзя — рассвет не за горами, а до станционного павильона путь не близкий. Отряд должен торопиться, но сохранять внимание и одновременно спешить сложно. Так что идут медленно. Один смотрит через тепловизор, хотя полагаться только на электронную игрушку глупо — спасает лишь от зверья. Благо, хладнокровные ночью не охотятся. А вот человек умнее и заранее позаботится о маскировке. Зато теперь понятно, кто из них главный, и кому придется обзавестись лишним отверстием в голове первым. Это в море капитан покидает корабль последним, на суше его судьба иная. Чтобы победить змею, надо ее обезглавить.

Человек с тепловизором привстает на капот разбитого джипа. Обзор лучше, видно дальше. Еще бы мишень на груди белой краской нарисовал! Как в тире, даже скучно. Визирные метки прицела контрастируют с темным пятном головы. Хлесткий щелчок выстрела. Что ощущает снайпер, спуская курок? Отдачу приклада. Эмоции придут позже. Гораздо позже, когда на цевье появятся свежие насечки по числу убитых.

Командир сталкеров падает, оставив размазанное красное пятно на сером бетоне стены. Слышится треск разбитого прибора, удар тела об асфальт, матерные вопли подчиненных. Русский язык действительно велик и могуч. Минус один. Оставшиеся в живых мечутся, бросаются за укрытия. Кто куда успел, как тараканы на кухне в прошлой жизни, если включить свет. Вообще-то оно и правильно: раз хлопнул выстрел, а кто-то рядом упал с дыркой в противогазе, безопаснее уткнуться носом в асфальт. Вот они и уткнулись. Но не все.

Над капотом искореженной машины поднимается штурмовой шлем с забралом. Большой и толстый. Смотровая щель крутится по сторонам, как перископ подводной лодки. Выглядывающий хочет понять, откуда стреляли. Видимо, посмотреть, как упал труп командира и с какой стороны у него дыра в голове, религия не позволяет. Неужто и впрямь надеется, что из окна торчит винтовка, как в фильмах? Забавно и глупо. Равно как глупо настолько слепо верить в металл и кевлар шлема. Видимо, в голове под тесной титановой скорлупой мысль о свойствах патрона просто не помещается. А меж тем патрон для снайперской винтовки отличается от обычного не только размерами. К сожалению, бронебойных не осталось. Давно отстреляны, а клепать в кустарных условиях пули с термоупрочненным сердечником, увы, не научились даже вездесущие бауманцы. Возможно, поэтому хозяин шлема столь смел, даже автомат высунул. Думает, нашел снайпера, кретин. Короткая очередь. Эхо выстрелов. Шорох бетонной крошки. Совсем мимо! Для стрелка хорошая позиция не притягивает взгляд, а «очевидное» не значит «верное». «Шлемоносец» направляет автомат на черный пролом в следующем здании. Снова очередь. Многоголосое эхо скачет между огрызками домов. Интересно, что он планирует делать, когда боекомплект закончится? Под землей каждый патрон на счету. За такое расточительство не грех и убить.

Ствол винтовки плавно смещается. В прицеле темный шлем хорошо контрастирует на фоне серого обломка стены. Залепить в смотровую щель? Заманчиво в качестве проверки мастерства. Раньше охотник зверя в глаз бил, чтобы шкурку не портить. Но нет, понты прибережем на другой раз. Глупо на боевой операции письками мериться. Приклад бьет в плечо. Заметно, как пуля щелкает по шлему и рикошетом отскакивает в груду кирпичей. Голова дергается и исчезает за остовом машины. Ремешок шлема лучше оставлять расстегнутым: человеческая шея — вещь хрупкая, резких движений не переносит. Любопытно, можно ли, стоя рядом, услышать хруст ломающихся позвонков или звук отскока перебивает? Минус два.

Сталкеры удивленно рассматривают упавшего товарища. Его смерть явно кажется им сверхъестественной: шлем цел, дырки нет, а человек мертв. Да, вот так и появляются легенды о невидимых наблюдателях, убивающих взглядом. Неведомое колдовство и черная магия! Неужто дети подземелья забыли о законах физики и сохранении импульса? Скорее всего, просто не знают о таком. Образование теперь хромает.

Бешеная пальба трех автоматов рвет тишину мертвого города. Молодцы, направление определили верно. Еще один труп, и придется менять позицию. Лупят в провалы окон, остатки машин, бетонные обломки. Утюжат любую щель, где может затаиться снайпер. Что они видят? Скелет мертвого мегаполиса. Кости, оплавленные атомным пламенем. Черепа домов с десятками глазниц-окон. Обвалившиеся здания, похожие на безмолвных стражей, охраняющих сокровища погибшей цивилизации. Мертвый город злобно смотрит на горстку людей, посмевших нарушить его покой.

Отстрелялись и затихли. Попрятались за укрытиями. Меняют рожки и гадают, кто следующий. А залегли хорошо, почти грамотно. Хоть чему-то их учат… Постой-ка! Из-за бетонной сваи торчит темное пятно. Коленка? Боец не поместился целиком или просто забыл убрать ногу? В бою подобные ошибки искупают кровью. Вот и проверка мастерства, попасть сразу — второго шанса не будет. Многие недооценивают искусство снайпера. Считают, достаточно поймать в прицел интересующий объект и нажать спусковой крючок. Особо умные иногда еще вспоминают о поправке на расстояние и марке патрона. Все остальное — длина ствола, износ, нагрев, шаг нарезки, качество оптики, крепление прицела, температура и влажность воздуха, направление ветра, форма пули, сплав, центр тяжести — мелочи, недостойные внимания. Слова превращаются в пустые звуки. Зря…

Мир сужается до стеклянного кружка с прицельными насечками. Выстрел, вскрик, матерщина сквозь стиснутые зубы. На бетоне остаются брызги крови. За шпалой скрючился человек в мешковатом комбинезоне. Корчится, зажимая простреленное колено, намордник противогаза искажает вой боли. Вот теперь и впрямь пора менять позицию. Тем более, что тепловизор разбит, а без него движение во мраке Развалин уловить сложно. Особенно, когда крадется профессионал. Да и укреплена новая точка лучше предыдущей — разбитые кирпичи уложены в подобие амбразуры. Автомат не пробьет, а из подствольного гранатомета попасть проблематично, расстояние слишком велико. Разве что миномет или РПГ у кого-то из бойцов в кармане завалялись, или группа артподдержки на подхвате.

Трое уцелевших пока еще смотрят в другую сторону, ждут следующего хлопка и нового мертвеца. Автоматы нервно дергаются, скачут с одного здания на другое. Со второй точки обзор лучше, лежать удобнее. Хорошая позиция! Взрывная волна удачно перекосила остатки здания. Десять метров правее, а попавшие в засаду уже думают, что огонь ведется с противоположного конца улицы. Создается эффект присутствия второго стрелка. Один снайпер — уже страшно, а появление второго и вовсе опускает боевой дух ниже плинтуса. Попавшим в засаду становится совсем грустно.

И все же делать следующий ход рановато. Пусть попотеют, целясь в пустоту, а нам самое время провести рекогносцировку. Итого имеем: раненый укрылся за шпалой, самостоятельно не убежит. Второму тоже некуда деваться: догадался спрятаться за машиной, ржавый кузов которой простреливается со всех сторон. Третий залег в обломках стены, когда-то обрушенной взрывом. Поднимет голову — получит гостинец между глаз. Шахматная партия наполовину разыграна. Эндшпиль.

За разбитой машиной мелькает голова. Сталкер мнется: то готовится к быстрому рывку, то вновь прячется. Явно хочет помочь раненому, но боится покинуть укрытие и оказаться следующим покойником. Любопытно наблюдать, как человек разрывается между спасением товарища и собственной жизнью. Кто победит в душе, храбрец или трус? Фигура в бесформенном комбинезоне рывком перебегает от машины к обломкам. Не бросил напарника! Мужик! Поступок, достойный уважения. За такое могут медаль дать, посмертно.

Два человека упорно цепляются за жизнь. На фоне выцветшего асфальта отчетливо видно, как один торопливо волочит другого за лямки бронежилета. Подстреленный, несмотря на адскую боль, не опускает оружия, держа окна на прицеле. Ствол винтовки преследует сталкеров. Сначала спасителя, потом раненого. Цинично. За это снайперов не любят ни свои, ни чужие. Только собратья по ремеслу понимают, как можно столь хладнокровно спускать курок. А спокойствие необходимо — оружие нервов не терпит.

Палец ложится на спусковой крючок, и тут звучит предупреждающий крик. Что-то не так. Окуляр прицела мешает увидеть картину целиком. Раненый водит автоматом из стороны в сторону. Не может прицелиться? Но в кого?

Злобный рык. Такие преследуют в ночных кошмарах. Неужто мутанты заглянули на огонек? Сработал вселенский генератор случайностей, породив элемент хаоса? Что ж, так даже интереснее. Придется соображать на ходу, а импровизация всегда добавляет остроты ощущениям.

Беспорядочные выстрелы. Спаситель бросает раненого и тоже хватается за автомат. Поздно! Лохматая туша сбивает человека с ног, оба кубарем катятся по земле. Силы прыжка хватило, чтобы тварь и жертву отнесло на несколько метров. Раненый переворачивается на живот и выпускает очередь, не особо заботясь, что попадет в товарища. Монстр взрыкивает от боли. Гляди-ка, попал! Мутант прыгает с жертвы на стрелка, одним махом покрывая пять или шесть метров. Потрясающе! Победный рык, и вот уже существо остервенело терзает человека. Во все стороны летят окровавленные лоскуты защитного комбинезона. Сталкер, сбитый прыжком, не подает признаков жизни. Истинный хищник: два трупа за пять секунд! Вот почему зверье нельзя подпускать близко. Как бы там ни было, минус четыре.

Мутант застывает над изуродованными останками, принюхивается и слушает. Чует третью жертву. Пока существо неподвижно, его гротескный силуэт можно разглядеть. Громадная туша. Грязный, свалявшийся мех, широкая спина, голова сливается с плечами. Конечностей три, четвертая отсутствует. Других подробностей не видно, слишком далеко. Очередная насмешка природы. Плевок в законы генетики и эволюции. Почему мутанты за столько лет не научились бояться выстрелов? Не хватает мозгов понять, что двуногая добыча умеет огрызаться? Вероятно, дело в другом: где стреляют, там остаются трупы. Свежие и теплые. Среди обитателей поверхности всегда найдутся достаточно голодные, чтобы рискнуть. В данный момент существо больше озабочено присутствием последнего из сталкерской пятерки, который подозрительно затих.

В окуляре, словно в детской игрушке-калейдоскопе, мельтешат бетонные обломки. Наконец, появляются темные очертания человеческой фигуры. Жалкий силуэт жмется к рухнувшему куску стены. Через прицел человек выглядит испуганной крысой, которая пытается забиться в щель. Засовывает руку под расстегнутый комбинезон, через секунду она появляется обратно. Человек рассматривает что-то, лежащее на его ладони. Фотография жены или девушки? Трогательно. Нательный крест? Возможно, и впрямь очередной адепт мертвого божества. Злая ирония судьбы: пережить бога, в которого веришь. Брошенный автомат лежит рядом. Не сопротивляется, сдался. Даже патрон на такого тратить жалко.

Ствол винтовки поворачивается обратно в сторону зверя, который уверенно крадется к спрятавшемуся сталкеру. Изуродованное мутациями тело движется на удивление грациозно и легко для трех точек опоры. Человек вздрагивает, предмет из его руки падает под ноги. Однако владелец не нагибается за ним, а срывается с места и что есть духа бежит вдоль улицы к павильону метро. Инстинкт самосохранения взял верх. Мутант бросается следом.

Невероятно, но у смертника появился шанс на спасение: попадание из «Калашникова» не проходит бесследно даже для столь противоестественных созданий. С каждой секундой раненая тварь вместе с кровью теряет прыть, расстояние между охотником и жертвой увеличивается все больше.

Сталкер несется, петляя между ржавыми автомобилями. Винтовка поворачивается следом, стремясь удержать бегущую фигуру в прицельных метках. Быстрее, пока не вышел из зоны обстрела! Поправка на шкалу дальномера. Выстрел. Дымящаяся гильза со звоном катится по полу. Бегущий дергается, но продолжает мчаться к спасительному метро. Странно. Мимо? Нет. Бронежилет? С такой дистанции и в спину должен пробить. Почему тогда бежит? Скрытые резервы организма? В таком случае, перед нами наглядный пример того, на что способен человек, спасая свою жизнь. В спине дырка, а бежит, как олимпиец стометровку. Непрофессионально тратить две пули на одну цель, но обстоятельства вынуждают. В прицеле мелькают ноги. Выстрел, отдача, крик. Бегущий падает и пытается ползти. Руки судорожно цепляются за трещины в асфальте, левая нога помогает отталкиваться, а правая безжизненно волочится за телом. Ползущий оставляет на выцветшем асфальте черный след крови. И тут существо настигает жертву. Минус пять. Шах и мат!

Короткий крик переходит в хрип, который быстро сменяется бульканьем. Треск ткани рвущегося комбинезона, хруст костей, чавканье. Проголодалась зверюшка. Однако операцию пора заканчивать. Прицел ловит загривок отвратительного существа. Выстрел. Отчетливо видно, как пуля проходит навылет. За уродливым туловищем на секунду повисает кровавый росчерк. Капли застывают в воздухе, с неохотой подчиняясь силе притяжения. Мутант визжит и разворачивается всем корпусом. С проворством, удивительным для трех лап и двух ранений, крутится на месте. Не понимая, откуда прилетел ранивший его кусочек металла. Не видя, не чуя, не слыша противника. Живучий, сволочь! Сколько еще патронов придется истратить? Где в этом уродливом куске мяса спрятан мозг или хоть какой-то нервный узел? Явно смертельно ранено, но подыхать может несколько часов. Придется действовать методом научного тыка.

Выстрел. Эхо отплясывает между домов, перекошенных взрывной волной. Тварь снова вздрагивает, разворачивается и ковыляет к пролому в ближайшей стене. Она явно умнее, чем казалась на первый взгляд. Поняла, что лучше уносить ноги. Но идет медленно — все три лапы хромают и шаркают. С каждой секундой чудище шатается все сильнее. Упало. Пытается подняться, но безрезультатно. А ведь до спасительного пролома остается всего несколько метров. Уродец судорожно дергается и застывает. Трудно спорить с пулей калибра 7.62…

Прицел смещается обратно на труп не добежавшего до укрытия сталкера. Жуткое зрелище, детям, беременным женщинам, а также особо впечатлительным просьба не смотреть. Развороченная грудь, белые обломки ребер, из вскрытой брюшной полости выпали все семь метров кишечника. Рядом с выпотрошенным покойником лежит рука, вырванная из плеча, под лоскутами комбинезона белеет острый обломок кости. Над локтем видна черно-красно-белая нашивка, тоже заляпанная кровью. Трехконечная свастика. Клеймо, лучше всех документов и слов подтверждающее, кем являлись убитые, и правоту снайпера. Солдаты Четвертого Рейха не вернутся из города. На пятерых ублюдков стало меньше. Вот теперь действительно все. Партия сыграна, и пора уходить — скоро рассвет. Солнце, дававшее жизнь, теперь безжалостно загоняет своих прежних детей под землю. Выжившие в метро уподобились мертвецам, которые вылезают из могил только при свете луны.

Оживает рация. Вовремя. Сквозь треск статики сипит напарник. Помехи от радиации искажают голос:

— …шчк… Филин… шчк… Живой? …шчк… Нащелкал фашистов? …шчк…

— Да. Закончил. Обыскиваем и уходим.

— …шчк… Сколько зольдов не досчитается фюрер? …шчк…

— Пятерых.

— …шчк… Что Мельнику передать? …шчк…

— Ноль девять, ноль пять, сорок пять…


Сергей Антонов
TABULA RASA

С неба валил снег, щедро посыпая белой крупой развалины некогда великого города. Осторожно ступая и озираясь по сторонам, Шутер вышел из полуразрушенного вестибюля метро навстречу метели, серому небу и порывам бешеного ветра, хозяйничавшего в руинах зданий. Поправил черный хобот противогаза и повел перед собой стволом «калаша», цепким взглядом сканируя картинку руин бывшего мегаполиса в поисках естественных укрытий, одновременно суливших спасение и грозивших бедой.

У него за спиной раздался приглушенный расстоянием грохот: глубоко под землей с гулом и лязгом сомкнулись створки гермоворот, отрезая сталкера от родной станции. Он остался наедине с городом-призраком и его нынешними обитателями, выродками повернувшей вспять эволюции. Человек физически ощутил бесконечность пространства и вдруг увидел себя с высоты птичьего полета на фоне бело-серых, поросших сухостоем, кустарником и высокой травой развалин: маленькая фигурка в красном химкостюме с черной маской противогаза вместо лица.

Шутер любил это ощущение свободного парения и с удовольствием впитывал в себя ощущения первых минут выхода на поверхность. Он не испытывал страха, но и об осторожности не забывал. Слух и зрение начинали работать в авральном режиме, кровь переполнялась адреналином, а натренированное тело мгновенно реагировало на малейшие сигналы опасности, поступавшие из внешнего мира. Шутер был готов взглянуть в лицо смерти, не опуская глаз.

Чтобы перейти на «ты» с наземным миром, много не требовалось: кевларовый бронежилет, поверх него — добротный защитный костюм довоенной еще выделки с надежным противогазом, верный АКМ, большой рюкзак с запасными рожками и нож десантника в самодельных пластиковых ножнах на поясе. Плюс подствольник и несколько гранат… На месте земных тварей Шутер три раза подумал бы, прежде чем нападать на чужака из нижнего мира.

Он принадлежал к новой формации сталкеров, молодых и сильных, несмотря на то, родились они и выросли в нечеловеческих условиях московской подземки. Это были настоящие дети Метро — приспособившиеся к новым условиям существования и не признающие никаких авторитетов ни на земле, ни под землей.

Время кадровых вояк, привыкших трепаться о своих подвигах, совершенных в те приснопамятные времена, когда мир еще не перевернулся вверх тормашками, прошло. Бряцание их орденов уже никого не могло обмануть. Бывшие бравые спецназовцы превратились в нерешительных стариканов, ностальгирующих по временам своей молодости. Многим так и не удалось вписаться в жестокий послевоенный мир, и они все чаще уступали дорогу таким, как Шутер, — профессионалам-одиночкам, умеющим работать автономно от всего человечества.

Именно таким, как он, богатые и влиятельные заказчики и доверяли наиболее ответственные и рискованные миссии. А Шутеру, наверное, досталась самая ответственная из ответственных и самая рискованная из рискованных: охота на Книгу, которую безуспешно пытались раздобыть в Великой Библиотеке бесчисленные экспедиции Полиса.

Фолиант с черными страницами и золотыми буквами, повествующий о прошлом и будущем человечества, книга, в поисках которой погиб не один десяток смельчаков, так и осталась недосягаемой. Правда, в последний раз ее все же удалось подержать в руках. Парень, знавший точное местонахождение фолианта, сумел вернуться в Метро и умер на руках товарищей через пару минут после того, как с трудом прохрипел несколько последних слов. И только после этого искатели знаний сделали то, что следовало сделать давно: пригласили его, Шутера. Уже с первых слов нанимателей сталкер понял, в чем заключалась их главная ошибка. Они отправляли за Книгой отлично выдрессированных, великолепно физически и морально подготовленных бойцов. Эти парни шли на смертельный риск за идею, они видели в Книге некий талисман, способный спасти остатки человечества от окончательно истребления.

Отсюда и все проколы.

Проще надо быть и циничней. Миссия по спасению мира слишком иллюзорна, а идея очень уж расплывчата для того, чтобы ее все эти самозваные герои могли добиться успеха.

Шутер видел в Книге только две корки и набор сшитых в одну брошюру страниц. Прочь всю эту идеологическую шелуху, к дьяволу мифы и легенды. Есть только четко поставленная задача и конкретное вознаграждение, которое можно измерить и взвесить, а затем конвертировать в удовольствия. Сталкер едва не расхохотался, когда убеленный сединами благородный брамин строго-настрого запретил ему открывать Книгу. Последствия могут быть необратимыми? Человеческий рассудок может не выдержать такого испытания?

Чушь!

Любые последствия можно просчитать и свести к минимуму, а вывихнутый рассудок — вправить усилием воли. Кто-кто, а уж он-то обязательно заглянет в Книгу, если приведется ее найти. В конце концов, надо же узнать хотя бы свое собственное будущее. Ведь может статься, что жителям Метро осталось влачить свое жалкое существование всего месяц или неделю. Предупрежден — значит, вооружен. Если будущее не сулит ничего хорошего, он успеет с толком использовать свой гонорар и отравится в мир иной с осознанием того, что не потратил напрасно последние минуты своей жизни.

Шутер поднимался по ступенькам, ведущим к зданию Великой Библиотеки. Несмотря на частичные разрушения, оно оставалось по-прежнему величественным. Храм. Монумент. Памятник стремления к знаниям.

Откуда, интересно, эта пурга в его голове? Шутер не был склонен к сантиментам, и перед обломками прошлого, в отличие от зазнаек из Полиса, не испытывал никакого пиетета. Но, оказавшись на ступенях Библиотеки, ее величественному очарованию поддался даже он. Нет, к дьяволу это все!

Он сосредоточился на задаче.

Стоило бы отыскать какую-нибудь лазейку, а не ломиться прямиком через центральный вход. Слишком уж подозрительно выглядит чуть приоткрытая высоченная дверь. Словно приглашает зайти в гости к библиотекарям…

Шутер остановился. Мельком взглянул на дырявый купол Христа Спасителя, возвышавшегося над холмистой черно-белой равниной, перевел взгляд на Кремль. И вдруг… Ступеньки под ногами качнулись… В голове натянулась и тут же лопнула горячая струна боли. Остроконечные, увенчанные звездами башни раздвоились. Всего на мгновение. Затем их очертания обрели былую резкость.

Однако перед этим на сотую долю секунды Шутер увидел совсем другую, не имевшую ничего общего с реальностью картинку. Небо сделалось голубым, улицы залил солнечный свет. Черные высохшие деревья покрылись шумящей свежей листвой. Руины, восстав, сложились в целые дома. Шутер даже успел рассмотреть блеск стекол в окнах…

Потом все стало на свои места, и сталкер тряхнул головой. Что это было? Галлюцинация? Наваждение? Да уж, недаром о звездах на кремлевских башнях ходило столько слухов. Раньше он им не верил, а теперь вот придется.

Шутер снова мотнул головой, стряхивая остатки наваждения, и поспешил войти в Библиотеку. Лучше уж иметь дело с самыми кошмарными из мутантов, чем с этими проклятыми звездами!

Внутри здания царили полумрак и мертвая тишина. Сталкер медленно прошел мимо леса ржавых вешалок гардероба. Перед первой ступенькой мраморной лестницы включил фонарик. Луч света пробежал по высокому, покрытому разводами сырости, потолку. Скользнул по толстенным лианам, свисавшим со стен и потолка. Уткнулся в кованую ограду галереи второго этажа. Еще несколько шагов. Как ни старался Шутер двигаться бесшумно, его шаги все равно отдавались гулким эхом под высокими потолками Библиотеки. Сталкеру стало казаться, что он попал в гигантскую усыпальницу, и вот-вот проснутся ее мертвые хозяева. Ничего, просыпайтесь, давайте знакомиться.

Вот и второй этаж. Шкафы с выдвижными ящиками картотеки. Ему нужно на третий, прямо по лестнице, видневшейся в черном прямоугольнике дверного проема. Звук, раздавшийся за спиной, походил на тот, что издает, шмыгая носом, простуженный человек. Шутер резко обернулся. Ствол автомата в поисках цели описал полукруг… Никого. Всхлипывающее существо оказалось слишком быстрым. Шутер собирался продолжить путь, когда в голову ударила новая волна боли.

Очередное видение было настолько отчетливым, что сталкер невольно зажмурился. Библиотека было ярко освещена. Мимо прошел благообразного вида старичок с потертой папкой в руке. Чуть дальше две девушки беседовали на ходу с сотрудницей библиотеки, катившей тележку с книгами. Прежде чем галлюцинация оборвалась, Шуттер успел заметить в русых волосах библиотекарши золотистый пластмассовый ободок с розовым бантиком…


Когда сталкер вернулся в реальность, то увидел, что стоит в проходе между рядами книжных шкафов. Ему показалось, что стекла противогаза затуманились. Возможно, из-за капель пота, стекавшего со лба. Он проверил окуляры. Нет, с ними все в порядке, туман стоит перед глазами. С ним самим что-то происходит! Он одновременно стоит на месте в настоящем и двигается вперед в прошлом… Что за дела?

Концентрация, нужна концентрация! Где это он?

В хранилище… Он уже в хранилище. Помещение как две капли воды походит на описанное брамином. Книга совсем рядом. Шутер напряг память, и перед глазами появился листок бумаги с начерченной Хранителем схемой помещения. Четвертый шкаф по левой от прохода стороне. Книгу не требуется искать на полках, среди сотен других фолиантов — она должна валяться на полу.

Сталкер огляделся и заметил лежавший посреди прохода припорошенный пылью листок с каким-то неясным изображением. Это был вырванный из какого-то художественного альбома обрывок страницы.

Шутер поднял листок с пола, стер с него рукавицей пыль и прочитал подпись под рисунком: «Карл Брюллов. „Последний день Помпеи“. 1830–1833 гг.» И вдруг фигуры на картинке зашевелись, пришли в движение, а обломки колонн посыпались им на голову!

Внезапно сталкера словно волной накрыло — на него обрушился ужас, который испытывали гибнущие в огне и дыму люди, и он машинально швырнул рисунок в сторону. Кружась, словно осенний лист, он упал на засыпанный обломками штукатурки пол.

Нет, у него явно что-то не так с головой. Надо напрячься, цель близка. Усилием воли сталкер заставил себя сосредоточиться на Книге и двинулся вперед, глядя себе под ноги, чтобы не шуметь. Но через пару шагов снова остановился. В хранилище было тихо, однако инстинкт заставил человека поднять глаза. В десяти метрах впереди по ходу движения Шутер увидел серую сгорбленную фигуру. Длинные руки почти касались пола, а два огромных лучистых зеленых глаза внимательно изучали непрошеного гостя. Почувствовав ответный взгляд, библиотекарь бесшумно нырнул в проход между шкафами.

Шутер выключил фонарик и тоже свернул в ближайший проход между полками. Он не собирался поднимать шум из-за одного мутанта. Забросив автомат за спину, сталкер обнажил нож. Он был наслышан о повадках хозяев Великой Библиотеки и все выводы для себя сделал. В схватке с библиотекарями следовало бить их тем же оружием. Стать бесшумным, превратиться в тень и нападать неожиданно, ни в коем случае не позволяя тварям завладеть инициативой.

Сталкер чувствовал близость монстра так отчетливо, что при желании мог бы с точностью до метра определить его местонахождение. И не ошибся — увидел спину библиотекаря точно там, где и рассчитывал. Бестия пряталась за шкафом, готовясь вынырнуть в проход. Неожиданно прыгнуть. Напугать. Парализовать волю. Не дать шанса опомниться и сопротивляться.

«Не на того напал, серый брат, — подумал сталкер. — Со мной твои штучки не пройдут». Остроконечные уши мутанта стригли воздух, пытаясь уловить любой намек на шум, но приближение Шутера он почувствовал слишком поздно. Прыжок. Левая рука сталкера вцепилась в жесткую, серебристую шерсть, запрокидывая голову мутанта назад. Лезвие с оттягом полоснуло по тому месту, где у твари находилось горло. Библиотекарь закинул назад длинные ручищи, пытаясь вцепиться в голову невидимого противника, и вдруг осел. Шипение ярости сменилось клекотом боли. Шутер разжал пальцы, и Библиотекарь кулем осел на пол.

Глядя на вытекавшую из-под неподвижного тела черную лужу, сталкер присел на корточки, вытер лезвие о жесткую шерсть и вернул нож в пластиковый чехол на поясе. Маленькая победа еще ничего не означала: скоро сбегутся остальные твари. Но хоть пару минут выиграть удалось. Их следовало потратить с пользой для дела.

Шутер снова включил фонарик, поводил им во все стороны. И тут какая-то неведомая сила швырнула его прямо на труп Библиотекаря. Новая галлюцинация была слуховой. По барабанным перепонкам больно ударила какофония звуков — шаги, шорох переворачиваемых страниц, приглушенные голоса и даже смех. Чувство было такое, будто кто-то на полную мощность выкрутил ручку громкоговорящей связи. Как ни старался Шутер стряхнуть наваждение, звуки все усиливались, а странное ощущение того, что он находится сразу в двух мирах, нарастало.

И вдруг он оглох! Чужеродные звуки в голове стихли, как только человек увидел Книгу.

Чтобы добраться до нее, пришлось довольствоваться зрением. Сталкер с трудом встал и, цепляясь за шкафы, чтобы не упасть, побрел через лабиринты шкафов. Сейчас, лишенный возможности слышать, он представлял легкую добычу для мутантов, но Библиотекари все не появлялись.

Книга действительно валялась на полу. Огромная, монументальная, с черным обрезом. Но на обложке не было названия!

Наверное, так и надо… У этой Книги названия быть не может по определению. Просто — Книга.

Когда Шутер наклонился, чтобы поднять фолиант, он услышал дробный топот босых ног. Вот и хозяева дома! Хорошо что слух восстановился так быстро.

Теперь он снова во всеоружии.

К тому времени, когда Книга была надежно спрятана в рюкзаке, первый Библиотекарь был уже рядом и готовился к прыжку. Шутер хладнокровно вскинул автомат с прижатым к нему фонариком: луч света выхватил из полумрака оскаленную зубастую пасть. Короткая прицельная очередь прервала прыжок мутанта, рухнувшего к ногам убийцы. Теперь необходимость соблюдать тишину отпала, все решают напор и скорость.

Сталкер выбежал в широкий проход, ведущий к выходу. Библиотекари, числом не менее десятка, окружили его со всех сторон. Да хоть целая тысяча! Он справился с главной задачей, а уж отход после операции всегда был его коньком. В гущу серых горбунов, перекрывших дорогу, полетела граната. Взрыв разметал Библиотекарей и повалил несколько шкафов. Прежде чем двинуться к выходу, Шутер выпалил из подствольника в толпу мутантов позади себя. Погибших Библиотекарей тут же сменили новые.

Прижав приклад автомата к животу, сталкер двинулся вперед приставным шагом, одновременно вращаясь вокруг своей оси. Его пули впивались в каждую тварь, осмелившуюся приблизится к нему ближе трех метров. Сталкер ловко перепрыгивал через дергающиеся в агонии тела, хотя порой и скользил в лужах крови среди оторванных рук и ног. Но не упал ни разу. И на протяжении всего пути не жалел патронов и гранат.


Когда ему удалось сбежать по лестнице в холл и выйти на финишную прямую, боеприпасы закончились. Шутер забросил за спину ставший ненужным АК, накинул лямку рюкзака на плечо и быстрым шагом направился к выходу. Огляделся: ничего подозрительного. Библиотекарей в холле не было. Они получили свое, наглотавшись свинцовых пилюль на лестнице. Теперь, должно быть, решают, стоит ли гнаться за собственной смертью или все-таки отпустить слишком уж непокорную добычу?

Он сделал это! Сделал! Десятки храбрецов пытались добраться до нее, и все полегли, как зеленые новобранцы. А ему, Шутеру, удалось. И Книга теперь лежит в его рюкзаке — пудовая, заговоренная, недостижимая и таинственная.

И вдруг ему страшно захотелось заглянуть в нее.

Соблазн увидеть черные страницы и прочесть вещие строки, написанные золотыми буквами, был слишком велик. Какого черта! Не на улице ведь ее разглядывать — а как только он ступит с этим сокровищем на территорию Полиса, умники сразу отберут у него бесценный трофей. Да, в обмен он получит свой гонорар, но… Но ведь он так и не узнает, что было в Книге. Не узнает, из-за чего умники так старались до нее добраться…

Нет, сейчас или никогда.

Сталкер был уверен, что, прикоснувшись к ее страницам, он избавится от преследовавших его видений. Не звезды кремлевских башен и не таинственная атмосфера библиотеки вместе с ее кровожадными обитателями стали причиной галлюцинаций. Нет, это сама Книга не желала даваться ему в руки, всеми возможными способами пытаясь сохранить свои секреты! Но он выиграл поединок и на правах победителя узнает ее тайну!

Однако едва сталкер сунул руку в рюкзак, как снова появились серые. На этот раз они даже не пытались приблизиться к нему, а испуганно жались к стенам холла. Вид у Библиотекарей был жалкий и взъерошенный, как у собак, почувствовавших приближение землетрясения или цунами. Их тревога передалась и Шутеру. Сталкер обхватил рюкзак руками, прижал его к груди и бросился к выходу.

На ходу распахнув дверь ударом ноги, он выскочил за порог, но едва сделал несколько шагов, как все сметающая лавина огня подхватила его, как щепку…

подняла высоко в небо…

несколько раз перевернула в воздухе…

и бросила на постамент какого-то памятника.

Коротко вспыхнула боль, и мир померк.

* * *

Он лежал на спине, прижимая рюкзак с Книгой к груди, а кругом бушевало пламя и рушились окрестные дома. Сверху на него глядел из-под набрякших век железными глазами лобастый старик с длинной бородой и усами. Сидя в неловкой позе на покрытом материей постаменте, судя по сосредоточенному выражению лица, бронзовый старик думал о вечном.

И вдруг памятник потек мелкими, похожими на слезы, каплями, оплывая и на глазах теряя форму.

Шутеру стало невыносимо жарко в его защитном костюме. Он в панике принялся кататься по брусчатке, пытаясь сбить огонь с себя и с рюкзака, скрывающего драгоценный фолиант. В конце концов, это ему удалось. Без сил привалившись спиной к постаменту, сталкер посмотрел на дверь Великой Библиотеки. Одну из ее створок он сорвал своим ударом, а вторая все еще держалась на одной петле. Качаясь вперед-назад, она выпускала наружу облака густого черного дыма. Но откуда взялся огненный смерч, поднявший его в небо, словно тряпичную куклу?

Времени на размышления не оставалось. Шутер подхватил с земли рюкзак и бросился к подземному переходу, находившемуся в десятке метров от памятника. Боже, как сейчас он мечтал попасть в спасительную тишину и прохладу Метро! Но внизу было немногим лучше, чем на поверхности. Вокруг метались невесть откуда взявшиеся люди с безумными глазами. Они шарахались в стороны от красного чудовища с черной маской вместо лица. Шутер вдруг вспомнил, где видел такие же искаженные страхом лица. Все это напомнило ему цветную репродукцию, которую он недавно нашел на полу библиотеки.

Внезапно сталкер заметил, что все окружавшие его люди одеты не как обитатели Метро, кто во что горазд, а так, как одевались горожане в перед Катаклизмом. Шутер прислонился к стене подземного перехода и съехал по ней на пол. «Что это? Что здесь происходит? Последний день Помпеи?.. Какого дьявола?!» Потом ему пришло в голову, что ответ на этот вопрос находится у него под рукой, и Шутер торопливо извлек из дырявого рюкзака обгоревшую по углам Книгу…

Он не стал тратить время на первые страницы — прошлое и без того всем известно, — а сразу перешел к последней… и ахнул от изумления.

Последняя черная глава датировалась 2013 годом. Дальше шли другие страницы, девственно белые и чистые, как только что выпавший снег.


Александрина «Dia Feliz» Тверских
БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ

Во влажной, душной темноте навязчиво пахло ржавым металлом и плесенью. Ощущение толщи земли, неподъемной, давящей, усиливалось с каждым пройденным метром, а любые звуки, отраженные в тесном пространстве трубы, становились глухими и жуткими. Слепо шаря по бетону руками, Вадим иногда натыкался на решетки боковых ответвлений. Некоторые были вырваны с корнем и сильно покорежены, и парню становилось не по себе, когда он представлял, какой подземной твари они помешали пройти. Встретиться с ней в тесноте и темноте, где даже защититься толком не получится, совсем не хотелось. Меж тем мальчишке казалось, что бетонные стенки постепенно сдвигаются, и скоро он будет ползти, подтягиваясь руками, а то и вообще застрянет. Пришлось убеждать себя, что это всего лишь фантазия, разыгравшаяся от страха. Несколько раз он специально разводил локти, чтобы проверить ширину прохода — та всегда оказывалась неизменна, но мерзкое чувство никуда не исчезало.

Теперь предстоящий выход на поверхность казался невероятно глупой затеей, и Вадим всерьез не понимал, как мог ухватиться за такую идею, вынашивать ее, обдумывать и в конце концов решиться осуществить. То, что он полез в этот, никем ранее не исследованный проход, уже было чистой воды самоубийством. А уж намерения относительно дальнейших действий, если каким-то чудом все же удастся выбраться на поверхность… Да и как он туда попадет, если не знает, куда ведут коммуникации? Здесь нужно или надеяться на удачу (которая в последнее время как-то совсем отвернулась), или послушать голос разума (который требует повернуть обратно). «Да куда ж я тут поверну? Только задом пятиться…» — невесело усмехнулся он.

Проход стал поворачивать, медленно и почти неощутимо. Парень заметил это только потому, что впереди, с левой стороны, вроде бы стало светлее. Почти незаметно, но этого хватило, чтобы Вадим начал двигаться быстрее, несмотря на ноющие от усталости локти и колени. Наконец свет стал виден различимой точкой среди непроглядного мрака канализации, и он, забыв обо всем, собрав все силы, пополз к нему.


Пододвинувшись к самому краю трубы, Вадим осторожно выглянул наружу. Вокруг не замечалось никакого движения, только далеко внизу, на дне трещины, медленно плыли отраженные в черной воде розовые закатные облака. Следующая секция коллектора валялась там же, вдавленная в грязь когда-то рухнувшим на нее сверху остовом автобуса. Глянув наверх, парень обнаружил, что поверхность гораздо ближе, чем он предполагал вначале, да и взобраться на край трещины не так уж сложно. Проверив ремень, на котором болтался за спиной заточенный кусок арматуры, Вадим перебрался с трубы на бампер автобуса и, цепляясь за куски бетона и железа, пополз наверх. Он уже понимал, насколько опрометчив был его поступок. На поверхность ходили отрядами — одиночке долго не продержаться под таким красивым и одновременно страшным небом. Руины наземной части города населяло немало тварей, видевших в одиноком путнике желанную добычу. Однако, хотя Вадим никогда не отличался безрассудством, да и просто лишней смелости у него не водилось, обстоятельства просто не оставили ему выбора.

Когда заболела Марина, врач не стал церемониться, отвел Вадима в сторону, и предупредил: «Долго не протянет». Болезнь не была страшной и неизлечимой. Смертельной ее сделало отсутствие необходимых лекарств, найти которые в последние годы даже на поверхности было невозможно. Никто из разведчиков Вадима, разумеется, и слушать не стал: где это видано, чтобы ради одной девчонки как минимум пятеркой бойцов рисковать? Да и самого отпускать не хотели, пришлось, улучив удобный момент, сбежать. Причем — не тем путем, которым разведчики обычно выходили наружу, а через старую канализацию, чтобы не знали, куда подался беглец, и не смогли вернуть. Вадим твердо вознамерился обшарить все аптеки, до которых получится добраться, и принести все, что там найдется. Конечно, затея и тогда начинала казаться ему невыполнимой, но оставаться в подземелье и смотреть на медленную смерть сестры было невыносимо.

* * *

Когда Вадим добрался до кромки асфальта, солнце уже почти скрылось за горизонтом — удачное время суток для человека, привыкшего жить в полутьме. Улица, на которой он стоял, мало чем напоминала фотооткрытки, которые они с Мариной бережно хранили и любили пересматривать. Невысокие, изящные здания, некогда выкрашенные в пастельные цвета, с ярко-белой причудливой лепниной, медленно рассыпались. Стены их, покрытые копотью пожарищ, изъеденные следами пуль, медленно крошились под действием времени и ядовитых дождей. Никем не истребляемая буйная растительность расползалась по ним, скрывая под собой следы трагедии, разыгравшейся здесь всего пару десятков лет назад. Кто это сделал, зачем — теперь было неважно. Участники тех событий давно стали пеплом, в который теперь пускала корни зеленая поросль. Улицу, когда-то называемую Красной, можно было теперь переименовать в Зеленую. Хотя старики когда-то и рассказывали Вадиму, что название это к цвету отношения не имеет, но он уже и не помнил их долгих объяснений. Да и кому они теперь были нужны?

Продвигался медленно: приходилось все время коситься то на небо, то на темнеющие силуэты зданий и причудливо изогнутые деревья, огибать покореженные остовы машин и перепрыгивать через трещины в асфальте, к счастью, не такие широкие, как та, из которой Вадим выбрался на поверхность. Иногда в выбитых окнах чудилось какое-то движение, видимое только краем глаза и моментально прекращающееся, стоило только повернуть голову в его сторону. Еще сильнее досаждали шорохи, то и дело доносящиеся из развалин, и было не понятно, ветер это, или из-за мертвых камней за одиноким путником следят вечно голодные мутанты.

Высматривая предполагаемые опасности, Вадим чуть не пропустил двухэтажное зданьице с помпезным рельефным балконом и едва держащейся над дверями вывеской «Аптека». Крыльцо было выщерблено и сплошь засыпано проржавевшими гильзами. Поднимаясь по нему, парень краем глаза заметил красно-синий детский мяч, на первый взгляд — удивительно новый, не спустившийся и не засыпанный землей.

Осторожно заглянув в помещение, Вадим понял, что найти здесь что-то, чего раньше не унесли разведчики, уже невозможно. В обширном зале царил абсолютный хаос: стекло разбитых витрин усеивало пол, прилавки были разбиты почти в щепки, как будто по ним прошелся невиданной силы дикий зверь. Пустые шкафы стояли у дальней стены, но их вырванные дверцы валялись повсюду, некоторые — разломанные пополам. Пройдя по залу, Вадим нашел закрытый проход в подсобку. Через дверное полотно кто-то углем неумело нарисовал огромный череп. Недолго постояв в нерешительности, парень все же попятился назад, так и не заставив себя открыть ее.

Спускаясь с крыльца, Вадим не удержался и еще раз взглянул на мяч, но того на месте не оказалось. Может, игрушка ему почудилась? Оглядевшись, он заметил красно-синий шарик с другой стороны крыльца, в полуметре от стены дома. Парень почувствовал, как похолодело все внутри — мячик двигался, медленно, но верно катясь прочь. Не совсем понимая, что делает, Вадим схватил обломок кирпича и запустил его в ожившую игрушку — стало только хуже: от удара мячик не сдвинулся ни на сантиметр, а даже наоборот, на несколько секунд, показавшихся подростку вечностью, остановился, прежде чем продолжить свое медленное отступление.

Стараясь не думать о произошедшем, парень шел все быстрее, подгоняемый страхом. Раньше темнота, постепенно накрывавшая улицу, не слишком беспокоила его, ведь она — постоянный спутник жителей подземелья. Но теперь пришло осознание того, насколько же он ошибся, представляя себе опасности, поджидающие его на поверхности. Каждый, даже едва различимый звук заставлял вздрагивать. Движения в окнах, казавшиеся раньше безобидными порождениями фантазии, становились тенями невиданных монстров, затаившихся перед нападением. Шелестящие на ветру кроны деревьев выглядели живыми. Когда почти над головой пронеслась легкая тень, Вадим не выдержал и, внимательно осмотревшись вокруг, стал прикидывать, куда можно спрятаться, пережидая ночь.

Двигаясь медленно и осторожно, он пошел к темному провалу очередной выбитой витрины и заглянул в торговый зал. Но тут же пожалел, что потерял улицу из вида: только случайность позволила ему расслышать за спиной неясный шорох и вовремя обернуться.

Некрупный силуэт стоял сзади, на прогнувшейся крыше автомобиля. В момент, когда человек попытался повернуться к нему, хищник бросился вперед. Молниеносно среагировав, Вадим выставил перед собой арматуру, и зверь напоролся на нее брюхом, пронзительно завизжав. Это была всего лишь собака. Смертельно раненый зверь пополз прочь, но было поздно: темные остовы машин вокруг пришли в движение. Из них бесшумно выползали все новые и новые твари, постепенно окружающие Вадима со всех сторон.

Одичавшие псы рычали и скалились, почувствовав запах крови, но нападать не спешили, сжимая кольцо и тесня парня к стене дома. Собаки не входили в число опасных хищников, и будь Вадим хотя бы с парой попутчиков, отбиться от нападения было бы нехитрым делом, но отсутствие поддержки, прикрывающей тылы, меняло многое. Когда, наконец, отступать стало некуда и парень уперся спиной в крошащийся бетон стены, к нему бросились сразу два зверя. Первого Вадим встретил тычком арматуры, вошедшей точно в оскаленную пасть, а второй, чуть помедлив, ухитрился вцепиться в руку. Взвыв от боли, человек со всей силы саданул кулаком в собачий нос — послышался противный хруст, и по руке потекла темная и густая кровь. Зубы твари разжались, и парень, схватив конвульсивно дергающуюся тушу за загривок, со всей силы бросил ее в следующую псину, как раз готовившуюся к прыжку. Та с визгом отлетела в сторону, а Вадим стряхнул с руки кровь, огляделся по сторонам и заметил, что поле боя очистилось — нападать на него больше никто не собирался. Собаки то ли отступили, чувствуя, что добыча оказалась им не по зубам, то ли полностью удовлетворились возможностью полакомиться мертвыми сородичами. Не теряя времени, Вадим еще раз внимательно заглянул за разбитую витрину. Внутри было почти пусто — только кучи мусора, пустые вешалки да пара стоящих у дальней стены прилавков. На всякий случай держа перед собой свое нехитрое оружие, парень залез внутрь.

* * *

Остаток короткой летней ночи он провел, сидя на полу за прилавком, прижавшись спиной к стене и держа арматуру наготове. Несколько раз на улице слышались возня, шаги и чье-то фырканье, а ближе к рассвету неподалеку раздался оглушающий рев какой-то неизвестной твари. Когда небо начало светлеть, совсем рядом зазвенели стекла, в комнате стали слышны чьи-то быстрые дробные шажочки, и за прилавок заглянул небольшой зверек, похожий одновременно на кошку и енота. Он с любопытством уставился на парня, шумно втягивая носом воздух, но, испугавшись взмаха арматуры, тут же бросился обратно к витрине и исчез за ней. Следом выбрался на улицу и Вадим.

Приближался день. Впереди был заметен просвет между домами и обступившими улицу с обеих сторон чахлыми деревьями. Подходя ближе, парень заметил невдалеке слева руины огромного здания. Фасад его обрушился, обнажив ячейки-комнатки, до черноты опаленные давнишним пожаром. Площадь вокруг здания была усеяна обломками, перемешанными с гнилыми остовами машин и бронетехникой. Танки и БТРы почти не пострадали, только покрылись потеками ржавчины. Сложно было представить, зачем они нужны были здесь во время Катастрофы. Справа сплошной стеной стояли огромные деревья с фантастическими, изогнутыми стволами. Вглядевшись в темное пространство между ними, парень не заметил даже малейшего шевеления, но от этого они не становились менее страшными.

Идти по огромному пустому пространству было неприятно — так и казалось, что сейчас с крыши какого-то дома или ветки дерева спорхнет огромная птица, спастись от которой будет негде. Дойдя до середины площади, Вадим, наконец, отвлекся от неба, взглянул на асфальт и ужаснулся — среди бетонного и железного крошева были видны человеческие кости. Старые и почти истлевшие, но их было невероятно много. Кто-то из стариков говорил, что после удара город захлестнули массовые беспорядки — не успевшие укрыться в подземных убежищах мародерствовали по магазинам, грызли друг друга за последние запасы воды и продовольствия. Но слова никак не могли выразить того, что понималось одним-единственным взглядом на последствия тех событий. Поравнявшись с очередным танком, Вадим заметил на нем еле заметную под следами времени надпись и подошел поближе, чтобы прочесть. На некогда зеленой броне оранжевой выцветшей краской было выведено всего одно короткое слово: «Суки!!!».


До следующего адреса было рукой подать. Миновав открытое пространство и, наконец, прижавшись спиной к стене дома, Вадим позволил себе немного расслабиться и взглянуть на небо. Оно было темно-голубым, без единого облачка и невероятно глубоким. Казалось, что один только небесный купол не изменился после Катастрофы. Его не раскололо взрывными волнами, не закоптило исполинскими пожарищами, пожиравшими целые города. Смотря на него, парень вспомнил о Марине — сестра родилась, как и он, когда люди уже ютились в тесных катакомбах под землей, и никогда не бывала на поверхности. Она вообще ничего не видела, кроме темноты, трескающихся бетонных стен, покрытых плесенью, да засаленной пачки открыток с яркими фотографиями. Теперь Вадим был уверен — как только он найдет лекарство и Марина поправится, он обязательно покажет ей поверхность и это рассветное небо. Вблизи от их убежища: это будет намного безопаснее…


Оставшийся до аптеки квартал Вадим проходил особенно осторожно, то и дело замирая, присматриваясь и прислушиваясь. Один раз, не удержавшись, он достал из рюкзака украденную у разведчиков карту, на которой старики по памяти отмечали расположение важных объектов. Сверился с ней, вспоминая свой маршрут, — аптека и впрямь была за следующим углом.

По левую руку тянулось длинное здание с разбитым стеклянным фасадом, справа виднелось высокое крыльцо. Поравнявшись с ним, парень остановился, ошарашенно взирая на открывшуюся картину. Из развалившихся дверных рам виднелась задняя часть микроавтобуса, протаранившего стеклянное фойе. Невозможно было понять, каким образом машину загнали по ступенькам наверх, и для чего вообще нужно было совершать такое? Подойдя ближе, Вадим вовремя заметил нечто странное и быстро отступил: все пространство, накрытое обширным козырьком крыльца, было затянуто тонкими, а потому почти невидимыми нитями гигантской многослойной паутины. Самого хозяина или хозяев внушительных ловчих сетей видно не было, и Вадим поспешил двинуться дальше, не дожидаясь его появления.

Все больше и больше странностей встречалось на поверхности, и подросток понимал, что отошел от убежища так далеко, как не заходил еще ни один отряд разведчиков. Во всяком случае, встреченные им лично чудеса в их историях ни разу не попадались. А значит, по возвращении его рассказам не будет цены.

* * *

Резные деревянные двери давно прогнили и покосились, и когда Вадим попробовал их открыть, с грохотом рухнули, чуть не придавив его. Зал встретил парня тишиной и полумраком. Витрины, как и в предыдущей аптеке, были разбиты и завалены на пол, а выпотрошенные шкафы уже успели покрыться изрядным слоем пыли. Хрустя крошащимися под ногами осколками, Вадим заглянул в следующее помещение — там тоже царил хаос. Ровно посреди пола остались следы кострища, от которого когда-то почернел почти весь потолок, рядышком аккуратно была сложена разломанная на дрова мебель. Разве что металлические каркасы стеллажей и стоящий в дальнем углу сейф казался нетронутым. Подойдя к нему, парень заметил, что железную коробку все же пытались вскрыть, хоть и безрезультатно — на дверце вокруг замочной скважины остались глубокие борозды. Достаточно было одного близкого взгляда на сейф, чтобы понять, что он уже не так крепок, как двадцать лет назад: краска во многих местах вздулась и осыпалась, обнажая глубоко изъеденный ржавчиной металл. Немного отойдя, Вадим с размаху всадил арматуру в развороченный замок, навалился всем телом… С режущим уши скрежетом дверца поддалась, сорвалась с прогнивших петель и чуть не рухнула на пол; парень поймал ее в последний момент и осторожно прислонил к стенке сейфа.

Внутри на двух полочках лежали какие-то пачки, завернутые в целлофан, поблескивали в полутьме пузырьки и ампулы. Не веря своему счастью, Вадим осторожно вынимал все это богатство и складывал в свой рюкзак. На миг ему даже показалось, что все происходящее — счастливое ночное видение, и он испугался, что вот-вот проснется и поймет, что никакого похода не было. Что он все еще сидит, сжав голову руками, у себя дома, под землей, и смотрит на забывшуюся тяжелым сном Марину. Только невероятным усилием воли удалось выгнать из головы жуткие мысли.

Он не вышел, а почти что вылетел из дверей аптеки, окрыленный такой нежданной удачей. За угол метнулась быстрая тень, и парень сразу понял, что это — собаки, позорно отступившие с поля боя ночью, никуда не исчезли. Они неотступно шли по его следу, дожидаясь момента, чтобы снова напасть. Возможно, оборачивайся он почаще, удалось бы заметить их заблаговременно, но теперь было поздно: измученный долгим походом, парень уже вряд ли мог надеяться на такое же краткое и победоносное сражение. Возвращаться в катакомбы той же дорогой было слишком опасно — все равно, что идти прямо в пасть голодной собачьей стае. Немного помедлив, Вадим повернул в другую сторону, намереваясь обойти здание с другой стороны и двинуться обратно параллельной улицей. Но вывернув из-за угла, он понял, что слишком поспешил.

Метрах в двадцати напротив него пытался поддеть остов автомобиля жуткий зверь, огромный и не похожий на тех, что встречались парню за все его вылазки на поверхность. Бегло рассмотрев его, Вадим понял, что это, скорее всего, потомок кабана, вымахавший до размеров среднего микроавтобуса — других сравнений на ум не приходило. Парень уже хотел спрятаться за угол, когда тварь отвлеклась от кучи ржавого железа и повернула голову в его сторону. В это же время, будто почуяв удачу, у входа в аптеку появились сразу несколько крупных собак, нагло держащихся на самом виду. Кабан же захрипел и стал поворачиваться к человеку. Ситуация в один момент превратилась в безвыходную. Вадим покрепче застегнул ремни, удерживающие на спине драгоценный рюкзак. Убивать подобных тварей разведчикам уже случалось, но вот в одиночку… Внимательно посмотрев на толстую шкуру противника, парень понял — был всего один шанс, призрачный, но все же единственный возможный, выжить и не остаться покалеченным: прицелиться и попасть кабану арматурой в глаз.

Тварь начала двигаться вперед, постепенно разгоняясь, Вадим, выставив вперед свое оружие, медленно пошел навстречу. Противники постепенно ускорялись, пока не перешли на бег. Впрочем, мутант оказался умнее: почти поравнявшись с человеком, он отвернул голову в сторону и что есть силы врезал ею Вадиму в бок. На миг парню даже показалось, что это конец. Отлетев к стене дома, он несколько мучительно долгих секунд не мог вдохнуть, бессмысленно открывая и закрывая рот, быстро наполняющийся чем-то соленым. Наконец воздух с хрипом вошел в легкие, и Вадим, пошатнувшись, обернулся. Кабан стоял поодаль, роя копытом крошащийся асфальт, и явно готовился к новому броску. Нельзя было терять ни секунды. Не обращая внимания на боль и усталость, человек бросился бежать.

Получалось слишком медленно. Огибая крупные обломки и скелеты машин, парень чувствовал, что преследующая его тварь просто расшвыривает все преграды с дороги. Наконец, исхитрившись, он свернул в сторону, и вскочил прямиком в окно какого-то дома, выбив собой остатки стекол из рамы. Не оглядываясь и толком не рассмотрев обстановку комнаты, Вадим вылетел в длинный коридор и замер.

Всего в десятке метров от него стояли невиданные твари. Высотой они не превышали рост парня, но морды имели серые, удлиненные, с темными круглыми глазами, а их шкура была неровно зеленой, как будто пятнистой. Твари, казалось, испугались не меньше Вадима. Замерев, они смотрели на парня, но потом все же одна из них, видимо, опомнившись, вскинула передние лапы, сжимавшие странный, ни на что не похожий предмет. Раздался хлопок, Вадим попятился назад и, натолкнувшись спиной на притолоку, мягко осел на пол.

* * *

— Ты, конечно, прости, что я тебе это скажу, но тебе самому не кажется, что твоя история — бред какой-то?

Я молча посмотрел на огонь в «буржуйке». А может, в самом деле? С чего это я себя накручиваю?

— Сам себя со стороны послушай! — не унимался мой товарищ по дежурству. — Как ты можешь утверждать, что убил человека, если он и на человека похож-то не был? Что-то все же не складывается.

— Нет, все верно, — возразил я. — Прямоходящий? Да. Ну, пусть косматый какой-то, телосложение не то, но так он в одежде был, в тряпках каких-то. Опять же, оружие…

— А ты ни разу не видал макак из «Сафари-парка»? Вон ребята утверждают, что они тоже в обносках теперь ходят да камнями швыряются. Очень метко, кстати.

— А вещи с собой в сумках носят? — усмехнулся я.

— Нет, а чего? — удивился мой собеседник.

— А то, что мы у того мутанта рюкзак нашли. А внутри, представляешь, — лекарства!

— Ну, забавно, конечно же. Может, это какой-нибудь дрессированный мутант был? Я пару раз слышал, что всяких тварей одомашнивали…

— Нет, не верю я в это. А вдруг он был из этих, которые в коллекторах живут? Ведь циркулировал несколько лет назад слушок, что не все оставшиеся на поверхности вымерли…

— Не веришь? — ухмыльнулся мой собеседник. — А во что тогда веришь? Тебе так нравится думать, что ты убил именно человека?

Я промолчал. Действительно, а во что верить? Тогда, на поверхности, мне показалось, что вылетевшее нам на встречу существо смертельно опасно — это можно было понять, лишь мельком взглянув на него. Но теперь… я должен жить, зная, что высоко у поверхности, в коммуникациях, живут искалеченные радиацией люди, и что я, несчастный трус, просто убил одного из них, обделавшись от испуга при встрече?


Елена Фадос
ДЕТСКИЙ МИР

Стоит делать лишь то, что считается невозможным.

Оскар Уайльд

На подходе к Тверской свет фонаря коснулся стены туннеля и мгновенно погас. Однако луч все же успел выхватить из темноты отрезанную голову негра. Кровь каплями стекала на провода и рельсы. По всей видимости, это был молодой и очень глупый негр… Невысокого сталкера затошнило от увиденного.

— Не время сейчас нюни распускать, — Ник ободряюще похлопал парнишку по спине.

— Угу, — с позеленевшим лицом пробурчал тот, подавляя желание опростать желудок прямо на рельсы.

— Что за твари сюда прут? — послышалось с блокпоста.

В глаза ударил яркий свет прожектора: фашисты не экономили на ликвидации чужаков.

Ник вышел вперед, жестом остановив своих приятелей. Он поднял руки вверх и медленно направился к свету.

— Мы так, мимо.

— Конечно, мимо, сюда вас не приглашали, — дозорный смачно харкнул на пол.

— Документы! — рявкнул другой, направляясь к сталкерам в сопровождении еще трех амбалов.

Ник был настоящим командиром — двухметрового роста, могучего телосложения. Немудрено, что именно его первым грубо прижали к стене, вырвали из рук паспорт и обыскали. Обезоружив сталкера, фашисты повторили процедуру с его спутниками.

— Эй, а это что тут за глист? — крикнул один из них, указывая на низенького парнишку в беретке, из-под которой торчали жесткие концы темно-русых волос.

— А что он? — крикнул дозорный, оставшийся на блокпосте.

— Да ты посмотри! Рожа у него подозрительная, и прищур еврейский. Точно, еврей, я отвечаю!

— Ага, а еще имя «Бес». Чё за имя? — добавил другой. — Бес, в говно влез. Или это от «балбес»? Одно другому не мешает.

Фашисты загоготали — шутка товарища им понравилась.

— А может, этого Беса просто обработать как следует? — не унимался остряк.

Такого сталкер не пожелал пропускать мимо ушей.

— Читай по губам: у меня фамилия — не-мец-ка-я. В отличие от тебя, козел!

Бес резко пнул гогочущего фашиста под колено и, не желая словить ответный удар, ушел в сторону. Как раз когда кулак обидчика врезался в стену.

— Ах ты ж сука! — завопил солдат Рейха, тряся отбитыми костяшками.

На призыв караульного о помощи уже сбегались остальные обитатели станции. Бес получил под дых, и через минуту уже лежал на рельсах, не способный даже приподнять голову. Двух других сталкеров тоже скрутили.

Оскорбленный фашист вразвалочку приблизился к обидчику и со всей силы приложил его подошвой ботинка по лицу. Раздался хруст, из носа брызнула кровь.

— Баба! — прошипел Бес. — А слабо, как мужик, один на один?

— Да пошел ты! — тот снова замахнулся, но нога так и осталась на весу: взгляд уперся в черный силуэт командира. Лысый мужчина в черном шерстяном пальто стоял чуть поодаль, засунув руку в карман. Прищурив один глаз, он хищно улыбался, глубоко затягиваясь сигаретой.


Запах свежей крови сводил Беркута с ума, но заинтересовало его совсем иное. Командир медленно подошел к скрученному сталкеру и присел. Взяв паренька за подбородок, он приподнял голову пленника так, чтобы смотреть ему прямо в глаза. Вычищенный до блеска сапог уперся Бесу под ребра, после чего Беркут выдохнул дым в лицо парня.

— Что ты сказал, мальчик? — ласково обратился он к нему, одновременно усиливая давление сапога на ребра.

Бес поморщился, хотя это было терпимо по сравнению с переломом носа.

— Прибью я вашего гаденыша! — прохрипел он.

— Прибьешь?.. — командир сравнил взглядом своего подчиненного и мальчугана и покачал головой, убирая ногу. Еще раз задумчиво затянулся.

— А что мне будет, если я дам тебе такую возможность?

Лицо рядового фашиста перекосилось.

— Можете скормить нас троих своим заключенным, — без колебаний ответил Бес.

Теперь удивленные выражения лиц были не только у фашиста, но и у Ника с Толяном.

Фашист усмехнулся: предложение нахального мальчонки, провозгласившего себя потомком истинных арийцев, явно пришлось ему по вкусу. К тому же он не сомневался, что зрелище доставит удовольствие вышестоящему начальству, если только бой не закончится чересчур быстро.

— Это, я так понимаю, в случае твоего поражения. А если выиграешь бой, что бы ты хотел в качестве приза? Гражданство Рейха?

— Наше оружие обратно, беспрепятственное прохождение станции и ночлег на сутки, — сухо ответил сталкер.

Лично Бесу терять уже было нечего.

Беркут захохотал. Подчиненные не знали, как отреагировать на это: то ли начать смеяться вместе с шефом, то ли держать серьезные выражения лиц. Мнения разделились, что привело командира в ярость.

— Отставить! — гаркнул он. — А этих тащите на станцию. Будет им бой…

* * *

Фашисты оказались даже тупее, чем предполагали сталкеры. Получив команду «тащить на станцию», они их и дотащили ровно до середины платформы, а дальше встали, как бараны, взяв пленных в кольцо.

Концом майки Бес вытирал кровь с лица. Нос распух, любое прикосновение к нему отзывалось острой болью.

— Ты уж постарайся! — шепнул Толя. — Что-то не очень хочется становиться кормом.

— Я тоже не горю желанием, — ответил Бес.

К тому времени, стали стягиваться остальные обитатели Тверской: по всей видимости, начало боя решили не оттягивать. Принесли стол и несколько стульев: дорогих, темных, из дуба.

Люди подняли ладони вверх, встречая глав станции.

— Sieg heil! Sieg heil! Sieg heil! — пронеслось громогласное приветствие.

Четверо крепких мужчин в черных мундирах и кожаных перчатках сели за стол.

Мог ли Беркут выполнить обещание? Теперь оставалось лишь выяснить это.

Командир вошел на станцию последним. Он улыбался. Значит, шанс есть! Мужчина велел оттащить Толяна и Ника в сторону, оставив внутри круга лишь Беса. Парнишка встал и спокойно обвел фашистов взглядом.

Беркут поднял руку, добиваясь относительной тишины, и крикнул:

— Вальтер! Где ты там? Мы ждем!

* * *

Очередной размашистый удар просвистел возле самого уха.

— Сука, хватит убегать! — задыхаясь, крикнул Вальтер, когда сталкер в очередной раз ушел в сторону и вниз. Бес с самого начала делал ставку на свою верткость и подвижность, надеясь, что грузный противник быстро выдохнется. И его расчет оказался бы верным, если бы не подлость зрителей: кто-то из них неожиданно толкнул сталкера в спину.

Бес налетел на кулак Вальтера солнечным сплетением. Против ожидания, хлипкий пацан устоял на ногах, хотя и согнулся, стараясь удержать равновесие и восстановить сбитое дыхание. Развивая успех, Вальтер обхватил тонкую шею парня обеими руками и дернул его вниз, лицом на свое выставленное колено.

Бесу показалось, что в его голове что-то взорвалось. Снова хлынула кровь из окончательно расплющенного носа, и сталкер «поплыл». Новый удар по лицу опрокинул его на спину. Зрители взревели.

Странно, но, хотя перед глазами Беса мелькали цветные пятна, он все же ухитрился в последний момент перекатиться на бок, уходя от удара ногой. Но понял: еще один прямой в лицо — и бой кончен. В голове слегка прояснилось и даже, как будто, открылось долгожданное второе дыхание. Бес откатился еще немного, к самой границе круга, и пружинисто вскочил в тот самый миг, когда противник, приблизившись, с мерзкой ухмылкой поднимал ногу для очередного удара. Парнишка прыгнул, опираясь обеими руками в пол, его ноги, подобно ножницам, обхватили Вальтера в области колен, а потом Бес, все еще находясь в воздухе, по инерции закрутил свое тело вправо, помогая ему руками.

Оба бойца повалились на гранит. Бес, оказавшись под фашистом, лежавшим на нем спиной, обхватил толстую мокрую от пота шею врата и начал его душить. Вальтер хрипло взревел и принялся наносить удары локтями назад, но сталкера укрывало собственное тело фашиста, из-за чего все удары приходились в пол. Тогда Вальтер рванулся вперед, однако противник, предугадавший это действие, уперся ногами ему в спину, заставив выгнуться, и еще сильнее сдавил горло. Не прошло и минуты, как хрипящий Вальтер забил ладонью по холодному полу.

Подошедший Беркут похлопал парнишку по плечу.

— Хватит, — спокойно скомандовал он. — Ты победил. Пусти его.

Бес разжал руки, и Вальтер с побагровевшим лицом откатился в сторону, пытаясь отдышаться.

Беркут помог сталкеру подняться, придерживая его под локоть — Бес уже ничего не видел вокруг себя, только расплывающиеся силуэты. Он едва почувствовал, как кто-то поднимает вверх его руку в знак победы, на периферии сознания слышался хохот людей за столом и рев толпы. А потом последовало падение. Странно, но он даже не ощутил удара о твердый пол…

* * *

Сознание медленно возвращалось. Длинные распущенные волосы неприятно щекотали нос. «Где беретка?» — пронеслась страшная мысль. Лена открыла глаза и оказалась в кромешной тьме.

— Доброе утро! — неожиданно ласково произнес Ник.

Девушку передернуло.

— Где мы? — хрипло спросила она.

— Как где? — шепотом, чтобы не разбудить Толю, ответил командир. — В палатке Вальтера.

Бес приподняла голову. Все лицо и покрывало были в засохшей крови. Лена потянулась к куску ткани — было крайне неприятно ощущать все это на коже.

— Подожди, — Ник подполз к Толику, затормошил: — Вставай, помощь нужна!

Толик поморщился, — он не любил грубого обращения со своим отдыхающим телом, — но перечить сталкеру не стал. Молодой человек принял сидячее положение и широко зевнул.

— Так, чего надо?

— Придержи ее, — Олегыч указал на Лену.

Глаза девушки в ужасе округлились.

— У меня все хорошо! — гундося, предупредила она, закрывая нос руками. — Все хорошо! — после чего отодвинулась к краю палатки, будто это могло ее спасти.

— Я все еще не понимаю, что ты задумал? — обхватив девушку, сонно пробормотал Толя.

А вот она уже прекрасно осознала, что задумал командир!

Мужчина приблизился к ней и мягко убрал ее руки с лица.

— Будет больно, — честно предупредил он.

Ник осторожно дотронулся до носа девушки, а потом… Что-то несколько раз сильно хрустнуло. Лена закричала от боли, но Толик, сообразив, что от него требовалось, закрыл ей рот и сжал запястья.

— На этом помощь пострадавшим можем считать оказанной, — весело произнес Ник под аккомпанемент шмыгающей от обиды девушки.


Со станции их провожали если и не как героев, то, по крайней мере, почти как равных. Вышел даже один из тех, кто сидел за столом, наблюдая за боем. Его имени Лена не знала, но хорошо запомнила глубокий шрам над губой. Один Вальтер сидел на платформе, зло косясь на победителя.

— Мы хотим, чтобы в жилах всего народа Метро текла арийская кровь, — начал речь Беркут, оглядываясь на фашиста со шрамом. — Рейх видит в тебе, парень, достойного продолжателя рода и хорошего бойца!

Девушка держалась более чем серьезно. Новый статус пришелся как нельзя кстати. Фашисты зачарованно слушали.

— За Рейх! За Чистую Кровь!

По станции полетели одобрительные возгласы, после чего официальная часть закончилась, и люди разошлись обратно по своим делам. Беркут же направился к туннелю, а сталкеры последовали за ним.

— А это вам. Начальство велело, — фашист протянул увесистый сверток.

От подарка исходил неимоверно вкусный аромат. Так оно и было! В бумагу оказался завернут кусок горячего копченого мяса. «Только что с огня!» — догадалась Бес. У нее забурчало в желудке: такого она не пробовала давно. Со станции донеслись отдаленные крики и резкий запах дыма.

— А это что у вас там? — Олегыч кивнул головой в сторону станции.

Беркут, не оборачиваясь, ответил:

— Наши китайчонка жарят. Но вы не беспокойтесь, вам мы положили свинину.

* * *

Первые лучи большого красного шара осветили пустующую Лубянку. Холодный свет падал на покрывшиеся ржавчиной скелеты машин и отражался в осколках стекол, громко хрустящих под ногами. Удивительно, но «Детский мир» был одним из немногих высотных зданий, почти не пострадавших во время Катастрофы.

«К чему бы это?», — подумала Лена.

Глухо щелкнул затвор автомата: Ник, шедший впереди, что-то заметил и сделал спутникам знак остановиться. Нет, показалось…

— Почти пришли. Что, уже чувствуешь запах детства? — шутливо пихнув Лену в плечо, спросил Толик, идущий замыкающим.

— Угу. Хорошо, что фильтры все остальные запахи отсекают, — буркнула Лена.


Магазин встретил их кромешным мраком, кажущимся еще более густым из-за того, что на улице уже начинало светать. Пришлось включать фонари. В узких лучах света метнулась прочь пара потревоженных крыс, но больше в огромном здании никого видно не было. Только постоянный легкий скрежет раздавался повсюду, расходясь холодным эхом по помещению. Скорее всего, верхние этажи облюбовали какие-то крылатые существа.

— Ну что, красавица, выбирай подарки! — Толик протянул Лене потрескивающую коробочку дозиметра: девушка давно решила тщательно проверить фон каждой понравившейся игрушки. Все-таки сестрам несет, не абы кому…

— Эх, а какое мороженое тут было!.. — мечтательно протянул Ник.

— Что такое «мороженое»? — для родившейся уже глубоко под землей Лены многие слова и понятия, которыми оперировали члены ее отряда, были пустым звуком.

Мужчина промолчал. Судя по его сосредоточенному взгляду, он подбирал слова.

— Помнишь снег зимой? — наконец, спросил он.

— Ну…

— Так вот, мороженое — такое же холодное, как и снег, только более нежное, — сталкер махнул рукой, — и в сто раз вкуснее. Особенно с шоколадной крошкой.

О шоколаде Лена промолчала. Когда-то у нее были пластиковые серьги в виде плиток шоколада, да и саму сладость она тоже однажды пробовала, в далеком-далеком детстве. Сейчас она не могла бы с уверенностью сказать, на что это похоже, — запомнилось лишь непередаваемо восхитительное ощущение, и все…

Недовольно трещал дозиметр, пустые глазницы кукол печально смотрели на блуждающих посетителей. Брошенный на прилавках товар пожирала белая плесень, так любящая радиацию. Тихо стояли маленькие копии настоящих машин.

— Выбрала чего? — Толик прикрыл противогаз ярко-оранжевой карнавальной маской какого-то зверя, подобранной тут же.

— Ничего подходящего, слишком фонит. Такие подарки только врагам делать, чтобы окочурились…

— Погодьте, — остановил их командир, — есть идея.

Мужчина скользнул в одну из дверей служебного помещения так быстро, что Лена догадалась пойти следом, лишь когда шаги Ника окончательно затихли. Узкий коридор уходил вниз, оканчиваясь лестницей. Спустившись по ней, сталкеры оказались в огромном помещении — складе. Новые партии нераскупленых игрушек ожидали своего часа в коробках, бок о бок со стеклянными новогодними шарами.

— Ох, сколько же тут всего!

— Ага, подвалы Лубянки знамениты не только своими пытошными, но и складами игрушек. Главное — не ошибиться дверью, — усмехнулся сталкер. — Выбирай, красавица! Бугагашеньки, вспомнить, что ли, самому молодость и захватить несколько машинок?

— Олегыч, йо-йо не забудь! — мигнул Нику Толик. — Смотри, сколько их тут!

Глаза и впрямь разбегались. У Лены даже дыхание перехватило, и она замерла, боясь сделать лишнее движение. Вот оно — чудо! Нож без колебаний вскрыл одну из обычных картонных коробок, и взору предстали совсем новенькие, не тронутые ни мутантами, ни плесенью или мхом куклы в нарядных платьях. Девушка ухватила сразу четыре коробки, потом еще одну, на этот раз — с новогодними шарами.

Надо было выполнить еще один заказ, но подходящего подарка нигде не было. Зато она точно видела что-то похожее на цокольном этаже.

— Парни, мне надо обратно наверх, я там кое-что забыла.

— Лен, да нам уже всем надо бы подниматься. Я, конечно, догадываюсь, как отсюда спуститься к Лубянке, только ничего хорошего из этого не выйдет, — отозвался Олегыч.

— Вот и ладненько. Тогда прикройте, а я быстро, — и девушка буквально взлетела по лестнице.


В центре зала стояла неподвижная карусель. Это слово Бес узнала еще в детстве, из азбуки с картинками, а теперь видела вживую. Голова рыжей лошади отвалилась и лежала на полу, зато тигр был, как настоящий! (картинку с ним она видела в той же книжке). Показалось, что сейчас зажжется свет, заиграет музыка и прибегут дети. Смеясь, толкаясь и галдя, рассядутся по местам, и карусель закружится, закружится…

Свет действительно зажегся: кто-то из товарищей, поднявшихся следом, мазнул по карусели лучом фонаря. Раздалось шипение. С карусели бесшумно спускалось какое-то существо со светящимися в темноте глазами, за ним еще и еще. Зал наполнился мяукающими стонами.

Первым не выдержал Толик: выругался и сплюнул, поднимая АК.

— Не стрелять! — шепотом скомандовал Никита. И то сказать: пока люди были неподвижны и не проявляли агрессии, был шанс, что неведомые твари не станут нападать. Иначе…

Сталкеры стали осторожно пятиться к выходу из зала, и тут… Один из котов прыгнул, сбивая девушку с ног. Она повалилась, обрушив пирамиду из игрушек и коробок. Это и спасло: острые когти хищника лишь вспороли бок выцветшего розового поросенка, выпустив из него поролон.

Бес дала короткую очередь. Раздался яростный мяв, и кровь забрызгала окуляры ее противогаза. Небольшая туша с редкой шерстью повалилась на пол, суча лапами. Девушка приподнялась на локте, протирая стекла. Товарищи почему-то не стреляли.

— Да что за…

В десяти метрах стояло нечто более привлекательное для мутантов, чем человечинка. Очень худое сине-серое существо выше трех метров ростом возвышалось над людьми… Его формы казались вроде бы человеческими, но были омерзительно искажены: непропорционально длинное и очень гладкое тело, худые руки, словно вовсе не имеющее Костей. Но что самое удивительное — кошки кружили вокруг этой твари и с урчанием терлись о его ноги.

Бес отползла назад. Кто-то из товарищей помог ей встать на ноги.

— Что это? — голос предательски дрожал.

— Кошатник, — еле слышно ответил Толик. — Он их кормит.

— Как?

— Лучше бы тебе не видеть… Отходим! Медленно, без резких движений!

Но увидеть все же пришлось: сталкеры не осмелились повернуться к мутантам спиной. А Кошатник как раз резко нагнулся, мазнув когтистой лапой по полу. Миг — и он уже сжимал крупную крысу со сломанным хребтом. Проткнув тушку когтем, мутант насадил ее на свой палец и протянул угощение самому крупному коту.

«Крыски на палочке…» — мелькнула в голове чудовищная по своей абсурдности мысль, и Бес не упала в обморок, как последняя девчонка.

На счастье, как раз в этот момент спина девушки уперлась в стену, «Дверь!» — радостно подумала она, нащупав ручку.


Когда Лена ступила на твердый асфальт, стало легче. Еще несколько секунд она смотрела, как выходят остальные и как на заднем плане разворачивается жутковатая трапеза.

— Сейчас бы тазик, — чуть отойдя от здания, высказал общую идею Ник.

— Я предупреждал, — Толик чувствовал себя не лучше.

Сквозь серые тучи светило солнце. Глаза заболели и начали слезиться.

— Кто он такой? — наконец, решилась спросить Лена.

— Старожил, — ответил Ник, не отводя внимательного взгляда от улицы.

— И что он делает? Ну… помимо того, что мы видели?..

— Охраняет своих любимцев, — подхватил Толик.

— Эй, хорош байки травить! Дома наговоритесь! — хмыкнул Олегыч.

Но Толик все не мог успокоиться.

— Бред какой-то! Он ведь по всем прогнозам нас должен был на ленты пустить, уж Ленку-то точно, за то, что кошака завалила, а даже бровью не повел…

— Ну, спасибо! — хмыкнула Бес, вспомнившая морду твари. — Может, все дело в том, что бровей у него просто нет?

— Нет, просто ты была не виновата, — пояснил Ник. — Он «воспитывает» кошечек, мол, пусть не трогают окружающих, а он их за это будет кормить и охранять. Вот если бы мы просто так котяру подстрелили, превентивно… — сталкер прервался, заметив на земле черную тень. К счастью, это оказалась всего лишь пустая консервная банка, выкаченная из-под машины неожиданным порывом ветра.

— Так вот, — продолжил Олегыч, — после нападения кота ты, с точки зрения Кошатника, получила вполне законное право ответить тем же. Все честно.

— Все равно бред… — Лена нагнулась и зачем-то подобрала с асфальта небольшой осколок автомобильной фары.

— Не смотри, жениха семь лет не будет, — даже сквозь непроницаемую маску противогаза ощущалась легкая улыбка командира.

— Переживу…

Девушка покрутила неровным «зеркалом» и поймала в него лучик света, который отразился и побежал солнечным зайчиком по стене пятиэтажки. Потом попал на уцелевшее стекло и ушел из поля зрения.

— Ну что, пора искать приют до наступления ночи? — констатировал Ник, проводя взглядом блик от осколка.

* * *

Детство давалось лишь раз в жизни и, если бы ей предложили изменить свой выбор, она поступила бы точно так же. Темно-русые волосы вновь скрывал капюшон костюма химзащиты и надежный противогаз с двумя новыми фильтрами. Все, как раньше, только отряд поредел: остались не бойцы, а друзья, готовые прийти на помощь, как тогда на «Белке»…

Последний солнечный зайчик этого дня, пущенный Толиком, коснулся ее противогаза и, кажется, дотянулся до лица. Возможно, будь она подольше на поверхности, на лице появились бы маленькие веснушки. Как же она мечтала об этих пятнышках — подарке самого Солнца…

Если бы ей снова предоставили выбор…

Лена обдумывала каждое слово, возникающее в ее голове. После «Детского мира» осталось невнятное чувство горечи и недосказанности. Вот она — сказка, мечта… Да назови, как хочешь, смысл останется прежним. А с другой стороны, даже это место оказалось больным и изуродованным… Неприятное чувство.

Нет больше у детей своего мира. Взрослые отняли.

Чердак пятиэтажки зарос небольшими кустами с красными ягодами, напоминающими кровавые сгустки. На город опустился сиреневый сумрак, приглашая вечерних и ночных жителей выйти на охоту.

— Так что, идем? — Никита нехотя поднялся, сняв с плеча автомат.

— Да, пора бы…

— Олегыч, может, мне на Динамо махнуть, а через Белорусскую как-нибудь так пройду, нацепив капюшон?

— Ну, девка, учудила! Еще бы в противогазе поперлась или вообще — с мешком на голове, как член Ку-клукс-клана! Лен, ты чем думаешь? Если тебя на «Белке» узнают, то сразу еще глубже и закопают, а там, глядишь, и до ада доберешься. Неужели хочешь снова судьбу испытать? Давай, только я тебя потом вытаскивать не буду, самой выкручиваться придется! — Ник перевел сбившееся дыхание, сглотнул и продолжил уже спокойнее: — Я же тебе обещал, как пыль уляжется, так сразу с этим делом разберусь. Заживешь, как прежде…

Рука крепко сжала оружие. Бес старалась дышать глубоко, чтобы вновь не дать волю своим эмоциям. «Только не во время вылазки…»

— Толь, только это… Обязательно моим сестрам все игрушки передай, — вздохнув, произнесла она.

— Конечно! — Толик ободряюще похлопал девушку по плечу. — Лично доставлю, в целости и сохранности.

Не было видно, но можно было ощутить, как парень расплылся в широкой улыбке.

— Спасибо! Пусть хоть у них будет детство…


Хочу поблагодарить родных и близких друзей за то, что были и будут рядом, вдохновляя на новые свершения.


Василий Пронин
АРСИ

Море ласкало ноги.

Он сидел на теплом золотом песке, а волны накатывались на берег, остужая нагревшуюся на солнце кожу. Задумываться, как он сюда попал, смысла не имело. Он просто принимал окружающую обстановку как должное. Поиски смысла вообще нужны суетным людям, все же, что осталось у него — это время. Время, разделенное на дни и ночи, и время, разделенное на холод и тепло.

Но сейчас было море. Море? Да, море, а что такого? Вот оно, ласковое, теплое — хорошо. Вот солнце, по-летнему яркое, печет кожу. Небо — синее. Ветер — легкий. Хорошо.

А вот и Люба, милая, любимая Люба. Сидит рядом.

«Как мне тебя не хватало, Любочка», — хочет сказать он, но та поворачивает свою прелестную головку в его сторону и смотрит такими синими, пронзительными глазами, что слова остаются невысказанными. Они не нужны. Глаза притягивают, обволакивают. Он погружается в их синеву. Проваливается в их ласковую глубину. Его единственная, любимая, хорошая, милая, он может бесконечно долго перечислять эпитеты…

Тишина. Не надо слов, Люба и так все знает. Она снова рядом, и от этого становится теплее на сердце.

С замиранием сердца он протягивает руку к ее щеке. Страшно, страшно коснуться своими грубыми пальцами нежного бархата ее кожи. Еще страшнее ощутить пустоту. Но вот касание, под пальцами упругое тепло — кожа. Люба. Настоящая, живая, любимая! Она закрывает глаза, поддаваясь его порыву, и сильнее прижимается к ладони.

А в набегающих на берег волнах, плещутся Галка и Ванька. Их дети. Галке девять лет, а Ваньке — шесть с половиной. Они бегают по щиколотку в воде и, громко хохоча, брызгают друг на друга морской водой.

Что-то влажное на щеке. Слезы? Пусть капают, это слезы счастья.

А потом — грубый тычок под ребра и такой же грубый голос:

— Эй, отец, просыпайся!

* * *

Открыв вечно слезящиеся глаза и опустив воротник старого, продранного во многих местах овечьего полушубка, он повернул голову на звук голоса.

Два расплывающихся силуэта постепенно сложились в милиционеров… или уже полицейских… Неважно.

Он лежал на крайней лавке, расположенной внутри вагона электропоезда, курсирующего по Кольцевой линии Московского метрополитена. Это был излюбленный маршрут вот уже без малого пять лет. Когда-то его звали Аристарх Семенович Петров. Но это было давно. Теперь немногие представители человечества, находящиеся в таком же социальном статусе, с которыми он иногда общался, звали его просто — Арси.

Арси. Возможно, кому-то покажется, что это женское имя? Возможно, в действительности оно и было таковым, или же такого имени вообще не существовало в природе? Но раз Аристарха так звали, значит, существовало? Впрочем, ему давно уже было все равно.

Любимым маршрут был оттого, что кольцо не имело конечной станции. При удачном стечении обстоятельств здесь можно было проспать несколько часов. Но сейчас не повезло, его разбудили милиционеры. Это значило, что придется перебираться в другой поезд, если, конечно, его не выгонят сейчас на улицу или не заберут в «обезьянник». Вообще-то последнее было не так уж плохо, ведь там стояли лавки, а что еще надо человеку в его возрасте? А какой, собственно, возраст-то был у Арси? То, что исполнилось шестьдесят три года, это он еще помнил. А вот что было потом? Сколько он уже бродит по городу, спит в метро и в различных подвалах, Аристарх не помнил. Лет пять-шесть, а может, и десять. Он давно перестал считать дни, недели, года…

Спустив ноги с мягкого дивана на пол, Арси начал медленно подниматься. Оперся на правую руку, чтобы помочь себе и попытался встать. Левая нога, конечно же, подогнулась — она вообще плохо его слушалась последнее время. Старик опять сел, за что незамедлительно получил очередной тычок резиновой дубинкой от стоявшего ближе к нему милиционера.

— Давай-давай, отец, шевели поршнями! — подталкивал его дубинкой хранитель порядка. — Хорош тут народ пугать!

А что народ? У народа есть дом. Вечером разъедутся по квартирам, поужинают, примут ванну, лягут спать в мягкие постели. А он? Уже который год не мылся, не чистил зубы, забыл, как мыло пахнет. Самому страшно очередной раз штаны снимать, чтобы нужду справить. А что делать? Живет пока. Все не забирает к себе костлявая. К запаху привык, не чувствует уже. Он вообще уже мало что чувствует, разве только тычки, особенно дубинками…

— Иду, иду, не гони служивый, — прохрипел Аристарх. — Дай на ноги встать.

Слова получились странные, малопонятные. А как будешь внятно говорить, если делаешь это раза три-четыре в день, да и зубов осталось — раз, два и обчелся?

Аристарх собрал свои нехитрые пожитки, которые все умещались в одном полиэтиленовом пакете. Там находились: шапка-ушанка, треснувший термос и старый фотоальбом с семейными фотографиями, который являлся самым большим сокровищем Аристарха. Правда сейчас в пакете еще лежала заплесневелая горбушка белого хлеба, найденная утром в урне рядом с подъездом дома, расположенного недалеко от входа в метро. Вот собственно и все личные вещи.

Одет Аристарх был в овечий полушубок, под которым можно было угадать неопределенного цвета рубашку и старые засаленные брюки, заправленные в резиновые сапоги. Его седые волосы не знали шампуня и расчески в течение нескольких лет, и являли собой спутанные, сальные пряди, плавно перетекающие в такую же неимоверно грязную и свалявшуюся бороду.

Сумев, наконец, подняться, Арси проковылял к дверям электропоезда. Несмотря на час пик и огромное количество народа в метро, на его пути не попалось ни одного человека. Завидя приближающегося бомжа, люди спешно расступались, образуя своеобразный живой коридор, лишь бы случайно не коснуться его своей одеждой.

Выехав на станцию «Таганская», поезд открыл двери. Толпа, собравшаяся на перроне, несмотря на решимость как можно быстрее оказаться внутри вагона и по возможности занять лучшие места, при виде Аристарха прянула в разные стороны. Он неспешно покинул тесноту вагона и, беспрестанно подгоняемый тычками милиционеров, окунулся в суету перрона.

Выведя Аристарха из электрички, милиционеры посчитали это недостаточным и, все так же подталкивая его дубинками, погнали к выходу в город.

— Надо бы тебя в «обезьянник» оформить, да больно воняешь сильно, передохнут все в отделении, — пробурчал один из стражей порядка. — Давай на выход, и чтоб мы здесь больше тебя не видели!

Поднявшись по эскалатору, Арси был отправлен за турникеты грубым пинком. Конечно же, нога не выдержала, и, не удержав равновесия, он упал.

Было больно. Но что такое боль? Она уже не первый год безотрывно сопровождала Аристарха. Зубная боль. Вечные царапины и ссадины. Бронхиальная астма с частыми приступами удушья. Затем он неудачно упал на улице, сильно повредив левую ногу. Скорее всего, это был перелом. Теперь Арси передвигался медленно, стараясь лишний раз не нагружать кость. Нога очень плохо держала вес его тела и периодически подкашивалась. Старик догадывался, что скоро она вообще может отказать, но пока работала.

Однако что вся эта физическая боль в сравнении с болью душевной?

* * *

Когда-то Аристарх был женат. Красавицу-жену по имени Люба он фактически боготворил. Самый близкий и родной человек! Они жили душа в душу и со временем родили девочку и мальчика. Девочке дали имя Галина, а мальчика, который был на два с половиной года младше сестры, назвали Ваней.

Аристарх и Люба работали в одном коммерческом институте, он — преподавателем информатики, она — администратором в приемной комиссии. Жили в четырехкомнатной квартире на Большой Пироговской улице.

Время было замечательное. По специфике работы практически все лето получалось отпускным, поэтому супруги старались уезжать из Москвы. Своего загородного дома у Петровых не было, зато они часто ездили к родственникам, живущим в Пермской и Смоленской областях. Ну и, конечно, старались бывать на Черном море. Семья была дружной и веселой.

Галина окончила школу и поступила в университет на факультет журналистики, а вот Ванька рос сорванцом: учиться не хотел, зато имел разряд по самбо и держал в страхе всех местных хулиганов. Эх, если бы все так же замечательно продолжалось!..

Беда подкралась, как всегда, незаметно.

Когда подошло время, Ваня сам напросился в армию и попал в ВДВ. А потом была Чечня. Все, что вернулось в семью, — медаль «За отвагу», проявленную при обороне стратегически важного объекта, письмо с благодарностью от Минобороны за отличного воина и личные вещи Вани. Сам Ванечка получил новое место жительства, состоящее из шести листов цинка с общим кодовым наименованием «Груз 200». Это подкосило жену Аристарха. Сначала она долго болела, затем было два инсульта, после второго Люба уже не вставала с постели.

Галина успешно окончила университет и получила работу репортера в одном из передовых СМИ. На работе она познакомилась с Антоном, очень приятным молодым человеком, и через год они поженились. Под это дело было решено продать квартиру на Пироговке, купить двушку в одном из «спальных», окраинных, районов Москвы для молодоженов, однокомнатную для стариков, а оставшиеся деньги вложить в строительство еще одной квартиры, так сказать, на будущий период.

Задумали — сделали. Но на этом удача изменила Аристарху. Строительство дома, в который они вложили свои деньги, из-за отсутствия договоренности между администрацией города и военными, на земельном участке которых планировалось строительство, заморозили. Много митингов было организовано, много слов сказано, много чиновничьих порогов истоптано, но результат оказался нулевым. Так и остался вопрос подвешенным в воздухе. Деньги не вернули, дом обещали достроить, но когда это будет, сообщить отказались.

Тем временем у Галины родилась дочь, назвали — Надеждой. Это был чудненький, маленький ребеночек, лучик света в сгущающейся тьме.

Но радость была недолгой. Через полтора года Галина снова вышла на работу и, отправившись в одну из горячих точек на Кавказе, не вернулась из поездки. Сначала она числилась среди пропавших без вести, но вскоре ее тело вместе с телами всей пропавшей группы журналистов нашли в одном из отбитых у боевиков кишлаке. Горю не было предела. Сказалось и на работе. Аристарх стал рассеянным, лекции читал вяло, начал часто болеть. В итоге ему предложили выйти на пенсию и закончить преподавательскую деятельность.

Связь с зятем он почти не поддерживал: все время приходилось следить и ухаживать за Любой, которой становилось все хуже. В какой-то момент жена перестала узнавать Аристарха. Несмотря на получение двух пенсионных выплат, своей и жены, денег все равно не хватало: дорогие лекарства, поддерживающие жизнь в теле Любы, съедали весь семейный доход за считанные недели.


Ту ночь Аристарх помнил очень четко.

Ему снились Черное море и жена, сидящая рядом на песке. Снова Молодая, ослепительно красивая, пышущая здоровьем. Дети опять были маленькие. Они бегали по мелководью и весело плескались в набегающих на берег волнах. Было очень весело и легко. Жена много смеялась и ласково держала его за руку.

— Я всегда буду рядом, — тихо сказала она, заглядывая ему прямо в глаза. — Буду ждать тебя здесь, мой дорогой, любимый муж. Здесь, вместе с нашими замечательными детками. У нас все будет хорошо.

Люба ослепительно улыбалась, и ее улыбка наполняла Аристарха такой бесконечной нежностью, что у него непроизвольно выступали слезы.

— Папа, папа! — закричали дети, бросаясь ему на шею и опрокидывая на спину. — Ты самый лучший! Ты наш единственный, любимый! Мы будем всегда вместе!

— Но почему вы будете ждать меня? — хотел спросить Аристарх. — Я же здесь, с вами, я никуда не ухожу.

Но в этот момент Арси открыл глаза. Он лежал в своей темной, тихой квартире. За окном, плотно занавешенным шторами, только начинал пробиваться рассвет. «Теперь я остался один», — как-то сразу понял Аристарх. Прислушавшись, он не различил тихого, прерывающегося дыхания жены. Поднявшись с дивана, на котором спал, Арси подошел к постели Любы и, присев на краешек, взял ее безжизненную руку, зажав между своих ладоней. Жена уже не дышала.

— Я люблю тебя, — одними губами прошептал он. — Прощай!

Против ожидания, глаза его оставались сухими. Он знал, что там, на берегу моря, его ждут и любят.

Так он и просидел до утра, удерживая холодеющую руку жены в своих руках. И только утром вызвал «скорую».

* * *

После этого жизнь для Аристарха потеряла какой-либо интерес, и он запил. Пил много и подолгу, чтобы день прошел быстрее, а ночью, если он видел сны, то снова оказывался на берегу теплого моря вместе с женой и детьми.

Иногда Аристарх приглашал дворовых собутыльников к себе домой, но чаще — пил во дворе, за столом для игры в домино, где собирались все местные забулдыги. Именно там, на лавке, после очередного пьяного загула, он и был разбужен ревом сигнальных сирен пожарной машины. Вокруг суетился народ. Кто-то хватал его за руки, кто-то кричал что-то прямо в лицо. Он не понимал, что происходит. А потом увидел.

Его квартира горела. Языки пламени вырывались из окон, облизывая окружающие стены и оставляя на них черные следы копоти. Аристарх сидел на лавке и без эмоций смотрел на пожар. Огонь не просто пожирал вещи в квартире, он уничтожал все следы Любы, Ванечки и Галки, оставленные в этом мире. Что-то лопнуло внутри Аристарха, и он как был, в шлепанцах, тренировочных штанах и футболке, поднялся с лавки и побрел в неизвестном направлении.

На следующий день Арси вернулся в квартиру. Походил по сильно выгоревшим комнатам, покопался среди испорченных вещей. Нашел чудом уцелевшую рубашку, брюки и слегка оплавленные резиновые сапоги, переоделся. Порывшись среди практически полностью сгоревших книжных полок, нашел альбом с несколькими уцелевшими фотографиями: он с женой во время свадебной церемонии. Только что родившаяся Галка. Она же — рядом с новорожденным Ванечкой.

Прижав альбом к груди, он вышел из квартиры и больше туда не возвращался. Встретившиеся по дороге соседи охали и жалели погорельца. Спрашивали, что он теперь думает делать? Но Аристарх не реагировал на вопросы, молча проходя мимо.

Доехав до зятя, он позвонил в дверь. Открыла незнакомая девушка.

— Вам чего?! — Возмущенным тоном спросила она, оглядев неопрятного незнакомца с головы до ног.

— Мне бы поговорить с Антоном Львовичем, — опуская глаза, тихо ответил Аристарх.

— А вы кто будете?!

— Я тесть его бывший. — Не поднимая глаз и отчего-то смущаясь, ответил Арси. — Петров, Аристарх Семенович.

— Антон, к тебе пришли! — крикнула девушка куда-то в глубь квартиры.

Разговор с бывшим зятем оказался недолгим. Антон выслушал рассказ Аристарха, посочувствовал, но предложить какую-либо помощь было не в его силах. Единственное, что он смог сделать, это накормить старика ужином (чему была крайне не рада новая жена), а потом, подарив какой-то старый овечий полушубок, шапку-ушанку и две тысячи рублей, извинился и выставил старика за дверь в темноту наступающей ночи. С внучкой так и не удалось увидеться, она в это время была на даче у своей новой бабушки.

Аристарх вышел из подъезда, несмотря на окружающий его летний зной, натянул на себя подаренный полушубок и поплелся, как говорится, куда глаза глядят…

* * *

Что такое боль от удара или падения? Так, мимолетная неприятность…

Арси зашипел, поморщился и начал подниматься.

Получив свободу передвижения, он осмотрелся, понял, что пройти обратно в метро здесь не получится, и поплелся на улицу, попытать счастье с другого входа.

Выйдя в город, Аристарх решил, так сказать, воспользоваться моментом и пополнить запасы провианта. На Таганской улице располагалось некоторое количество кафе, что в теории означало возможность, обойдя мусорные контейнеры, расположенные в округе, найти что-нибудь съедобное. Увы, пошарив по контейнерам, стоящим вдоль дороги, он не нашел ничего, чем можно было бы перекусить, и свернул во дворы, чтобы проверить установленные у подъездов урны.

Таким образом, копаясь в приглянувшихся контейнерах, Арси оказался в 5-м Котельническом переулке, возле дома № 13, где обнаружил у подъезда полную свежевыброшенного мусора урну. Разжившись половиной заплесневелого батона белого хлеба, остатками просроченной докторской и завернутыми в пакет останками сушеной рыбы, старик присел на лавочку. В животе громогласно урчало.

Именно в этот момент к дому на большой скорости подкатил военный грузовик, завизжав тормозами у приоткрытых ворот со звездами, располагавшихся недалеко от лавки, на которой сидел Аристарх.

Следом за первым грузовиком появился второй и третий, все — полные солдат, которые спрыгивали из кузова автомобиля еще до полной его остановки. Когда из кабины остановившегося грузовика вышел очередной военный, видимо, главный (Аристарх не видел с такого расстояния его знаки отличия), солдаты уже выстроились перед воротами.

Арси, так как ему некуда было спешить, решил остаться и посмотреть, что происходит. Командир подошел к воротам, и, поковырявшись ключом в навесном замке, потянул одну из створок на себя. Та, издав протестующий стон давно не смазываемых ржавых петель, поддалась и полностью открылась. Отворив вторую створку, командир развернулся к застывшему по стойке «смирно» взводу.

— Разнарядка на сегодня: оперативно разгрузить все подходящие к зданию грузовики, распределив запасы на складе, согласно озвученной ранее схеме! — Командир прохаживался вдоль построившихся солдат, заложив руки за спину. — Взвод! Разбиться на условленные группы!

Солдаты изменили построение, разделившись на три небольших отряда.

— Кунаков и Галкин, выйти из строя! — рявкнул командир.

Два солдата, стоящие первыми в своих группах, шагнули вперед.

— Вы назначаетесь ответственными за работу подотчетных групп. Схемы расположения запасов вами получены. Принимайте командование и следуйте полученным инструкциям!

— Есть следовать полученным инструкциям! — в один голос ответили солдаты.

Один из них развернулся к своему отряду и, скомандовав: «Налево! Следом за мной, бегом марш!», скрылся за воротами. Следом за первым последовал второй отряд.

Командир, оставшийся на улице, распределил третий отряд цепочкой, начиная от кузова грузовика и заканчивая где-то за воротами. После этого началась разгрузка. Солдат, находящийся в кузове, выбрасывал различные коробки стоящему рядом с машиной, тот передавал их следующему и таким образом, перекочевывая из рук в руки, коробки отправлялись за ворота.

От нечего делать Аристарх сидел и смотрел на работу военных. Разгруженные машины отъезжали, а им на смену прибывали все новые. Казалось, этому процессу не будет конца. На улице постепенно смеркалось, наступал вечер, а работа все кипела. Ни перерывов на обед, ни отдыха, только монотонная разгрузка каких-то ящиков и коробок. Арси несколько раз уходил, но возвращаясь, видел туже самую картину бесконечного движения коробок из кузова очередного грузовика куда-то за ворота дома.

Наконец, поздним вечером, освободив очередной кузов машины от коробок, командир снова построил батальон вдоль ворот и, сообщив, что завтра они продолжат, дал команду грузиться по машинам, предварительно оставив двух солдат для охраны вверенного объекта.

Когда грузовики скрылись за поворотом улицы, солдаты еще некоторое время стояли на означенных постах, а потом скрылись на внутреннем дворе. Аристарх поднялся, и, надеясь найти что-нибудь съестное, поковылял в сторону ворот. Идти было сложно, левая нога снова не слушалась. Подойдя к воротам, он потянул на себя одну из створок, и та поддалась.

Оказавшись на внутреннем дворе, Аристарх осмотрелся. Бойцов нигде не было видно. С торца здания, располагавшегося здесь, находилась дверь, ведущая в подвал. Видимо, там и скрылись назначенные охранники. Арси дохромал до нее и, снова осмотревшись, потянул ручку подвала на себя. Дверь оказалась не заперта. Оставив ее в покое, Аристарх закопался в куче набросанных рядом пустых коробок. Вскоре дверь подвала отворилась, и на пороге снова появились охранники.

— Петя, время ограничено, так что терять его не стоит. У метро есть круглосуточный магаз, дуй за водкой, я посмотрю за объектом.

Солдаты прошагали мимо Аристарха, не заметив его. Выйдя за ворота, они разошлись. Один побежал в магазин, второй закурил у ворот. Выждав пару минут, Арси вылез из-под коробок и доковылял до входа в подвальное помещение.

Заглянув внутрь, он обнаружил ступеньки, уводящие куда-то вниз — будто лестница пожарного хода в обычной многоэтажке. Не испытывая более судьбу, Арси спустился по лестнице. Ковылять пришлось долго, отсчитав пятнадцать этажей, старик сбился. Нога ныла, и ему несколько раз приходилось останавливаться, чтобы отдохнуть. Когда ступени закончились, он попал в довольно узкий коридор, справа и слева от которого располагались комнаты, заставленные теми самыми коробками, что целый день разгружали солдаты.

Аристарх свернул в ближайшую комнату, изучая содержимое коробок. Все они оказались заполненными пакетами с сухим молоком. Арси догадался, что находится на неком, скорее всего, военном складе и решил пройти дальше: возможно, здесь получится спрятаться от охранников и чем-нибудь поживиться? Отправившись дальше по коридору, старик с удивлением обнаружил ступени, ведущие еще глубже, а затем и еще. Устав бродить по подземным коридорам и комнатам, он нашел подходящее место для сна в одной из комнат, заставленных коробками с тушенкой. Там и остался.

Следующие несколько дней Арси прятался от снующих туда-сюда солдат, распределяющих все новые коробки, а ночами изучал их содержимое и расположение помещений. Он подобрал себе новую одежду, нашел открывалку для консервных банок и вилку, а в одну из ночей, как всегда прислушиваясь к каждому шороху, чтобы не попасться возможным охранникам, отправился бродить по туннелям и нашел выход в метро. Тот находился за дверью, запертой на засов с его стороны, открыв который, Арси увидел рельсы. Не решившись покинуть облюбованный склад, он снова закрыл дверь на засов и отправился в обратный путь, стараясь запомнить дорогу.

А потом случилось это.

* * *

Работа шла полным ходом. Военные, как и в предыдущие дни, таскали коробки, распределяя их по каким-то только им известным схемам, как вдруг послышался низкий гул, и земля содрогнулась. С потолка посыпалась штукатурка, пол заходил ходуном, и некоторые коробки попадали на землю. Солдаты, прекратив работу, бросились к выходу. Аристарху тоже стало интересно, что происходит на поверхности, и он двинул вслед за ними. Однако на подходах к верхнему уровню подземелья тряхнуло с такой силой, что старик не устоял на ногах и упал на лестницу. Благо Аристарх поднялся только на пару ступеней и, быстро скатившись, не успел заработать себе очередной перелом. Его лишь обдало горячим ветром.

В следующее мгновение где-то выше раздался звук, похожий на тот, что издают две объемные металлические плиты при столкновении друг с другом. И все посторонние звуки, доносящиеся с улицы, пропали. Их как отрезало. Аристарх так и сидел на земле, когда сверху спустились три солдата в противогазах.

— А ты еще кто такой? — спросил один их них, снимая противогаз.

— Да я тут это… — прохрипел Арси в ответ.

— Ну, мужик, ты и счастливчик! — второй военный тоже снял противогаз.

— Молодые люди, что там произошло? — задал вопрос Аристарх.

— Все, мужик, нет больше «там»! Теперь есть только «здесь». — Третий человек, одной рукой снимая противогаз, второй похлопал старика по плечу и продолжил спускаться вниз.

— Товарищ старшина, — опомнился первый военный, — ведь гражданский на режимном объекте… Что будем делать?

— Нет больше режимных объектов, Егоров, — старшина, не оглядываясь, спускался по лестнице. — Теперь это наш новый дом. А мы — единственные выжившие здесь. Пусти его.


И Арси остался жить на складе. Позже он узнал, что город попал под ядерную бомбардировку, и выжить смогли только люди, по случайному стечению обстоятельств оказавшиеся в метро. Со временем старик завел привычку сидеть в перегоне между Таганской и Курской, куда выходила дверь склада, одаривая проходящих мимо людей, находящихся совсем уж в бедственном положении, едой и одеждой.

Именно там он и повстречал бывшего мужа своей дочери. Антон плелся среди понуро бредущей толпы людей, придерживая за руку девочку лет восьми-девяти.

— Антон Львович! — позвал Аристарх. — Антон!

Антон не сразу обратил внимание на сидящего у стены старика.

— Аристарх?! — Поморгав, спросил он. — Аристарх Семенович?!

Антон подвел девочку к старику.

— Папа, кто этот дядя? — пролепетала девочка. — Я его боюсь!

— Не бойся, милая, — Антон взял девочку на руки, — это твой дедушка, папа твоей мамы.

— Веры? — Не понимая, спросила та.

— Нет, дорогая, настоящей мамы, Гали…


Оказалось, что во время бомбардировки Антон с Наденькой возвращались с дачи и как раз находились в метро, что и спасло им жизнь. Что случилось с Верой, остается только догадываться. Она ждала дачников дома.

— Ты прости меня, Аристарх Семенович, — склонил голову Антон.

— За что это? — не понял Арси.

— Ну, что не смог тогда…

— Помоги мне подняться, — закашлялся Аристарх. — Мне надо кое-что тебе показать.

С помощью поддерживающего его Антона он, ковыляя и постоянно кашляя, доплелся до незаметного входа в хранилище.

— Хочу, чтобы у Наденьки было будущее, — прохрипел Арси. — Это мой подарок.

Старик отворил дверь и пригласил внутрь первых за все время сторонних посетителей.

* * *

А ночью он снова был на берегу моря и, овеваемый теплым ветерком, стоял в набегающих на берег волнах. Солнце, садящееся за горизонт и бросающее последние лучи на землю, светило старику прямо в лицо, мешая рассмотреть приближающиеся силуэты. Но он и так знал, кто это.

Первыми к Аристарху подбежали дети, запрыгали вокруг, щебеча:

— Папа! Папа! Мы скучали!

— Я тоже!

Подняв на руки Ванечку и обняв за плечи вставшую рядом Галку, он добавил:

— Очень скучал!

Подошла Люба, снова молодая и красивая. При взгляде на нее у Аристарха, как всегда, учащенно забилось сердце.

— Мы долго тебя ждали, — тихо сказала жена, обнимая его и детей. — Ты уже готов остаться с нами?

— Да! — твердо ответил Аристарх. — Теперь я готов!

Все так же, не разнимая рук, счастливая семья молча наблюдала за садящимся в море солнцем. На душе Аристарха было легко: рядом были самые дорогие для него люди, и он знал, что больше уже никогда с ними не расстанется.


Руслан Кляузов
МЛЕЧНЫЙ ПУТЬ

Он огляделся вокруг и не увидел ничего другого, кроме себя самого.

Тогда он для начала воскликнул: «Я есть!»

Потом он испугался;

ибо страшно человеку, если он один.

Брихадараньяка-Упанишад

Если движешься в том направлении,

в котором растет твой страх,

значит, ты на правильном пути.

Милорад Павич

Помедлив, Тихон нырнул в темную чащу леса.

Раздвигая густой колючий кустарник, прижимаясь к шершавым стволам деревьев, он мало-помалу начал продвигаться вперед. Вокруг царила мертвая тишина. Дремали не только леса и перелески, как могло показаться поначалу, но и небольшие речки с пресной водой, и покрытые снежными шапками скалистые горы, и пустоши, раскинувшиеся на десятки километров. Лишь легкая поземка, которую гнал по свежей корочке наста ветер, едва слышно шуршала где-то на периферии слуха.

Тихон спешно перебирал ногами, ружье за спиной моталось, больно ударяя прикладом о спину. Осилив еще с десяток шагов, старик оглянулся. Погони не наблюдалось, но одна мысль о ней гнала вперед. Гнев древних лесов был страшен, и он успел в этом убедиться. Раз Тихон уже встретился с хозяевами этих мест и о новой встрече не мечтал.

Вдали что-то зашуршало. Старик сорвал со спины ружье и повел стволом из стороны в сторону. Из зарослей сверкнула пара голодных глаз… Еще одна. Деревья расступились, выпуская коренных обитателей здешних мест.

Мускулистое тело, черная с проседью шерсть, выпяченная вперед широкая грудь, налитые кровью глаза, поджатые уши, маленький хвост… Оскалив зубы, выбравшиеся из лесной чащи волколаки стремительно приближались к старику. Тот, не дожидаясь атаки, выпалил из ружья. Отброшенный свинцовым потоком зверь жалобно заскулил и провалился в снег. Позади раздалось злобное рычание сразу нескольких хищников. И все же волколаки не спешили атаковать — выпустив вперед самого сильного и свирепого охотника, остальные наблюдали за дальнейшим со стороны, постепенно окружая жертву.

Вожак, легко перепрыгнув через поваленную сосну, вздыбил холку и наградил человека мощным ударом когтистой лапы. Тихон завопил и покатился с пригорка. Хищник не заставил себя долго ждать: стоило старику вновь показаться из снега, как волколак в несколько прыжков нагнал его и приготовился к новому удару. Но, кажется, судьба оказалась к Тихону более благосклонна, чем он предполагал: волколак, взвизгнув от неожиданности, вдруг глубоко провалился в снег. Схватившись за ружье, старик прицелился и нажал на спусковой крючок. Сухой щелчок. Еще один… Тихон, отчаянно ругаясь, безрезультатно пытался привести оружие в действие. Тем временем волколак, уже выбравшись из снега, встрепенулся и снова кинулся на жертву, сбивая ее с ног. Оба утонули в сугробе. Подминая под собой Тихона, волколак пытался достать до человека огромными острыми зубами и не менее внушительными по размеру когтями, но тот упорно сопротивлялся, распирая челюсти хищника стволом ружья. А потом по чаще разнесся грохот, заглушая собой все остальные звуки.

Отбросив обмякшее тело мутанта обагренными кровью руками, Тихон лихорадочно заозирался в поисках укрытия. Взгляд зацепился только за торчавшие наружу корни какого-то дерева. Тут сзади на старика навалилось нечто таких размеров, что у того потемнело в глазах. Новый волколак схватил Тихона за одежду и принялся нещадно трепать. Старик, словно марионетка, плясал в воздухе.

Фыркнув, волколак наконец отбросил человека в сторону. Больно ударившись спиной обо что-то твердое, старик кубарем покатился напрямик в корявые лапы обезображенных радиацией корней. Те оградили его со всех сторон, будто приковали к холодной земле, не подпуская хищников. На миг Тихону показалось, что они обладают собственной волей. Тут же сбоку на старика обрушилась череда ударов: звери пытались пробиться к жертве. Волколаки сдирали кору, вгрызались в корни, превращая их в труху, рычали и выли, но осознав, что все их попытки тщетны, вскоре бросили это занятие и затихли.

* * *

Спустя какое-то время Тихону удалось выбраться из клетки корней и убедиться, что твари убрались восвояси. В память о себе они оставили старику пару ссадин и синяков, десятки царапин и глубокие борозды от четырех когтей на боку. Тихон торопливо ободрал со ствола ближайшей сосны немного сухого мха, откинул полы дохи, задрал колючий свитер и сшитую из грубого льна пестрядинную рубашку, пропитавшуюся алым, и приложил к ране. А потом, немного переведя дух, отправился дальше — навстречу неизвестности.

Казалось, старик бесцельно блуждал по окрестностям, но так только казалось. Цель у Тихона была, и он с каждым шагом все ближе и ближе подбирался к ней. К своей мечте.

Дорога впереди то стелилась ровной прямой полосой, то игриво ныряла в ложбины, изредка взбиралась на холмы, а порой и вовсе выгибалась дугой. Присмотревшись, можно было заметить едва различимые на белом пологе снежные гривы и барханы. Ветер, холодный и резкий, дул отовсюду, закрывая все вокруг белой пеленой. Скользя по ровному снежному покрывалу, первые лучи восходящего солнца вспыхивали целыми мириадами ослепительно ярких искр. Желто-оранжевый диск медленно поднимался из-за рваных облаков, застилавших весь небосвод, будто боялся обжечь их, и постепенно заливал пустыню ярким светом зари. Солнечный поток, прорезав тела хмурых туч, падал на землю, призывая просыпаться мертвенно-белый мир, который видел свой последний сон.

Вскоре Тихон выбрался на запорошенную снегом автостраду.

Маневрируя между опустевшими остовами машин, колоннами протянувшимися по всей дороге, он медленно приближался к скоплению небольших ветхих построек. Ближе к полудню старик скатился с пологой насыпи и побрел вдоль извилистой дороги. Чем дальше он шел, тем хуже угадывался его силуэт в лучах яркого солнца. Через минуту о присутствии человека напоминала лишь протоптанная среди сугробов тропинка, но вскоре и она скрылась из виду под пушистым снежным одеялом.

Тихон стоял напротив широкой полоски реки, начало и конец которой терялись где-то вдали. Ледяная вода штурмовала берега, вгрызалась в насыпи, шипела пеной, несла по течению покрытые снегом небольшие островки. Бегущие подо льдом струи мутной воды то ныряли куда-то вглубь, то вновь оказывались на поверхности, разбегаясь по сторонам. На противоположном берегу с трудом различались очертания какого-то корабля, накренившиеся высотные краны и серое промышленное здание со словно вырванным чьими-то гигантскими челюстями фрагментом крыши.

Боясь оступиться, Тихон начал спускаться со склона к любопытной конструкции, протянувшейся через реку: но всей длине понтонного моста тянулись башенки причудливой формы, покрытые слоем лишайника. Старик старался ступать как можно тише, но звуки шагов глухо отдавались под ногами — вздувшийся от кислотных дождей металл проседал даже под невеликим весом его сухого тела.

Стоило Тихону пройти полпути, как воздух прорезал истошный вой. Старик стал судорожно оглядываться, пытаясь зацепить взглядом нечто огромное и ужасное. Никого… Однако вой повторился, теперь уже заметно ближе. Тихон замер на месте. Бушевал ветер, бросая в лицо ледяные хлопья снега, неприятно покалывающие кожу, и шатая болтающиеся на воде понтоны.

Невидимка появился внезапно.

Прорезав плотную белую пелену, на свет вынырнуло существо, предком которого, вероятнее всего, были рыбы. Издали исполин напоминал подводную лодку. Огромная конусообразная пасть, поросшая тиной, при каждом вопле раскрывалась, являя бездонную глотку. Огромный гребень-нарост на спине нервно колыхался, плавники энергично скребли по корке льда. Несмотря на внушительные размеры, исполин мчался по воде, по пути подминая под собой лед. Вот он хлестко ударил могучим хвостом по воде и вновь издал протяжный вой.

Старик встрепенулся и побежал по мосту в сторону спасительного берега так резво, что сам удивился своей прыти. И все же годы брали свое: с каждым шагом ноги наливались свинцом, дыхание сбилось, а меж тем существо уже подобралось к мосту опасно близко.

«Неужели идет напролом?» — пронеслась мысль. Словно в подтверждение этому, исполин, взревев, протаранил мост. Тот, не выдержав чудовищного натиска, сложился пополам, с жутким скрежетом взметнулись секции и с громким всплеском ушли под воду где-то позади Тихона. Понтоны, лишившись воздуха, один за другим скрывались под бурлящей водой и опускались на дно. Почувствовав, как твердь уходит из-под ног, Тихон перепрыгнул на следующую секцию, еще и еще раз. Тем временем водяной монстр, вновь показавшись из воды, медленно заходил на второй круг.

И вот, когда до берега осталось всего ничего, что-то мощное и стремительное ударило в боковую часть моста. Понтон в агонии затрясся, Жаркая о песчаный берег железным днищем. Стоявшая у причала баржа стремительно поднялась в воздух, словно внезапно обрела крылья. Старик почувствовал, что тоже летит вперед, окатываемый ледяными брызгами, и в следующий миг тяжело рухнул лицом в сырую снежную кашу, приготовившись к неминуемой гибели.

За его спиной раздалась сперва серия коротких, режущих сердце звуков, потом грохот и жалобное верещание. Обернувшись и кое-как прочистив залепленные снегом глаза, Тихон обомлел: в считаных метрах от него бился в агонии водяной монстр, судорожно колотя плавниками-конечностями и пытаясь высвободиться из-под накрывшего его корпуса баржи, острым краем проломивший хитиновый панцирь на голове чудища. Старик, совершенно обессилев, откинулся на спину, давясь слезами от радости и пережитого ужаса одновременно. Передохнув несколько секунд, он пополз вперед — как можно дальше от погибающего чудища. Прогнав ледяной воздух по легким, Тихон в который раз обжег больное горло, осторожно перекатился на спину и надолго закрыл глаза, теряя сознание от усталости.

Он еще долго лежал вот так на снегу, не замечая ни лютого мороза, сковывающего промокшую одежду, ни жалобного стона, переходившего во влажный хрип, который издавала чудовищная рыба, пытаясь если не освободиться, то хотя бы добраться до реки….

* * *

Когда старик вновь с трудом разлепил смерзшиеся веки, уже смеркалось. Лучи уходящего солнца играли морем красок, отражаясь от успокоившейся водной глади. Старик кашлянул в кулак, кинул мимолетный взгляд на небо…

Перечеркнув весь небосвод, разбросав по сторонам десятки звезд, в чернильной пустоте виднелась мутная, белесая полоса. Она извивалась, словно змея, проскальзывала меж ярких капель светящихся мелких точек, постепенно растворяясь в бездонной чаше темно-светлого неба. А еще она что-то напоминала Тихону.

И тут его осенило.

Это была карта его пути… Вот отсюда, с яркой звезды, висевшей прямиком у самого горизонта, он начал свое путешествие. Здесь остановился, зигзагами продвинулся еще немного. Мутное облако в точности повторяло пройденный маршрут, точки звезд являлись остановками и привалами, белые нити — дорогой. А вот эта сверкающая звезда, самая яркая и большая, завершала его путь. Млечный Путь. Путь, полный смертельных опасностей, подстерегающих на каждом шагу, ярких и темных красок. Звезда символизировала финальную остановку, пристанище, до которого Тихон должен был дойти. И лежала она на стороне уходящего солнца, где таился зародыш последней надежды.

Желание взглянуть на ночной город оказалось таким сильным, что старик, отбросив все сомнения, непоколебимо решил дойти до своей цели. Поднявшись и больше не оглядываясь ни на реку, ни на затихшую наконец-то рыбу, он зашаркал вперед. Теперь Тихон знал, в каком направлении следует двигаться, и пока под ногами виднелись темные пятна дороги, она вела его и непременно была обязана куда-то привести. Пусть не туда, куда он хотел. Сейчас это было неважно. Старик желал только одного: дойти до конца. Он твердо решил: пока бьется сердце и надежда окончательно не покинула его, вдыхая новые силы, он будет идти к своей цели до последнего.

* * *

Солнце тускнело, утрачивая былое величие, и когда потухший диск скрылся за перепаханным горизонтом, Тихон невольно ускорил шаг.

Куда ни глянь, всюду расстилалась выжженная пустошь. Немногочисленные скелеты домов были заметены снегом чуть ли не до самых крыш. Пустые глазницы окон недоверчиво всматривались в старика, нехотя пропускали мимо, подслеповато моргая острыми краями выбитых стекол. По разрушенным до основания зданиям, стенам с облупившейся краской, осколкам фундаментов, переплетаясь в узлы, бежали тысячи трещин. Обезображенные временем корни деревьев, вспучивающие бетон и обвивающие остовы машин, и поваленные столбы электропередач, опутавшие дома паутиной рваных проводов, походили на вены и артерии какого-то невиданного чудовища. Просевшая полоса дороги, вильнув, уводила куда-то глубоко под землю, в неизвестность. Изредка где-то неподалеку от старика что-то позвякивало и поскрипывало, но никто не появлялся. Никто…

Поправив натирающий подбородок воротник, Тихон вытер влажное лицо рукавом. Потом достал из внутреннего кармана плоскую фляжку, которая только чудом не выпала при встрече с речным исполином, отвинтил крышку и приник к горлышку.

Казалось, они где-то совсем рядом… Прячутся в своих темных норах и спокойно выжидают, пока жертва не подойдет достаточно близко. Легкое движение крыльев, почти неуловимый звук на грани слуха… Понимание приходит слишком поздно, когда клыки уже вонзились в плоть, а обжигающий яд бежит по венам.

Тихон хотел было продолжить путь, но тут где-то совсем близко послышался шорох, потом — короткий вскрик, а за ним — хлюпанье и чавканье. Забившись под изъеденную кислотными дождями крышу покосившейся беседки, старик прикрыл голову руками и, почти не дыша, прислушался к внешнему миру. Сердце в клетке ребер заколотилось так сильно, что грудь буквально заходила ходуном. Где-то в стороне от старика, неуклюже покачиваясь, скользнула и тут же сгинула чудовищная тень. Еще с минуту он сидел, не смея шевельнуться и прикрыв ладонью рот, чтобы не издать ни единого звука, и только после этого поборол себя и рискнул заглянуть за угол. Взору Тихона открылась леденящая кровь картина: сидя верхом на искореженной лунным светом мусорной куче, громоздкий хищник нетерпеливо сдирал с распростертого перед ним тела мешковатый костюм химзащиты — словно скорлупу с яйца.

«Значит, все-таки есть здесь люди! — подумал старик и чуть ли не взвыл от переполнявших его чувств. — Есть, есть!»

Чтобы убедиться окончательно, Тихон высунул голову за металлический край беседки еще раз. Все верно, бестия уже отшелушила «химзу» и теперь, причмокивая, запускала когти в кожу и плоть несчастного. Лицо старика скривилось и он, чуть не потеряв сознание от подступившей боли, отвернулся. Тихон сомневался, что в тот момент он был достоин права называться человеком. Ему стало стыдно за столь неуместное ликование, но все же, чтобы не стать вторым блюдом для мутанта, нужно было действовать рассудительно и четко.

Поддавшись инстинктам, Тихон незаметно выскользнул из беседки и попятился к ближайшему зданию, по пути заряжая ружье и мысленно моля бога, чтобы после «водных процедур» оно еще смогло сослужить хоть какую-то службу. И тут под ногами что-то предательски хрустнуло.

Тварь прервала трапезу, а потом медленно-медленно повернулась к старику, разводя в стороны перепончатые крылья. Теперь Тихон отчетливо мог разглядеть бестию, оседлавшую свою жертву. На спине у монстра можно было различить многочисленные шипы, идущие от самого хвоста до стоящего торчком капюшона, закрывавшего затылок. Его передние конечности (лапы? руки?) были непропорционально длинными по сравнению с телом, а задних старик так и не смог разглядеть из-за кожистых крыльев, облегающих туловище, словно полы истрепанной мантии. Голова твари больше всего походила на большую шишку, украшенную на затылке пучком смоляной щетины. Мутант оскалил кривые зубы и предупреждающе зашипел, безвольной куклой отшвыривая в сторону тело жертвы. Почти не целясь, Тихон разрядил в тварь ружье и, спотыкаясь и оскальзываясь, кинулся бежать вдоль хлипких двухэтажных строений. Чудовище расправило крылья и, оттолкнувшись от мусорной кучи, тяжело поднялось в воздух, готовясь спикировать на потревожившего его наглеца.

Под ногами предательски хрустели битое стекло, осколки шифера и кирпича. Юркнув в ближайший проем, старик запетлял между руинами, стараясь выбирать наиболее узкие места, где мутанту с его широкими крыльями было бы трудно протиснуться. Тот, разгадав его замысел, разорвал тишину ночи истошным воплем и взмыл вертикально вверх, моментально потерявшись на фоне черного, как тушь, небосвода. Но старик знал: этот охотник не отпустит его.

* * *

Ноги тяжелели с каждым шагом. Поскользнувшись в очередной раз, Тихон уже не смог подняться. Он жадно хватал ртом воздух, из последних сил сжимая ствол ружья наподобие дубины. В следующий миг чуть в стороне снова показался мутант. Злобно заверещав, по спирали поднялся выше, потом сложил крылья и камнем рухнул вниз. Старик зажмурился и взвыл, словно попавший в капкан зверь, пытаясь заслониться бесполезным оружием от неминуемой гибели.

— Сверху! — донесся до его ушей приглушенный голос. И следом за ним по ночному городу эхом прокатился гром автоматной очереди.

Сбитая прямо над Тихоном бестия взвизгнула и в следующую секунду обрушилась на дорогу в нескольких шагах от старика, разметав железную требуху — останки машин — по сторонам. Невидимые стрелки тут же вновь открыли огонь.

Пули впивались в тело бестии, а оно впитывало их, словно губка. Уже пораженная десятки раз живучая тварь яростно пыталась выбраться из ловушки и броситься на дерзких двуногих. Но силы были неравны… Безвольно уронив изрытую кровоточащими ранами голову, тварь в последний раз вздрогнула и затихла.

Ошарашенный, оглушенный грохотом выстрелов и воплями гибнущего чудища Тихон еще плохо понимал, что произошло. Сколько лет прошло? Год, два, десять?.. А может, и больше? Нужно было хоть как-то привлечь внимание спасителей! Но те даже не взглянули в его сторону. Старик попытался приподняться на локтях и встать. Не вышло. Хотел что-то сказать — пересохшее горло породило лишь едва слышный хрип.

Нет, это не может вот так закончиться! Он не мог пройти этот путь лишь для того, чтобы в последний момент просто лечь и медленно подохнуть!.. Эта остановка не может быть конечной!..

И тут взгляд зацепился за валяющееся рядом ружье.

Зарядить один из двух оставшихся в кармане патронов и взвести курок было невыносимо трудно. Казалось, за всю свою жизнь старик не сталкивался с такой непосильной задачей. И все же он справился и, отчаянно шепча молитву, нажал на спуск.

После сухо треснувшего выстрела со стороны побоища донеслись забористые ругательства, а потом блеснули узкие лучи света. Не спеша и чем-то побрякивая при ходьбе, к Тихону приблизились две могучие фигуры. Яркий свет налобных фонарей больно резанул по глазам. Кажется, незнакомцы пытались что-то сказать, но все слова их были беззвучными, терялись где-то в воздухе. Не дождавшись от старика ответа, один из спасителей нагнулся, схватил его на доху на груди и рывком поставил на ноги. Тихон застонал, жмурясь от света и боли где-то в подреберье.

— Смотри, живой! — с изумлением произнес другой человек, выключая фонарь.


Когда перед глазами перестали мелькать разноцветные круги, Тихону удалось рассмотреть спасителей. Двое вооруженных автоматами мужчин неопределенного возраста, в камуфляже и высоких шнурованных ботинках. Лица скрывают очки и маски респираторов, карманы разгрузочных жилетов распирают запасные магазины к автоматам, за спиной — туго набитые вещмешки.

Сталкеры…

Именно их он так надеялся здесь увидеть.

От облегчения ноги Тихона подкосились, и он начал заваливаться на бок, но к его счастью, реакция у спасителей была отменная. Один из них ловко подхватил старика под мышки, удерживая сухое тело в вертикальном положении, и вопросительно взглянул на товарища:

— Что делать будем?

— Не знаю… — после недолгой паузы, отозвался тот, будто нехотя опуская ствол автомата. Несколько мгновений пристально глядя на старика, он, наконец, принял решение. Расстегнув висящую через плечо сумку, сталкер извлек запасной противогаз с панорамной маской и неодобрительно причмокнул:

— Э-эх, старик!.. И чего ты здесь забыл, да еще без намордника?.. Ладно, держи… Костян, — обратился он к своему напарнику, — давай его к нам, что ли?.. Не по-человечески здесь бедолагу оставлять. Смотри, тощий, что скелет! Не протянет долго…

— Лады, — не стал спорить верзила, вновь включая фонарь. — Только сам он не дойдет.

— Тогда ты помогай топать, а я прикрою. Только быстро, а то, чую, сейчас еще прилетят. — Сталкер брезгливо посмотрел на тушу крылатой бестии и, больше не проронив ни слова, зашагал вдоль дороги.

Его товарищ, закинув руку Тихона себе на плечо, помог старику справиться с противогазом и медленно двинулся за проводником.

* * *

Шли молча. Холодная резина противогаза мгновенно прилипла к коже, дышать стало заметно тяжелее. Изредка поднимая глаза, Тихон оглядывался вокруг сквозь мутноватое стекло маски. Левее по направлению их движения возвышалась неподвижная фигура. Еще один сталкер? Нет. Памятник. Бронзовый человек с распростертыми руками, будто устремленными к небу, гордо возвышался над площадью. Когда-то в прошлой жизни эта статуя была красива, но под воздействием времени металл потемнел, постамент сильно просел, накренив памятник в бок, а дожди и время разъели контуры и превратили их в небрежные мазки.

— Как сложить песнь о подвигах тех отважных героев, что жили до нас, если не осталось ни героев, ни песен, ни того мира?.. — не поворачиваясь, вдруг сказал сталкер, шедший впереди.

Покрывшуюся паутиной трещин дорогу обрамляла стена обезображенных ракит, над верхушками которых виднелся яйцеобразный купол какого-то древнего храма. Ветер трепал седой ежик мха на деревьях, в тусклом свете фонарей возникали силуэты домов, автомобилей, поваленных наземь шкафов, буфетов, стульев. Мелькнули спицы бледно-розовой коляски, валяющейся в стороне, потом большая пластмассовая кукла…

Старик покосился на сталкеров. Нервно осматриваются по сторонам, вскидывают автоматы при каждом шорохе. Дети нового мира… Сильно ли они изменились после стольких лет, или остались такими же, как и раньше? Кто они теперь: охотники или падальщики? Тихон точно знал лишь одно — они стали… другими. А остальное ему придется выяснить позже. Если, конечно, он сможет продержаться…

«К смерти нельзя привыкнуть». Когда-то эти слова значили для старика многое, но сейчас они казались Тихону насквозь фальшивыми. Наверняка фраза эта принадлежала человеку, ни разу не видавшего смерти, не пробовавшему ее на вкус, не ощущавшему ее запаха. И все-таки это было неправильно. Наверное, Тихон все же разучился быть человеком. Где-то в глубине души он понимал, что меняться давно уже поздно, что он до самой смерти останется таким бесчувственным, бездушным, бесчеловечным… существом. Но старик не хотел выглядеть чужим среди своих, хотя ему было безумно стыдно и обидно за себя и за тех, кто шел рядом. Обидно за то, во что они превратились. Стыдно, что позволили судьбе и случаю превратить себя в это. Но главное — позволили самим себе…

Сталкер, помогавший ему идти, а фактически — волочивший старика, явно устал и теперь шел все медленнее, а дышал — все чаще. Почувствовав, как лютый мороз начинает добираться до тела, Тихон плотнее закутался в кургузую доху.

На фоне нескончаемых руин показались слетевшие с петель ворота, покрытые разноцветными пятнами лишайника. Обогнув широкую кирпичную стену, группа подошла к холму, на который старик не обратил особого внимания. Но сталкер, шедший первым, остановился и, указав рукой на холм, сказал:

— Засекреченное здание. Здесь-то мы и отсиживались, пока припасы были. Выход замурован. Другим путем пойдем.

Он вновь отвернулся и, выбирая безопасную дорогу, ступая по скрипучему, притоптанному снегу, направился к какой-то необычной конструкции. С виду она походила на вентиляционную трубу. С заметным усилием сняв решетку, сталкер вынул из-за пазухи «кошку», размотал ее и надежно зацепил за металлический край трубы. После этого он скинул вниз вещмешки и, повернувшись, спросил старика:

— Ну, как? Сможешь?

Тихон попытался пройтись без поддержки и кивнул. Не считая легкой боли в коленях, тошноты и головокружения чувствовал он себя сносно.

— Отлично, — без энтузиазма отозвался сталкер. — Тогда полезешь первым, дождешься нас внизу.

Старик неуклюже забрался внутрь вентиляционной шахты и, мертвой хваткой вцепившись в трос, принялся осторожно спускаться, упираясь ногами и спиной в стены трубы. Гулко приземлившись, он подергал за веревку, давая понять сталкерам, что все в порядке. Через пару минут те присоединились к нему.


Согнувшись в три погибели, Тихон и двое проводников медленно продвигались по бесконечному лабиринту шахт. Казалось, он не имел конца. Кое-где старику удалось разглядеть светящиеся зеленые пятна. «Плесень», — отметил он про себя. Свернув в очередное ответвление, Тихон хотел было остановиться, но тут впереди блеснул слабенький огонек света. Подгонять Тихона не было нужды, и через минуту он уже стоял в узком коридорчике, где даже втроем было довольно сложно разминуться.

Один из его спасителей скрылся в одной из многочисленных подсобок, заполнявших практически все пространство узенького хода, где они очутились. В подвале было темно и сыро. Стены покрывали глубокие трещины, пустившие свои корни во всех направлениях. В бетонном полу зияли дыры, до лучших времен прикрытые гнилыми досками. С трудом сняв липкую маску противогаза, Тихон вопросительно взглянул на оставшегося сталкера.

— Сейчас откроют, — успокоил старика тот.

Вблизи что-то щелкнуло, фыркнуло, зашипело. Глухая стена вдруг стала расползаться прямо на глазах. Сжимая в руках ружье и противогаз, старик замер, как изваяние. Перед ним открывались врата. Врата в Рай.

Гермоворота, натужно пыхтя, медленно приоткрывались, осыпая плитку пылью и ржавчиной. Колеса на миг остановились, будто лишенные сил, но все же через несколько секунд вновь потащили дверь по дугообразным рельсам, монотонно скрипя.

Теперь старик мог быть уверен: он дошел.

Вот она — конечная станция.

Вот она — новая жизнь. И какая разница, сколько ее осталось.


Сергей Москвин
ЗА ПОРОГОМ РАЯ

Жене сказал: умножая умножу скорбь твою

в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей…

Адаму же сказал: …проклята земля за тебя;

со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;

терния и волчцы произрастит она тебе;

и будешь питаться полевою травою;

в поте лица твоего будешь есть хлеб,

доколе не возвратишься в землю,

из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься.

И нарек Адам имя жене своей: Ева,

ибо она стала матерью всех живущих.

И выслал его Господь Бог из сада Едемского,

чтобы возделывать землю, из которой он взят.

Быт.3:16–20, 23

— Куда тебя посылают?

В свете прикроватного ночника широко раскрытые глаза Ольги ярко сияли. Игорь поймал себя на мысли, что может бесконечно долго смотреть в эти глаза. Он провел рукой по ее распушенным волосам, потом опустил руку и положил ладонь на пока еще плоский и мягкий живот жены.

— Это неважно. Главное, что, когда я вернусь, у нас все будет хорошо.

Прежде любая его неуклюжая попытка уловить биение крохотного сердца их собственного, не зачатого из пробирки ребенка вызывала у Ольги улыбку, но только не сейчас.

— Скажи, куда тебя посылают? — требовательно повторила она.

— На правый берег, — нехотя ответил Игорь. — Большего я не могу тебе сказать. Но это настолько важное дело, что… В общем, старик разрешил оставить мне, то есть нам, малыша.

По телу Ольги пробежала дрожь — Игорь буквально почувствовал это сквозь кожу, — а ее глаза округлились от ужаса.

— Ты сказал Грахову о ребенке? О нашем ребенке?!

— Сама подумай, мы же не могли скрывать твою беременность вечно. Рано или поздно это все равно стало бы заметно. А тут такой случай… Пойми, тебе совершенно не о чем волноваться. Грахов мне лично обещал: если все получится…

Ольга не дала ему договорить:

Если получится? То есть, может и не получиться?

— У меня все получится, и нам больше не придется ничего скрывать. И ты не будешь бояться.

— Не буду бояться, — шепотом повторила за ним Ольга. — Я уже не представляю, как это: жить без страха. Днем что-то говорю, отвечаю на вопросы, а внутри все трясется. А уж если рядом оказывается Войтович! Знаешь, Игорь, мне кажется, эта ведьма что-то подозревает. Сегодня, когда я сдавала кровь на анализ, она так посмотрела на меня, что я чуть в обморок не упала.

В присутствии профессора Войтович, которую за глаза почти все называли старой каргой или ведьмой, Игорь и сам чувствовал себя неуютно. Эта сухая пятидесятипятилетняя женщина с бледной морщинистой кожей и холодными водянистыми глазами, всегда скрытыми за стеклами очков (кто-то в шутку сказал, что она даже умывается в очках), была способна заставить трепетать кого угодно. Поговаривали, что даже сам Грахов побаивается своего зама по науке. Неудивительно, что от пристального взгляда этой карги Оля едва не лишилась чувств. И так каждый день с тех пор, как она узнала о том, что беременна! Бедная! Как она только выдержала?

Игорь через силу улыбнулся и нежно погладил жену по животу.

— Когда я вернусь, ты забудешь все свои страхи, и мы вдвоем еще посмеемся над этим.

Он хотел успокоить ее, но из этого ничего не получилось.

— А когда ты вернешься? — мгновенно насторожилась Ольга.

— Через день, максимум, через два. И все, хватит об этом. Давай спать, мне завтра рано вставать.

Чтобы избавить себя от необходимости лгать жене, Игорь даже повернулся к Ольге спиной, но еще долго чувствовал затылком ее пристальный взгляд.

Его скупые ответы, конечно, не могли удовлетворить Ольгу. Но как он мог сказать ей, что жизнь всех обитателей бункера висит на волоске, что топлива в ядерном реакторе, вот уже двадцать лет питающего их подземную лабораторию, осталось максимум на полгода? Что если Не доставить новое, то через несколько месяцев реактор остановится, а вместе с ним — и все электрооборудование? Отключатся системы очистки и кондиционирования, перестанет работать синтезирующий еду и витаминные добавки пищевой процессор, выйдет из строя электрошоковая система, защищающая бункер от нападений расплодившихся на поверхности жутких мутантов… Сегодня старик Грахов, взявший на себя после смерти бывшего начальника лаборатории заботу обо всех обитателях бункера, лично проинформировал его об этом, а потом сообщил, где находится контейнер с ядерным топливом, который должны были доставить в бункер как раз перед грозящей Катастрофой, но так и не доставили. Не успели. И вот теперь, если он, разведчик Игорь Алферов, со своими ребятами не добудет этот контейнер, то все обитатели бункера, а значит, и его любимая Ольга, и их будущий ребенок, неизбежно погибнут. Как погибли остальные жители Новосибирска и других крупных и мелких городов, уничтоженных прокатившимся по земле ядерным пожаром…

Даже после того, как Ольга погасила ночник, он еще долго не мог заснуть. Причиной бессонницы было отнюдь не волнение перед опасным заданием, а тревога за оставляемую в бункере жену. Они так и не успели толком проститься, чему Игорь был только рад. А уже в 7.30 утра он наблюдал с берега за тем, как трое отобранных им разведчиков загружают оружие и упакованное в рюкзаки снаряжение в покачивающийся на волнах «Фрегат».

— Готово, командир, — доложил Воробей, лучший снайпер во всем гарнизоне. «Странно, — почему-то подумал Игорь. — Уже, наверное, лет двадцать на земле нет ни одного воробья, а прозвище осталось…»

— Отправляемся.

Подавая пример, Алферов первым запрыгнул в надувную лодку. Следом последовали остальные. Воробей тут же занял на носу место наблюдателя, развернув по ходу движения ствол своей крупнокалиберной снайперской винтовки. Игорь с пулеметчиком уселись по бортам, напротив друг друга. Рулевой запустил двигатель, и «Фрегат» заскользил по воде, постепенно набирая скорость.

* * *

— Константин Михайлович, нужно поговорить!

Грахов хмуро уставился на Войтович, без приглашения вошедшую в диспетчерскую. Впрочем, та в любые помещения заходила, как в свою собственную лабораторию, и диспетчерская, где располагался пульт управления ядерным реактором, не составляла исключения.

Женщина спокойно выдержала недовольный взгляд начальника и добавила.

— Наедине.

Сидящий за пультом оператор тут же вскочил, но Грахов жестом остановил его.

— Продолжайте работать. Мы переговорим в моем кабинете.

Пока они поднимались по лестнице, ведущей из реакторного отсека на другие уровни, а потом шли по коридору, Войтович не произнесла ни слова. Но как только он закрыл за ней дверь своего кабинета, объявила:

— У нас проблемы.

Одно к одному. Грахов тяжело вздохнул и медленно опустился в кресло за своим рабочим столом, словно это могло оттянуть очередное печальное известие.

— Рассказывай.

— Вчера я взяла у Алферовой кровь для планового анализа, — начала Войтович.

Грахов прикрыл глаза, уже зная, что сейчас услышит.

— И?

— Она беременна. Но, как я вижу, для тебя это не новость.

«Докопалась, ведьма! Все-таки докопалась…»

— Накануне я разговаривал с ее мужем…

— И в обмен на контейнер с реакторным топливом разрешил им оставить ребенка? — опередила его Войтович.

— Да, — Грахов удрученно кивнул.

И хотя это не он, а Войтович подчинялась ему, сейчас он чувствовал себя виноватым.

— Это против правил, — отрезала она.

— Знаю! Но без топлива нам не выжить! Если заглохнет реактор, мы все сдохнем в этой коробке, как крысы!

Грахов поймал себя на мысли, что оправдывается перед своим замом, но на саму Войтович его слова не произвели никакого впечатления.

— Психологический климат в коллективе не менее важен для выживания, чем электроэнергия. А ты своим необдуманным шагом грозишь создать прецедент, очень опасный прецедент.

Все правильно. Когда стало окончательно ясно, что после ядерного удара все находившиеся в бункере отрезаны от внешнего мира, им пришлось выработать жесткую систему правил, чтобы выжить. Бункер строился из расчета на десятилетия, но для проживания лишь сорока человек! Чтобы избежать перенаселения и, как следствие, неизбежной гибели всех обитателей, им пришлось ввести ограничение рождаемости. Женщины, лишь состоящие в браке, получали право завести ребенка только в случае смерти одного из жителей. Причем, чтобы избежать впоследствии родственных браков, оплодотворение будущей матери производилось искусственно имеющимся в распоряжении генетиков семенным материалом. Конечно, не обходилось без нарушений, но все случаи несанкционированной беременности выявлялись еще на ранней стадии и своевременно пресекались. А чтобы избежать подобных инцидентов в дальнейшем, Войтович лично стерилизовала всех самовольно забеременевших женщин.

Пусть эта мера выглядела жестокой, она была необходима. Положение других выживших, радиосигналы от которых в первые годы после катастрофы изредка перехватывал связист, было просто ужасным. Люди умирали от радиации, болезней, голода и все учащающихся нападений чудовищ-мутантов. Их колония не в состоянии была помочь этим несчастным, поэтому информация о них была засекречена, а прослушивание эфира прекращено. По сравнению с теми, кто медленно умирал в новосибирском метро и других неприспособленных для длительного проживания убежищах, обитатели бункера жили в поистине райских условиях, получая сбалансированное питание, необходимую медицинскую помощь и защиту от обитающих на поверхности чудовищ. Это стало возможным лишь благодаря строгому контролю за рождаемостью. И вот теперь данным Алферову обещанием он сам нарушил устоявшийся уклад жизни их маленькой колонии.

Неожиданно для себя Грахов почувствовал раздражение.

— Если бы ты раньше определила, что Алферова беременна, мне не пришлось ничего обещать ее мужу!

На лице Войтович не дрогнул ни один мускул. Наверное, на всем свете не было ничего, что могло бы вывести ее из себя.

— Если бы ты согласился на принудительную стерилизацию всех проживающих в бункере мужчин, у нас вообще не возникало бы подобных проблем, — парировала она. — Однако сейчас не время искать виноватых — нужно решить проблему. Надеюсь, ты понимаешь, что это необходимо?

Под пристальным взглядом своего зама Грахов подавленно кивнул.

— Что ты предлагаешь?

Войтович изобразила задумчивость, хотя Грахов не сомневался, что у нее уже есть решение.

— После вашего вчерашнего разговора Алферов наверняка уже поделился с женой своей «радостью», поэтому на добровольный аборт она вряд ли согласится…

«Еще бы она согласилась! Какая нормальная женщина добровольно позволит убить собственного ребенка?»

— Применение к ней насилия в сложившихся обстоятельствах тоже нежелательно. Возникнут совершенно ненужные пересуды.

«Тут ты одними пересудами не обойдешься, — мысленно поправил зама старик. — Разведчики настолько обожают своего командира, что если кто-нибудь попробует что-то сделать его жене, это может вызвать настоящий бунт».

— Поэтому, я вижу только один выход, — ледяным голосом закончила Войтович. — Избавиться от нее.

В первый момент Грахову показалось, что он ослышался, но, взглянув в глаза смотрящей на него женщины, сообразил, что все понял правильно…

* * *

— Командир, — неожиданно подал голос Воробей. — Тут такое дело… Даже не знаю, как сказать… В общем, во время прошлого выхода на берег я видел людей.

— Каких людей? — насторожился Игорь.

— Кто его знает? Судя по фигурам, двое мужчин и женщина. Они на моторке к берегу пристали, в сотне метров от моего НП. Только выгрузились — на них броненосец попер. Пришлось помочь бедолагам.

— Наши, из разведки? — растерялся Игорь, хотя прекрасно знал, что женщин в разведку не берут.

— Не наши, точно, — уверенно ответил Воробей. — Защита никакая, старые армейские противогазы и железная моторка. Думаю, они с правого берега, из города приплыли.

— Гонишь! — опередив Игоря, воскликнул пулеметчик. — В городе еще во время Удара все погибли!

Воробей задумчиво пожал плечами.

— Ну а откуда они тогда взялись? Новосибирск — город большой. Опять же метро, подвалы… Может, кто там и выжил?

— И прожил двадцать лет среди монстров? — скептически заметил Игорь.

Воробей снова пожал плечами.

— Но люди-то были. Я их своими глазами видел. — Он на секунду задумался, но, видимо, решил ничего не скрывать и добавил. — Я для них в лодке аптечку оставил и пару гранат.

В первый момент Игорь даже не нашел, что ответить на такое.

— Ну, ты даешь! Доложил кому-нибудь?

— Кому? Грахову? Ведьме Войтович? — переспросил Воробей. — Тебе вот докладываю. Да и то, если бы мы сейчас не на правый берег направлялись, промолчал бы. Извини.

Игорь переваривал услышанную новость. Оказывается, парни с ним не до конца откровенны. Но ведь и он скрыл от них беременность Ольги, потому что не хотел их подставлять. Так, может, и Воробей тоже…

Закончить мысль он не успел. Сидящий на корме рулевой, до этого не принимавший участия в разговоре, пронзительно закричал.

— Брызгуны!

Воробей мгновенно вскочил, направив на воду свою винтовку. Игорь выхватил из подсумка гранату и успел увидеть, как в нескольких метрах от лодки из воды вырос шипастый спинной плавник гигантской рыбы. А потом выпущенная брызгуном мощная струя воды сбила Воробья за борт…

* * *

Любой выход на поверхность — это событие. И хотя каждый знает, что для него этот выход может оказаться последним, Ольга не помнила случая, чтобы кто-нибудь отказался. Жизнь в бункере — это однообразная работа, давно превратившаяся в рутину, тесные отсеки и изо дня в день, год за годом, одни и те же лица, а на поверхности всякий раз новые впечатления. И хотя там на каждом шагу подстерегает опасность, люди с нетерпением ждут назначенной вылазки.

Для Ольги сегодняшний выход стал внеплановым. Войтович сама разыскала ее — небывалый случай, обычно профессор вызывала лаборантов к себе, — и поручила проверить показания внешних датчиков и собрать образцы ползучей растительности, недавно замеченной на железнодорожных путях в непосредственной близости от бункера. Сопровождающей ей была назначена Алла, неулыбчивая, малоразговорчивая женщина из подразделения охраны. По уверенным, точным движениям, с какими Алла снаряжала свой автомат, Ольга поняла, что та не новичок в обращении с оружием. Она несколько раз странно посмотрела на Алферову, но когда уже на поверхности Ольга сама попыталась ее об этом расспросить, ответила с неожиданной резкостью:

— Делай, что тебе поручено, а ко мне не лезь!

Больше она ничего не успела добавить. Из зарослей, подобравшихся вплотную к железнодорожному полотну, вылетел двухметровый гигантский упырь и, одним прыжком преодолев отделяющее их расстояние, оказался возле Аллы. Она сейчас же развернулась к нему, одновременно вскинув висящий на плече автомат. Стреляла женщина уже практически в упор. Выпущенная ею очередь разворотила монстру грудную клетку и отбросила его назад, но тот все же успел достать человека передней лапой. Страшные серповидные когти вонзились охраннице в правый бок, с легкостью пробив ткань защитного комбинезона. Алла приглушенно вскрикнула и, подломившись в коленях, упала на спину.

«Только бы не печень!» — с ужасом подумала Ольга, бросаясь к спутнице. Но когда подбежала и раздвинула в стороны липкий от крови разрез на комбинезоне, поняла, что сбылись ее самые страшные опасения. Рана на боку охранницы представляла собой два неровных параллельных рубца, из которых толчками выплескивалась кровь.

— Алка, ты только не умирай! Мы совсем чуть-чуть отошли! Я тебя вытащу! Прооперируют, и будешь, как новая! — затараторила Ольга, судорожно вытаскивая из рюкзака индивидуальную аптечку.

Она даже как-то сумела зажать рану тампоном и прихватить его пластырем, а потом взвалить Аллу себе на плечи. Автомат, правда, пришлось бросить — в таком положении она все равно не могла стрелять. Ноги Аллы волочились по земле, цепляясь за камни и выступающие корни растений, но Ольга не сомневалась, что доберется до бункера, если, конечно, упыри или другие монстры позволят ей это сделать. И она бы обязательно добралась — не так уж далеко они успели отойти, если бы внезапно не услышала над ухом.

— Ну ты и дура!

От неожиданности Ольга сбавила шаг.

— Что ты сказала?

— Войтович… знает о твоей беременности… — тяжело дыша, ответила Алла. — Она… приказала мне… убить тебя.

— Убить? — переспросила Ольга. От чудовищности услышанного в груди перехватило дыхание. — Но Грахов обещал Игорю…

— Вот именно поэтому, — перебила ее Алла и тяжело закашляла. — Оставь меня. Мне все равно конец… я чувствую. Спрячься где-нибудь… дождись мужа… не возвращайся назад без него. Может, тогда у тебя… будет… шанс…

С каждой секундой Алла говорила все тише. Ольге приходилось прилагать огромные усилия, чтобы разбирать ее слова.

— Зачем ты мне все это рассказываешь?

— Чтобы ведьма… захлебнулась от злости. Не прощу ей… как она моего ребенка…

«Ты тоже была беременна», — сообразила Ольга. Но фраза застряла у нее в горле, когда она увидела через стекло защитной маски остановившиеся глаза Аллы и слегка приоткрытый рот, из которого стекала на подбородок тонкая струйка крови.

* * *

— Проникающее ранение печени и, похоже, задето легкое, — констатировал начальник охраны, разглядывая лежащий на дороге труп. Помимо Грахова и этой глупо погибшей тупицы, он был единственным, кого Войтович известила о беременности Алферовой.

Пользуясь своим служебным положением, Войтович лично возглавила спасательную команду, отправленную на поиски не вернувшихся с задания женщин, и теперь стояла в двух шагах от тела несостоявшейся убийцы.

— С этой все ясно. Меня интересует, где Алферова?

Начальник охраны молча пожал плечами. Если в наличии имеется только один труп, значит, Алферова где-то гуляет. Но это было ясно и без слов. Убедившись, что остальные спасатели стоят достаточно далеко, чтобы услышать его, он поднял глаза на Войтович.

— Не беспокойтесь. Одной здесь, среди мутантов, ей долго не продержаться.

Столь неуклюжая попытка приукрасить истинное положение дел вызвала у Войтович еще большее раздражение.

— Я сама решу, когда и что мне делать! — резко ответила она. — А вот если Алферова встретится со своим мужем, беспокоиться придется уже вам, потому что ситуация окончательно выйдет из-под контроля!

Начальник охраны сглотнул подступивший к горлу комок. Как бы ни повернулось дело, в любом случае он окажется крайним. Исправить положение можно только одним способом — представить ведьме труп Алферовой.

— Я найду ее, — сказал мужчина.

— И не подведите на этот раз, — отрезала Войтович.

* * *

Словно в тумане, Ольга медленно брела вдоль берега реки. По пути она подобрала брошенный автомат, но пользы от него было немного — после схватки с упырем в магазине осталось лишь несколько патронов, а забрать из разгрузки Аллы запасной магазин Ольга не догадалась. На берегу уже начало смеркаться, значит, скоро совсем стемнеет. Если она не найдет себе укрытие до наступления темноты, то, скорее всего, не переживет эту ночь. Напрасно она пришла сюда. Берег Оби не зря считался самым опасным местом в окрестностях бункера. Разведчики неоднократно встречали здесь гигантских змеев и закованных в панцирь огромных броненосцев — выросших до невероятных размеров хищных пресноводных черепах, обитающих в прибрежных зарослях. Но только с берега можно было заметить возвращающуюся лодку Игоря, а кроме него, ей больше не на кого и не на что было надеяться.

Впереди в воде, возле самого берега, виднелось что-то, напоминающее ворох сморщенной ткани, и оно явно не имело отношение к водной растительности. Ольга прибавила шагу. При ближайшем рассмотрении ткань оказалась кучей распадающейся на куски резины, и… Ольга узнала надувную лодку разведчиков. «Фрегат» был разорван в клочья, часть лодки вместе с подвесным мотором вообще отсутствовала, видимо, течение прибило остатки лодки к берегу. И не только ее! Возле «Фрегата» покачивалось на воде тело человека. Не раздумывая, Ольга бросилась в воду и, увязая в грязи, подбежала к утопленнику. «Игорь!» — билась в голове одна и та же мысль. Но это, слава богу, оказался не он.

Когда она перевернула мужчину на спину и подняла его голову над водой, то узнала одного из разведчиков, бывших у ее мужа в подчинении. Глаза мертвеца были широко открыты, лицо совсем не пострадало, но на теле Ольга увидела ужасные рваные раны. Они больше не кровоточили, но от этого выглядели еще страшнее. Не в силах вынести вида растерзанной плоти, женщина отвела взгляд. Ей все стало ясно: команду Игоря вместе с лодкой разорвали на клочья речные монстры. Это значит, что ей больше никто не поможет и никто не защитит. Да и зачем вообще жить, если Игоря больше нет?..

Ольга обернулась к берегу, где оставила автомат Аллы, потом перевела взгляд на погибшего разведчика. Нет, сначала нужно хотя бы вытащить товарища Игоря из воды.

* * *

Через оптический прицел, установленный на девятимиллиметровой «Грозе», начальник охраны наблюдал, как Алферова корячится в воде, пытаясь вытащить на берег найденный труп. Ему не было никакого дела до ее намерений, но эта дрянь постоянно перемещалась, не позволяя взять себя на прицел, а рисковать стрелок не хотел. Штурмовой автомат — не снайперская винтовка. Один неудачный выстрел, и женщина нырнет в камыши, ищи ее там потом. Наконец Алферова подхватила тело под мышки и, пятясь, кое-как выбралась с ним на берег. Вот и все. Начальник охраны поймал на прицел ее затылок, потом для верности сдвинул прицельную метку чуть ниже, на спину, и спустил курок.

Гулко ударил выстрел. Стоявшая на берегу женщина покачнулась — верный признак того, что пуля попала в цель, — и упала в траву. Довольный стрелок поднялся на ноги. Осталось самое простое: убедиться, что Алферова мертва, а если это не так, добить. На всякий случай держа автомат наготове, начальник охраны направился к берегу, но внезапный шорох в камышах заставил его остановиться. Издавать такие звуки могли водяные змеи, достигавшие тридцати метров в длину, или охотящиеся на них закованные в панцирь броненосцы. Встреча с любой из этих тварей не сулила ничего хорошего. Несколько секунд мужчина колебался, но потом благоразумие взяло верх. Какого черта он должен рисковать своей шкурой ради какой-то бабы, которая и так уже, наверняка, мертва? А если даже и нет, то обитающие в реке твари за ночь доделают за него начатую работу. Медленно, чтобы не привлечь внимание притаившегося в камышах чудовища, он попятился назад.

* * *

Найти подходящее место, чтобы причалить, оказалось непросто. Но, в конце концов, Филин, одинокий пожилой сталкер с Речного вокзала (Речника, как называли станцию поселившиеся там люди), прозванный так за умение видеть почти в полной темноте, заметил протоку в тянущейся вдоль берега сплошной стене камыша и повернул лодку туда. Течение в этом месте оказалось сильным — берег быстро приближался. И, похоже, там ждал сюрприз.

Молодой напарник Филина, весельчак и балагур по прозвищу Шутник, подбивший его на эту ходку на левый берег Оби, не выдержал первым:

— Гляди, там что-то есть!

Филин давно разглядел на берегу два тела в странных, никогда не виданных в метро защитных комбинезонах, но лишь угрюмо кивнул в ответ.

Нос пережившей Катастрофу и многократно залатанной «казанки» ткнулся в размытый берег. Шутник первым выпрыгнул из лодки и, подбежав к телам, склонился над одним из них.

— Не хило его разделали, комбез в клочья.

Какое-то время он еще разглядывал диковинный комбинезон, пытаясь соединить руками куски разорванной ткани, после чего с огорчением вынес вердикт:

— Не, не залатать, — и перешел к следующему: — А этот, вроде, целехонький.

Он перевернул покойника на спину и вдруг изумленно воскликнул.

— Да это баба! И, похоже, живая!

— Что?! — Филин вскочил со своего места, лодка угрожающе качнулась, но он этого даже не заметил. — Что ты сказал? Повтори!

— Говорю, баба живая, — отозвался напарник. — Шевелится.

Филин растерянно сглотнул. Он никак не ожидал встретить на левом берегу людей, да еще в таких диковинных комбинезонах! Но его растерянность длилась недолго. Неписаный кодекс сталкера запрещает оставлять без помощи раненого, кем бы он ни был. Правда, в последнее время дураков, вроде него, которые следуют этому правилу, становится все меньше, и все чаще можно услышать другой девиз: каждая свинья висит за свою ногу. Но не все же свиньи!

Старик торопливо выбрался из лодки и, оскальзываясь на глинистом берегу, подошел к женщине. Отодвинув в сторону напарника, которого, похоже, куда больше интересовал ее комбинезон, он заглянул в стекло защитной маски. Совсем молодая! Лет двадцать, не больше. Откуда она здесь?

— Всего одна дырка от пули! — прервал его мысли восторженный голос Шутника. — Латку поставить, и готово! Да за один такой комбез можно три сотни патронов слупить, а то и все пять! Помоги снять.

— Постой. Ты чего хочешь делать? — остановил напарника Филин.

— Как чего? — удивился тот. — Комбез забрать. Баба, считай, уже труп. Давай скорей, пока не окоченела.

— Мы ее здесь не оставим.

— В смысле? — парень удивился еще больше. — Ты что, хоронить ее собрался?

— Возьмем с собой. Давай в лодку. Мы возвращаемся, — принял решение Филин. Как ни странно, это оказалось легче, чем он думал.

— Как возвращаемся? — опешил Шутник. — Ты чего, сдурел, старый? А как же ходка? Да я за одну соляру для движка полсотни патронов отдал!

— Патроны я тебе верну, — ответил Филин, подхватив раненую девушку на руки.

Но напарник с неожиданным проворством заступил ему дорогу и направил в грудь свой автомат.

— На хрен мне твои патроны, старый пень? Я за хабаром пришел! Понял?!

— Можешь забрать ее комбез, как вернемся. Мне с него доли не надо, — спокойно ответил Филин. — И опусти ствол. Застрелишь меня — назад не дойдешь. Сам знаешь: в одиночку реку не переплыть, пираньи или змеи сожрут.

Несколько секунд Шутник раздумывал. Филин даже видел, как играют под маской противогаза его желваки. Но дураком молодой точно не был, иначе Филин не согласился бы плыть с ним на левый берег, поэтому в конце концов сказал:

— Ладно, старый. Уговорил…

* * *

Первое, что увидела Ольга, когда открыла глаза, было морщинистое лицо пожилого человека в такой же, под стать ему, старой одежде. Рядом на перевернутом ящике горел ужасно чадящий керосиновый фонарь, освещая странного вида полукруглый свод, а сама она лежала на жестком тюфяке, брошенном поверх деревянного топчана.

— Где я? — шепотом спросила Ольга. Во рту ощущался привкус чего-то горького. И еще очень хотелось пить.

— Очнулась, дочка? — ответил старик. — Как зовут-то тебя, помнишь?

— Оля.

— Оля, — медленно повторил старик, словно пробуя на вкус ее имя. — Ты, Оля, лежи и постарайся не ворочаться, а то рана откроется.

Рана? Девушка недоуменно уставилась в глаза мужчине, но едва попробовала пошевелиться, весь левый бок от лопатки до копчика пронзила невыносимая боль.

— Кто это тебя? — участливо спросил старик.

Ольга отрицательно покачала головой, хотя после откровений Аллы догадаться, кто пытался ее убить, было нетрудно. Но сейчас это было неважно. Она снова подняла глаза на старика.

— Игорь… Мой муж… Вы нашли его?

Его лицо на мгновение закаменело.

— Тот парень, что был с тобой на берегу?

— Нет, это его товарищ, — зачастила Ольга. — Он тоже плыл в лодке вместе с Игорем. Он и еще двое.

— Мы нашли только одного, — мрачно покачал головой ее неведомый спаситель.

Глаза Ольги наполнились слезами, губы начали мелко дрожать. Старик испуганно нагнулся к ней и положил на грудь свою широкую ладонь, изборожденную многочисленными шрамами и царапинами.

— Ну-ну, чего ревешь? — ободряюще забормотал он. — Может, и жив твой Игорь. Может, спасся, раз мы больше никого не нашли. Всяко бывает. Вот так мысленно хоронишь человека, думаешь, хана ему, а он живой.

Лицо Ольги просветлело. Даже выступившие на глазах слезы мгновенно высохли.

— Правда? — с надеждой спросила она. — Вы найдете его?

— Найду. Конечно, найду. Если живой, отчего ж не найти? Ты, главное, не волнуйся. Отдыхай, сил набирайся.

Ольга счастливо улыбнулась. В простодушном взгляде старика было столько уверенности, что ему и в самом деле очень хотелось верить.

* * *

Спускаясь по берегу, Филин дважды едва не упал. Даже в ясный день на изобилующем глубокими трещинами и заваленном обломками разрушенных зданий обрывистом склоне городской набережной можно было запросто переломать себе руки и ноги, а уж поздним вечером, в подступающей темноте, и подавно. В голове неотвязно вертелась одна и та же мысль: и чего он поперся к реке на ночь глядя? Но, дав обещание странной девчонке, которую они с Шутником нашли на левом берегу, увидев ее счастливый, полный надежды взгляд, он уже не мог отказаться от своих слов. Хотя и понимал, что шансов найти ее мужа живым или мертвым практически нет. Любой сталкер с Речника, да вообще любой нормальный человек, узнав о его намерениях, поднял бы старика на смех и был бы тысячу раз прав. Даже сопливым пацанам в метро известно, что сорваться в воду при переправе означает верную смерть. Еще никому не удавалось выбраться на берег из реки, изобилующей ужасными тварями. Во всяком случае, Филин не знал ни одного такого случая. А вдруг? Это «А вдруг?» и еще данное девчонке глупое обещание заставляло его вопреки всякой логике шагать по берегу, вглядываясь в прибрежные валуны и качающиеся на волнах хлопья грязно-серой пены.

Если рассудить здраво, то искать следовало не здесь, а на противоположном берегу, где он подобрал девчонку. Но для ходки на левый берег требовалась солярка для лодки, стоящая немалых денег, которых у Филина не было, и расторопный напарник вроде Шутника. А какой знающий себе цену сталкер согласился рисковать собой ради сомнительной цели, не сулившей выгоды?

Признаться, Филин и сам уже несколько раз собирался повернуть назад. Но стоило вспомнить счастливую улыбку, появившуюся на лице девчонки в тот момент, когда он пообещал найти ее пропавшего мужа, и он, наплевав на здравый смысл, менял свое решение. Вот также в первый год после Катастрофы он упорно разыскивал среди выживших свою семью, сгинувшую вместе с полутора миллионами новосибирцев в прокатившемся по городу атомном пламени. Целый год он кочевал от станции к станции, расспрашивая у людей о своих родных, пока не понял, что все его усилия тщетны. Собственно, как и сейчас.

Все-таки надо возвращаться. Да и раненая девчонка, которую он оставил спящей, когда уходил, наверное, уже проснулась. Филин остановился, чтобы повернуть назад, и… не сделал этого. Брошенный на реку взгляд зацепился за торчащую из воды черную корягу со светлым пятном посередине, очень похожим по цвету на защитный комбинезон Оли. Старик глубоко вздохнул, чтобы унять бешено заколотившееся сердце, и вошел в воду. Погрузившись по пояс, он едва не задохнулся от холода: хлынувшая в прорехи защитки ледяная вода буквально сковала тело. Но теперь он уже не мог остановиться, потому что ясно видел: там, на коряге лежит человек, мужчина. Едва не потеряв в реке один из своих резиновых сапогов, Филин все-таки добрался до него. Человек был мертв, наверняка, мертв. Сколько можно выжить в воде с непокрытой головой и без противогаза, пусть даже и в таком навороченном комбинезоне? Но когда старик попытался разжать пальцы мужчины, намертво вцепившиеся в мокрую древесину, губы мертвеца слегка пошевелились. Дышит! Филин не поверил своим глазам. Он кое-как оторвал мужчину, оказавшегося еще совсем молодым парнем, почти ровесником подобранной на левом берегу девчонки, от спасшей его коряги и, взвалив себе на горб, заковылял к берегу. Теперь сталкер не только видел, как дрожат посиневшие от холода губы незнакомца, но и слышал его свистящее, прерывистое дыхание.

Выбравшись из воды, Филин осторожно уложил парня на землю и бегло осмотрел. Его диковинный комбинезон вроде бы остался цел, да и на теле не было заметно никаких ран.

— Кто ты, браток? Откуда?

Губы парня снова шевельнулись, а изо рта донесся едва различимый шепот:

— Оля…

Или это только показалось?!

Филин подался вперед и, схватив парня за голову, принялся трясти.

— Эй! Что ты сказал?! Повтори!

— Оля, прости меня! У меня не вышло… — прошептал тот, не открывая глаз.

И хотя Филин не разобрал окончание фразы, главное он услышал. «Оля, прости меня». Оля!

Крепко сжимая в ладонях голову Игоря — теперь Филин не сомневался, что спасенного им парня зовут именно так, — он повернулся к реке. В горле образовался плотный шершавый ком и, чтобы вытолкнуть его оттуда, старик неожиданно для себя крикнул во всю мощь своих легких:

— А вот хрен вам!!!

Он сам не знал, к кому обращается: к реке, ставшей обиталищем жутких тварей, к монстрам, скрывающимся в ее темных, смертельно опасных водах, к людям, стрелявшим в спину девчонке, подобранной им на левом берегу, или ко всем вместе. Да это и не имело значения. Куда важнее было другое — как можно скорее отнести найденного парня в метро, к его молодой жене. И Филин уже мысленно прикидывал, как это проще сделать.

* * *

Тесное пространство палатки огласил пронзительный детский крик. От волнения Игорь едва не перевернул стоящий перед ним таз с горячей водой.

— Мальчик! — объявил пожилой сталкер, разглядывая ворочающегося у него на ладонях и продолжающего голосить новорожденного младенца. Потом обернулся к Игорю и подмигнул: — Сын у тебя, парень!

Сын! От радости у Игоря в груди перехватило дыхание. Вот оно счастье! Господи, как же это просто! Оно не в бункере, за надежными стенами, в тепле, сытости и чистоте очищенного до химической формулы воздуха, а здесь — в метро, рядом с женой, сыном и спасшим их стариком со странным прозвищем Филин, без помощи которого их ребенок никогда бы не появился на свет, да и они сами уже давно были бы мертвы. И пусть Грахов называет бункер раем, такой рай, где у людей нет ни свободы выбора, ни права распоряжаться собой, где даже любовь отмеряется по норме, ни ему, ни Ольге не нужен.

Игорь перевел взгляд на жену. Она уже немного пришла в себя после мучительных родов и протянула руки к сыну. Филин бережно опустил ребенка ей на грудь, и малыш сразу успокоился — не иначе, почувствовал тепло матери, перестал кричать и довольно зачмокал своими маленькими сморщенными губками.

Игорь смотрел на эту кроху, на Ольгу, нежно прижимающую к себе малыша, на приветливо улыбающегося старика и мучительно подбирал слова, которые могли объяснить им, как же он счастлив. Счастье было огромным, оно переполняло изнутри, а вот слова… Нужные слова никак не находились. Зато он твердо знал: пусть обитатели бункера предали и изгнали их, пусть добровольно отказались от самого главного счастья, какое только может быть у человека, когда-нибудь они втроем — он, Ольга и их сын — еще вернутся туда. Чтобы рассказать правду и помочь всем желающим научиться жить за порогом рая…


Катерина Тарновская
СИГНАЛЬНЫЕ ФОНАРИ

От земли шел пар. Душный, травянистый — как всегда бывает перед жарой. Мокрый березняк обсыхал на солнце после ливня, накрывшего его рано утром. С тех пор, как человечество загнало себя под землю, природа, наконец, смогла отдохнуть и встряхнуться. Никто уже не разгонял дожди, не расстреливал тучи, не дымил в небо. Черные, серые, красные в полоску трубы молчали. Некогда направленные в небо словно ружейные дула, теперь они одиноко чернели и ветшали. Трубы, сбрасывавшие отходы в реки, иссякли.


Первые годы на земле шли ливни. С грязной, пенистой и мутной водой уносилась прочь вся память о человеке и его бесконечной глупости. Тайфуны обрушились на прекрасные города Европы, Азии, Америки, сметая на своем пути все рукотворное. Вода подтачивала фундаменты, а ограды в парках ржавели и рассыпались.

Именно эти дожди пережидали на заброшенной станции радиомаяков трое случайных путников. В первые дни после катастрофы, пока государство еще было живо и продолжало создавать видимость заботы о своих гражданах, все, кто остался на поверхности, пытались добраться до лагерей беженцев, плотным кольцом охвативших Москву. В тот момент никто еще не задумывался, как они будут выживать там, однако сразу было объявлено, что в лагеря попадут не все, только коренные москвичи. А Область пускай спасается, как знает.

Жители маленького южного эксклава Москвы даже не подозревали, какой счастливый билет им выпал, а потому просто спустились в подвалы. В таком же неведении пребывали и работники Внуковской станции радиомаяков, которая представлялась соседским подросткам неприступной цитаделью и будоражила их умы с раннего детства.

За сплошным бетонным забором, в зарослях молодых берез, ветки которых свешивались на улицу, стояли высокие металлические треножники, на вершинах которых день и ночь светились красные лампы, а вдалеке, сквозь деревья, можно было различить небольшую двухэтажную постройку. Все знали, что это маяки, и территория принадлежит ближайшему аэропорту, но и только.

На маленькой улочке со странным названием «Тупиковая» (над этим названием не потешался только ленивый), где в мирное время лихо выли собаки, теперь лишь уныло скрипели ворота: через два месяца после Катастрофы станцию бросили оба дежурных техника и сторож. Ждать им все равно было нечего: никаких самолетов, никаких сигналов, никакого эфира. Тишина. Цитадель пала.

* * *

Трое подростков на каникулах — закадычные друзья, хотя зимой они могут и не вспомнить друг о друге. Паша, Иван и Олег каждое лето гуляли вместе допоздна, плавали в заросшем ряской пруду, тайком пили пиво в беседке. В тот будний день родители были в городе, и они остались одни.

Навсегда.

Поначалу страшно — как без мамы? А что с семьей? А в школу надо или нет?..

Отсиживаться решили в подвале Пашкиного дома: там его заботливая бабушка хранила консервированные груши и картошку. Через два месяца они уже смотреть друг на друга не могли — жить в замкнутом пространстве, видеть каждый день одни и те же лица, слышать одинаковые шутки… В общем, от былой дружбы не осталось и следа. Они и внешне были совсем разными, но раньше это так не бросалось в глаза, а теперь… Долговязый белобрысый Паша все время наступал всем на ноги, вертлявый Олег, и без того не отличавшийся особым здоровьем, очень скоро простудился и беспрерывно чихал и сморкался, а Иван день и ночь беспрерывно храпел и присвистывал во сне, мешая друзьям. Начались придирки, подколы, нарастало раздражение, и может, дело дошло бы до драки, если б не дождь. Подвал начало подтапливать, и друзья решили попытать счастья на станции радиомаяков — наверняка он укреплен серьезнее.


Им повезло трижды — они без потерь добрались теперь уже до заброшенной станции, нашли там оставленный техниками сухпай, который те не могли унести на себе, и генератор, который еще можно было запустить. А еще — крепкие стены и глубокий подвал. Той дождливой осенью они закрыли за собой ворота на долгие пятнадцать лет и не открывали на стук и крики о помощи. Наверняка в поселке были еще люди, но это был их мирок, их убежище, делиться которым ребята не собирались.

Когда дожди закончились, молчаливая троица попробовала вечерами ненадолго выходить на поверхность. Они давно уже не разговаривали и вообще старались не замечать друг друга, торопливо отводя взгляды, если сталкивались. Когда сухпай закончился — стали собирать и сушить на зиму грибы, благо маяки стояли в молодом березняке, и можно было минут за пятнадцать запастись на несколько дней.

Шли годы, похожие один на другой, как голубоватая кафельная плитка, которой было облицовано все здание. Три человека оказались совершенно чужими друг другу, но были обречены каждый день видеться и монотонно повторять одни и те же действия. Только летом они по старой привычке как-то оживлялись и ненадолго выходили на поверхность. Просто так, подышать. С опаской ступая на скрипучую винтовую лестницу, все трое поднимались на крышу и смотрели вдаль. Там, за лесом, серели высотки, а еще чуть дальше стоял забытый и никому не нужный аэропорт «Внуково». В старые времена они легко могли дойти до него пешком часа за два, однако теперь раздававшийся ночами вой напрочь лишал желания выходить куда-либо за пределы маяков. И все же, глядя на такой близкий аэропорт, бывшие друзья не могли не мечтать. Вдруг во «Внуково» уцелели люди? Наверняка там было бомбоубежище, а значит — возможность жить нормально, а не питаться круглогодично одними лисичками и сыроежками… Мысли одна фантастичнее другой роились в головах, но поход в аэропорт был такой же несбыточной мечтой, как эвакуация в Новую Зеландию, где наверняка никаких взрывов не было. А потом Пашка обнаружил на станции этот шкаф.


Половины терминов, которыми изобиловала содержащаяся в шкафу специальная литература, парень не понял, да особо и не старался. Главное, что в книгах было подробно описано, как запустить генератор на полную мощность и подключить красные фонари на верхушках маяков. Конечно, ни о каком радиосигнале речь уже не шла, но Паша загорелся идеей — подключить маяки и подать сигнал в аэропорт, а может, и в саму Москву! Ведь они здесь, они уцелели! Красные огоньки должны быть далеко видны ночью.

Впервые за пятнадцать лет было нарушено молчание, и Иван с Олегом сразу же одобрили идею. За прошедшие годы они перестали быть подростками. Теперь это были просто трое усталых молодых мужчин, у которых вдруг появилась надежда. Мечта…

Несколько месяцев все трое на свой страх и риск залезали без страховки на высоченные треножники маяков, проверяли сохранность ламп, меняли провода, неумело пытались паять, обжигая пальцы и набивая шишки. Оказалось, маяки пострадали намного серьезнее, чем считал Паша, а потому времени на восстановление было потрачено гораздо больше, чем предполагалось вначале. Но зато с каким волнением, с какой радостью они предвкушали первый запуск! Решили не рисковать и сначала зажечь сигнальные лампы только на пятнадцать минут.

Когда Паша опустил ручку рубильника, все трое молча рванули на улицу: смотреть. Высоко-высоко в небе ярче звезд светили красные сигнальные фонари. Их было всего девять штук, и они не давали особого света, но трое обитателей станции стояли, задрав головы и боясь лишний раз вздохнуть или моргнуть: вдруг это им лишь чудится? Прошло десять минут. Фонари светили ровным светом, не моргали, не потрескивали, и в какой-то момент новоиспеченных работников маяка словно отпустило. Они захохотали, как безумные, повалились на траву и стали кричать в небо:

— Э-ге-гей! Мы лучшие! Мы сделали это!

Все трое будто вернулись в счастливое, беззаботное детство, в котором когда-то подружились на даче. Но теперь их объединяло нечто большее. Они жили одним делом: маяк должен работать и подавать свой красный сигнал каждую ночь. Ведь однажды его обязательно заметят и придут на помощь.

* * *

Однажды утром, после сильного дождя, по станции пошел странный треск. Маяки начали искрить, а лампочки хаотично вспыхивали и снова гасли.

— Рубильник! — закричал Иван. — Выключайте рубильник!

— Да выключен он! — вторил Паша. — Блин, чего творится?!

Треножники маяков гудели и вибрировали. Друзья выбежали на улицу, задрали головы.

— Ой-ой-ой, мама! Назад!

Все трое заметались по территории. Гудение нарастало, треножники раскачивались все более угрожающе. В какой-то момент один из них накренился и стал заваливаться на бок. Через минуту маяк с лязгом упал на бетонные плиты, переломившись пополам. Следом за ним начали валиться оставшиеся два.

— … мать… мать… мать! — кричал Олег.

Все трое метнулись за территорию и не останавливались, пока не отбежали в самый конец Тупиковой улицы. С искрами, грохотом, грязью рушился их привычный мир. Олег, Иван и Паша в оцепенении смотрели на происходящее. Они уже пережили подобное двадцать пять лет назад, но тогда это был крах мира взрослых, тогда у них еще не было ничего своего. Когда тебе пятнадцать лет, ты проще воспринимаешь перемены, ты свободнее, и построенный взрослыми мир тебя даже где-то бесит.

С годами человек «прикипает» к месту, да и не только к месту — к вещам. Простейшие предметы, привычно лежащие на своих местах, уже составляют целую жизнь. В пятнадцать они пережили потерю этого мира очень ярко, но быстро. В сорок, глядя на развалины любимой станции, каждый из троих ощущал в груди пустоту и тянущую боль, которая не собиралась уходить. Отчаяние вкрадчиво и неумолимо, как настойчивый червячок, вгрызалось в их сердца. Лишало воли, надежды, стремления жить.

Встревоженные птицы кружились над сломанными треножниками. Белели поломанные стволы берез. Маленький оазис исчез, словно окружающий мир поглотил его, насильственно сделал частью себя.

— Ну станция-то цела… — наконец робко заметил Паша.

— Цела! И что ты собираешься дальше делать? В потолок плевать? Пеньки пинать? — огрызнулся Иван.

— Нет, ну должен же быть какой-то выход…

— Какой? Пригнать подъемный кран и поставить треноги на место? Как ты это себе представляешь?

— Я не знаю… Я просто думаю, что не надо отчаиваться… Можно попробовать дойти до аэропорта…

— Ага, словить дозу и скопытиться у Изварино, — буркнул Иван. — Олег, да скажи ты ему!

Но Олег лишь сжимал кулаки, а по щекам его текли слезы.

— Э-э, ты чего? — Схватил его за плечо Паша. — Эй, ты же взрослый мужик! Да мы выберемся! Да ну, смешно даже — стоит такой здоровый бородатый лось и слезы льет… Эй! Ну, куда ты прешь?! Да пошел ты!

Олег отмахнулся от него и, опустив плечи, побрел к станции. Паша и Иван понуро поплелись следом.

Поперек ворот лежал сломанный треножник, поэтому всем троим Пришлось перелезать через него.

— Уй-я! — Паша потер голову. — Вот ведь зараза неудобная!

Это были последние слова, прозвучавшие в тот день.


Ужинали, не глядя друг на друга. Потом торопливо легли на топчаны и отвернулись к стенам. Ночью, судя по всему, никто не спал: все трое без конца вздыхали и прокашливались. Под утро Паша услышал шаги: кто-то поднялся наверх.

Встали в тот день особенно рано: не было привычного ночного дежурства на маяке. Олега нигде не было. В той же абсолютной тишине Паша и Иван, не сговариваясь, выбрались из подвала и отправились на поиски.

— На втором нет, — через несколько минут сказал Паша.

— Да, тут тоже, — ответил Иван. — Где его черти носят-то? Он что, в поселок подался?

— А на улицу ты выходил?

— Я что, похож на смертника — средь бела дня по поселку шастать?

— Пойдем посмотрим… На минутку.

— Вот ты дурак! Сиди тут и не рыпайся. Сам вернется.

Паша покачал головой, что-то пробурчал под нос и пошел к двери.

С перекладины сломанного треножника свисало безжизненное тело Олега. Старая неумело скрученная веревка кольцом охватывала шею. Паша уставился на толстый узел под ухом приятеля, потом, словно не понимая, встряхнул головой. Нет, все то же. Олег с посиневшим страшным лицом болтался на веревке, вокруг него роились черные маслянисто поблескивающие мухи. Паша метнулся назад к дому.

— Повесился! — выдавил он из себя в ответ на немой вопрос Ивана.

— Твою ж мать… Да ну что ж такое?!

— Чего делать будем?

— А что тут сделаешь… Снимать пошли… Или пусть лучше как флаг болтается? Где он там?

— На треноге… У ворот…

— Придурок!

В тишине друзья сняли Олега. Копать могилу было нечем, так что, недолго думая, они сбросили тело в заброшенную шахту. Мухи преданно полетели следом.


— Я тут точно не смогу жить, — сказал вечером Паша. — Все время буду думать, что он там лежит.

— А ты думал, как будет? Прилетят америкосы и всех спасут? Все мы там будем. Ну, конечно, кроме последнего…

— Но что делать-то?

— А ничего! Сидеть и подыхать. Думаешь, маяк мог что-то изменить? Да ни черта он не мог! Так, видимость деятельности. Так все сейчас выживают, и вообще всегда так было — разве кто-то что-то делал? Ерунда все. Не знаю, как ты, а я буду жить, как жил раньше. Разве что спать больше буду наконец-то.

Паша сидел и думал. Можно выживать на станции, среди обрушившихся треножников, но тогда все будет как в первые годы: тишина, пустота… Можно, как Олег. Тоже тишина. И тут он поймал себя на мысли, что не хочет ни успокоения, ни отдыха. Если не вышло на маяке, надо попытаться в другом месте. Последние годы он жил ожиданием. Сейчас впереди снова была пустота.

— Точно останешься здесь? — уточнил Паша.

— А то, — зевнул Иван. — Спать буду… А ты чего?

— Ничего. На том свете отосплюсь.

— Ну, как знаешь…

В этот момент Иван страшно раздражал Пашу. «Тюфяк! Старый тюфяк!» — с ожесточением думал он.

— Ну, я пойду…

— Куда собрался? Сиди, говорю.

— Да нет, я все обдумал. К аэропорту не пойду — там через лес надо, страшно. Лучше к железной дороге, до нее всего полчаса ходу…

— И восемнадцать километров до Москвы. Долго думал? Да ты через пару часов свалишься и подохнешь!

— Все равно лучше, чем тут сидеть. Упаду, отсижусь, опять пойду. Может, вокруг дороги люди уцелели?..

— У тебя даже костюма защитного нет.

— Да пошел ты!

— Сам пошел! — и Иван, хлопнув дверью, спустился в подвал. Паша поежился, Потом брезгливо поджал губы и пошел собираться. Брать с собой было, по сути, и нечего: немного сушеных грибов в мешочке, фляжку с водой да нож. Низ лица он обмотал обрывком какой-го старой рубашки, понадеявшись, что он послужит своеобразным фильтром. Все. Больше на потухшей станции его ничто не интересовало.

* * *

Поначалу идти было легко, и Паша жадно всматривался в знакомые улицы. Ворота дач были распахнуты, почти все стекла выбиты. Конечно, за двадцать лет все вокруг не могло не измениться, но он прекрасно помнил, что вместо растрескавшегося асфальта когда-то была прекрасная гладкая дорога, по которой они гоняли на велосипедах; что лес начинался гораздо дальше (это теперь он занял все поле); что раньше у болота прыгали лягушки и рос камыш…

Паша знал, что ему нельзя останавливаться: сил могло действительно не хватить. И вот она — насыпь! Тяжело дыша, он вскарабкался на нее, закашлялся и, сжав зубы, пошел вперед.

Все, кто хоть раз ходил по шпалам, знают, как это неудобно. Если ступать на каждую — семенишь, если перепрыгивать через одну — шаг слишком широкий. Паша шел, не глядя ни вперед, ни по сторонам. Дорога кружила в лесу, ржавые рельсы тянулись далеко-далеко, а он все шел и шел. С непривычки болели ноги, голова кружилась, а в глазах все больше темнело.

Если б у него хватило сил поднять голову, он увидел бы практически не изменившийся пейзаж вдоль дороги: все те же раскидистые деревья, которые разрослись еще больше, все те же зеленеющие склоны, как и раньше покосившиеся, прогнившие фанерные дачи-времянки…

Он шел и шел, уже на полном автомате, запинаясь и спотыкаясь о шпалы. Силился не упасть, потому что всерьез боялся больше уже не подняться.

«Надо дойти до следующей станции, — стучала в висках кровь. — Надо… дойти…» Боковым зрением он заметил поблескивающий на солнце памятник Ленину, выкрашенный порядком уже облупившейся серебряной краской. «Значит, переезд и станция…» Паша поднял голову и обомлел: впереди стоял железнодорожный светофор, и одна из его лампочек светилась красным огоньком.

— Блин… Здесь же есть люди! Они сигналят, а мы не видим за лесом!

Паша глубоко вздохнул, закашлялся и ничком упал на рельсы.

А сколько еще горело таких одиноких сигнальных фонарей? Кто знает? Как и прежде, люди не смогли договориться…

* * *

Он очнулся в бункере, о которых в середине семидесятых годов рассказывали на уроках начальной военной подготовки. Наскоро выкопанная траншея, бетонные трубы, сверху залитые гудроном, куча земли — вот, пожалуй, и все. Конечно, наивно было думать, что кто-то долго протянет в таком убежище, однако только такие и строили по Подмосковью. Вообще, на строительство подобного бомбоубежища отводилось всего тридцать часов, так что особой вместительностью и комфортом похвастаться оно не могло. Но после обшарпанных стен станции полукруглый потолок и затхлый запах стен, гул голосов и отблески свечей показались Паше чем-то необыкновенно домашним и уютным… Люди!

— Здорово, леший! — хохотнул кто-то.

Леший? Паша машинально поднес руку к подбородку, потрогал свою бороду и улыбнулся. Голоса. Люди…

— Издалека идешь?

— Из Лесного, — ответил Паша и закашлялся.

— Ну, отдыхай. Потом говорить будем.

Паша откинулся на кровать и замер. Кровать? Да, это была настоящая кровать. Грубо сколоченная из досок, но кровать. Где-то за занавеской смеялись люди и спорили женщины, словно это и не бункер вовсе, а какое-нибудь общежитие или даже гостиница.

«А мы годами не выходили со станции и сходили с ума, все сильнее ненавидя друг дуга… И Олег… Ванька! Надо же за ним вернуться, пока не поздно!»

Паша рванулся было, хотел встать с кровати, побежать, но лишь снова закашлялся и упал на спину, схватившись за грудь. Сил идти назад уже не было…

— Эй! — позвал он проходящего мимо бородача.

— Чего тебе? — не слишком-то дружелюбно отозвался тот.

У меня друг… один… На соседней станции. Там идти всего ничего…

— Ну и?

— Можно за ним послать кого?

— А сам не дойдет, что ли? Ты же вот дошел.

— Да это близко совсем. За лесом, — пытался объяснить Паша. — Там, где маяки…

— А, огни красные? Ну, знаю.

— Так вы видели?

— А то. Такое только слепой не увидит. Каждую ночь…

— ВЫ ВИДЕЛИ И НЕ ПРИШЛИ К НАМ???

— А зачем? Ты знаешь, сколько таких огней горит повсюду? В Москве вон… Значит, город жив, а что еще надо? Люди вокруг есть, все тихо, спокойно…

— Но, как же так… Нам же была нужна помощь! Может, кому-то тоже, потому они и зажигают огни!

Бородач внимательно посмотрел на него:

— А сам-то ты всегда шел на помощь, когда тебя звали? Рисковал собой? Дружил с соседями? Нет? Вот и сейчас не жди помощи…

— Но ведь была война! Теперь-то все по-другому!

— Именно поэтому она и была. Потому что никто никому не нужен.

Бородач повел плечами и пошел дальше, а Паша устало опустился на кровать. Когда-нибудь он вернется за Иваном. Когда-нибудь…


Виктор Тарапата
МЕМУАРЫ ПРИЗРАКА

В конце концов, что такое смерть?

Смерть, дорогие товарищи,

это самое интересное приключение,

которое мы испытаем в жизни.

Аркадий Стругацкий

Запах свежей выпечки. Как же я его люблю! Это несравнимо ни с чем — когда просыпаешься утром вместе с первыми лучами солнца и чувствуешь сладковатый запах круассанов. И голос мамы, которая зовет к завтраку с первого этажа… Вскочив с кровати, я неслась что есть сил, чтобы съесть первый круассан нового дня.

Мой отец был пекарем и наладил хороший собственный бизнес. Наша boulangerie[3] располагалась в большой комнате первого этажа, недалеко от площади Нации. Не полноценный магазин-булочная, а всего лишь небольшое окно на улицу, к которому подходили люди, чтобы купить свежеиспеченный багет. Зато папины круассаны пользовались большей популярностью: очередь за ними начинала выстраиваться за полчаса до начала торговли, а вся выпечка уходила очень быстро, буквально за полчаса. Отцу с братом приходилось вставать задолго до рассвета, чтобы к открытию напечь их достаточное количество.

Почему все так любили покупать именно в нашей boulangerie? Потому что если человек пришел к нам, то за несколько секунд он получал заряд положительной энергии на весь день, начиная с приветствия моего отца и заканчивая нежной, типичной для исконного парижанина улыбкой, да еще и искренним пожеланием «Bonne journee!», что в переводе означает: «Хорошего вам дня!». Да и потом, папа был хранителем рецепта, уходящего корнями глубоко в прошлое. Рецепт этот передал ему отец, тому — его отец и так далее. Такие круассаны во всем Париже можно было попробовать только здесь. Папа держал рецепт в строжайшем секрете и обещал поведать его нам, только когда мы станем взрослыми. Тем самым он передаст дело поколений в наши руки, говорил отец.

Брат знал, как сильно я люблю первый горячий круассан, и всегда отдавал его маме, чтобы та, в свою очередь, накормила меня. Вы не можете себе представить, как это вкусно — откусывать круассан и запивать его апельсиновым соком! Прекрасное начало дня!

* * *

Однажды в ноябре к нам заглянул высокий мужчина в черном пальто. Кажется, про людей подобного телосложения здесь принято говорить «богатырь», хотя значение этого слова нельзя точно истолковать на французском. Он заказал один круассан. Николя быстро положил последний рогалик в бумажный пакет и передал его папе, а тот — протянул покупателю.

— Merci! — поблагодарил здоровяк и, отойдя немного в сторону, развернул и откусил свежеиспеченную булку. Сделав пару движений челюстями, он остановился и закрыл глаза, как бы давая великолепному вкусу наполнить себя. Каждый последующий кусочек он смаковал и жевал долго, наслаждаясь, а затем подошел к отцу снова и произнес с сильным акцентом:

— Месье! Это самый лучший круассан, который я когда-либо пробовал! Большое вам спасибо!

— Очень приятно слышать такое, — улыбнувшись, ответил папа. — Приходите к нам еще. К сожалению, на сегодня, выпечка кончилась.

— Жаль… Знаете, а ведь я уже очень давно ищу человека, который умеет настолько же виртуозно готовить такие изделия. Меня зовут Александр, я прилетаю сюда из Москвы уже не в первый раз. В общем, мне нужен такой человек, как вы. Я планирую открыть большое кафе-бистро, где будут подавать лучший кофе и лучшие французские круассаны. Не окажете ли вы мне честь стать шеф-поваром в моем заведении? Я гарантирую вам хорошую зарплату, перелет для всей семьи и достойное жилье.

Отец слушал ломаный французский богатыря очень внимательно, ни разу не прервав его, а когда тот закончил говорить, выдержал паузу. По выражению его лица я поняла, что папа впал в глубокие раздумья. Затем он встал со своего высокого стула и сделал круг по мини-пекарне, снова подошел к кассе и тяжело вздохнул. Хотя внешний вид и выражение лица Александра не говорили о чем-то подобном, он оказался весьма чутким, добрым и более уступчивым и терпеливым, чем казался на первый взгляд.

— Я вижу, что вам надо хорошенько все обдумать? — улыбнувшись, произнес он. — Понимаю, выбор непростой, но если вам что-то не понравится и вы захотите вернуться в Париж, то на следующий же день покинете Россию. Разумеется, за мой счет, а обо мне больше не услышите. Мое пребывание во Франции заканчивается через три дня. Даю вам один день, чтобы принять решение, так как второй день уйдет у нас на оформление документов. Не волнуйтесь, я обо всем договорюсь в консульстве, и вы получите визу в течение трех часов. Я зайду завтра, ровно в полдень. До свидания!

— Хорошего вам дня! — хоть отец и находился в легком шоке, все же эта фраза снова получилась у него очень выразительной. Даже слишком…

* * *

Наступило время обеда, после которого нужно было готовить тесто на завтра. Папа не выходил из своего кабинета, пока мама не позвала его к столу. Там он тщательно все обдумывал, попивая полусладкое вино, сделанное нашим хорошим знакомым-виноделом в собственном шато. Отец пил исключительно молодое божоле, которое любил за нежный вкус, малую крепость и фруктовые нотки, звучащие на нёбе. Впрочем, вином он ни в коем случае не злоупотреблял: я никогда не видела его в нетрезвом состоянии.

Скрипнули ступени, и через несколько секунд отец уже сидел вместе со всеми за столом. Сегодня мама приготовила свои «патентованные» свиные отбивные с овощами. Особенно вкусным был сок, который давали овощи…

Естественно, на столе было обилие различных видов сыров, которыми принято заканчивать любую трапезу. Не знаю, откуда такая традиция, но это уже вошло в привычку. Сыр был чем-то вроде заменителя жвачки или зубочистки. Я очень любила «Камамбер» за его вкусную белую внешнюю плесень и мягкую сливочную внутренность.

Забрав свой бокал и сев на диван, отец жестом подозвал маму.

— Ивонна, ты сегодня так прекрасна…

— Merci! — ответила мама.

— Сегодня к нам заходил один человек, он из России… — отец помолчал. — Предложил мне стать шеф-поваром в его московском кафе-бистро.

— Ты намерен оставить нас?

— Напротив, этот человек очень состоятельный, это видно по нему. Он предложил всем нам переехать в Москву с правом вернуться, когда только пожелаем. Я бы хотел попробовать. Что ты об этом думаешь?

Меня переполняли эмоции: я очень любила Россию и даже пыталась говорить по-русски, но совершенствовать речь было не с кем. А уж побывать в Москве было моей заветной мечтой. Увидеть величественный Кремль и Александровский сад, купить что-нибудь в ГУМе, сходить на спектакль в Большом театре, побывать в Ленинской библиотеке… Эти несколько секунд длились для меня чересчур долго. Я ждала ответа мамы. «„Да“! Скажи „да“! Пожалуйста, скажи „да“!» — мысленно повторяла я. И, наконец, это свершилось!

— Хорошо, давайте попробуем. Мы ведь в любом случае собирались посетить эту страну, а тут такой случай… Я говорю — «да».

— Едем? — зачем-то уточнил папа.

— Едем, — твердо и уверенно ответила мама.

Я была на седьмом небе от счастья. Ура! Это свершилось! Я лечу в Россию на крыльях счастья и свободы… Жизнь только начинается! Передо мной открываются новые горизонты знаний и впечатлений. Яркие образы фотографий русской природы — сосны, березы, ели — всплывали в моей памяти. Широкие улицы мегаполиса с его многокилометровыми пробками. И снег… Он повсюду! Большие сугробы, в которых можно утонуть!

Меня зовут Жизель, и мне было девять лет, когда я погибла…

* * *

— А какие еще фразы ты знаешь? — спросил меня Яков.

— Ммм… Дайте мне, пожялюйста, чашечку кофе, — немного побаиваясь сделать ошибки в словах, ответила я.

Яша слегка улыбнулся и поспешил исправить меня:

— Нужно говорить: пожалуйста, — он произнес это слово с особым нажимом на вторую и третью гласные и повторил по слогам: — По-жа-луй-ста.

— По-жа-луй-ста, — произнесла я.

— Вот, ты уже делаешь большие успехи. Просто надо корректировать твой нежный прононс на более твердые гласные, такие, как «ы, а, у», — похвалил он меня, уже перейдя на французский.

— Спасибо большое, Яков, я очень рада, что подружилась с тобой.

— Я тоже очень рад. Я люблю Францию, как ты — Россию, но у меня проблемы с французским. Как видишь, говорю я неплохо, а вот писать практически не умею. Все время путаю сочетания гласных «ou», которые дают звук «у», и не только. Поэтому тебе тоже большое спасибо, Жизель.

— Pas de quoi,[4] — смущаясь, ответила я.


Как оказалось, у Александра есть сын, которого и звали Яков. Мама Якова умерла во время родов, поэтому отец оберегал его, как самое драгоценное сокровище мира. Ведь так и есть: дети — это самое прекрасное, что бывает на этом свете. Родители смотрят на свое чадо и понимают, что жизнь уже прожита не зря, что какой-то их след останется на этой земле. Они постоянно спорят о принадлежности носа или родинки одному из них. За такими сценами очень смешно наблюдать.

Якову четырнадцать. Он копия своего отца: такой же высокий (даже для своих лет) и рассудительный. Только волосы светлые, даже немного золотистые. Я всегда любовалась на них, мне очень хотелось иметь такие же вместо своих каштановых кудряшек.

Он был мил и добр ко мне и всегда был готов уделить час, а то и больше, чтобы поучить меня своему родному языку. Поначалу я даже и подумать не могла, что русский мальчик старше меня на пять лет станет общаться со мной, девятилетней девочкой-иностранкой, не способной толком связать двух слов. Я была ему очень благодарна — только с его помощью я кое-как начала говорить по-русски…

— Ну что? Споем? — спрашивал меня Яша.

— Давай! Какую на этот раз?

— Можно мою любимую — «Salut» Джо Дассена?

— Конечно! Начинай! — задорно говорила я.

— Salut! C’est encore moi!

— Salut! Comment tu vas?[5]

Вот так и проходили наши с ним русско-французские «уроки».

* * *

Летние школьные каникулы продолжались уже второй месяц. В тот день мы договорились с Яковом, что я приеду к нему домой на урок. В перерыве на обед брат забрал меня из дома, и мы поехали на метро до «Октябрьской». Николя тоже очень хорошо подружился с Яшей. Они стали, как говорится, не разлей вода.

Именно этот день стал последним в моей жизни. И в жизни еще многих, многих людей…


Папин рабочий день закончился, и мы втроем отправились домой. Время в метро летело для меня незаметно. Я любовалась красотой каждой из станций. Удивительно — одна не похожа на другую! В Париже такого не было. Все станции отделаны одинаково, потолки ниже, виражи путей круче. Порой поездка в метро заменяла катание на американских горках. Я, конечно, утрирую, но все же — это было так.

«Станция Чертановская. Уважаемые пассажиры, при выходе из поезда не забывайте свои вещи!» — звучит женский голос из динамиков. Мне очень любопытно увидеть эту женщину (или девушку?), которая объявляет об остановках.

Открываются массивные двери, и множество людей спешат наружу, домой. На станции тесновато. Большая очередь к движущимся ступеням. Мы едем на поверхность, папа держит меня за руку. Эскалатор небольшой, мы должны сойти с него буквально через миг.

Знаете… Такие мгновения отпечатываются в памяти навсегда. Память человека начинает работать по-иному, и не всегда вспомнишь, что же с тобой произошло. Помнишь именно этот момент, а после него — пустота. И так тихо все, спокойно, будто тебе стерли память.


— Docteur! Docteur! Ма fille a mal! Au secours![6] — слышала я где-то отдаленное эхо, образовавшееся от голоса моего отца.

— Мужчина! Я вас не понимаю! Давайте девочку! — врач протянул руки.

Отец отдал меня врачу, тот положил мое тело на кушетку.

— Dites-moi, tout va etre bien avec elle?![7] — Папа бился в истерике.

— Так, выведите! — приказал доктор своему помощнику.

Что со мной произошло? Я ощущала нестерпимую боль в голове и во всем теле. Мне даже не сразу удалось открыть глаза, чтобы посмотреть вокруг. Я увидела только свои покрытые синими пятнами руки В одной из них торчала игла, от которой уходила трубочка к подвешенной над головой бутылке с какой-то прозрачной жидкостью.

— У нее многочисленные внутренние кровотечения. Мы ничего не сможем сделать.

Это звучало как приговор, благо я тогда не поняла, о чем идет речь. Я повернула голову направо и увидела папу. Он сидел напротив и смотрел на меня словно сквозь врача, который что-то тщетно пытался ему объяснить, но увидев движение моей головы, тут же ринулся ко мне.

— Жизель! Доченька! Как ты?! — я никогда не видела папу в такой истерике: на нем была маска ужаса, отчаяния, безысходности.

Лицо багрового цвета, по нему ручьем льется пот.

— Что со мной, папа? — эти слова дались мне нелегко.

— В толпе. Люди. Я не удержал. Прости меня! Ты упала. Они… Они шли и шли. Прямо по тебе. Я не мог прорваться. Все толкали меня, я бежал, но не двигался с места. Жизель… Умоляю тебя, держись! Все будет хорошо. Слышишь?!

— Да. Хорошо, — я не заметила, что произнесла это по-русски.

Врач тут же оказался рядом, заговорил со мной, но я не понимала его слишком быструю и отрывистую речь.

— Мне больно, — это все, что я смогла ему ответить.

— Потерпи, деточка. Потерпи. Все образуется. Выздоровеешь, подрастешь. Жениха тебе найдем богатого, — подбадривал доктор, гладя меня по голове. Мягкие опытные руки. Только у врачей такие. Ты вроде бы видишь, что они к тебе прикасаются, но почти не ощущаешь этого.

Я на несколько секунд закрыла глаза, и когда они наконец-то отдохнули от света — снова открыла. Вокруг не было никого, только я и кровать.

«Куда же все подевались? Где одеяло? Бутылка с иглой? Что на мне за одежда? Какое-то белое платье… Ничего не понимаю. Куда подевалась боль, и почему все вокруг такое светлое?»

Я приподнялась с кровати и села. Поводила рукой перед лицом. Мне стало очень страшно. Я водила рукой медленно, но видела следы, оставляемые ею в воздухе, которые не исчезали несколько секунд. Потом встала и пошла к двери. Открыла ее, За нею — разительный контраст! — кромешная тьма. Когда глаза привыкли к темноте, я увидела в конце коридора свечение, тусклое, как от фонаря. Захотелось сразу броситься к нему, потому что свет отдалялся.

— Жизель! Изель… Зель… Ль… — раздалось эхо.

Я обернулась, но сзади все было по-прежнему, только появились Какие-то непонятные тени. Тени есть, а людей нет… Мне стало еще страшнее. Вдруг я почувствовала сильную боль в области сердца, будто меня кто-то ударил, или, точнее, уколол. Я упала. Моргнула и увидела, что надо мной нависают люди. В одном из них я узнала доктора, он вынимал из моей груди длинную иглу. «Прямой укол адреналина в сердце», — неизвестно откуда узнала я. Боль снова наполнила все тело: ныли мышцы, кости, раскалывалась голова. Я снова закрыла глаза и сразу уснула. Как же мне стало хорошо! Я летела куда-то, а точнее, меня несла неведомая сила. Подо мной простиралась бесконечная пелена облаков. Даже птицы не летают так высоко! Но почему-то я теперь совсем не боялась. Может, это оттого, что в моих ушах звучала музыка? Когда я прислушалась к ней, то различила звуки органа. Затем сразу несколько тоненьких голосов. Это было похоже на… Католический хор мальчиков? Да! Верно! Это тот самый хор, который я слушала перед поездкой в Соборе Парижской Богоматери!

Ветер дул в лицо, я свободно вдыхала свежий воздух и упивалась звуками латинской песни-молитвы. Блаженство… Я забыла обо всем и отдалась этому течению. Вдалеке виднелся огонек, похожий на лучик солнца. Я летела к нему. Вот оно какое — солнце! Я никогда не видела его так близко, причем смотрела совершенно свободно, не жмуря глаза. Вдруг скорость начала падать, а солнце — затягивать снизу какой-то черный диск. Я испугалась, и мой полет прекратился. Я просто висела в воздухе и смотрела, как белый диск небесного светила затягивается черным. «Что это? Затмение?» — пронеслась мысль за секунду до того, как мое тело снова обрело массу, и я начала падать.

Перед ударом о землю я зажмурилась, но мои ожидания не оправдались — я пролетела сквозь нее. А когда все-таки решилась открыть глаза, то увидела прямо перед собой поднимающуюся железную стену. Встала, обернулась и обнаружила, что нахожусь все на той же «Чертановской». Только вот людей не было, и по станции бродили лишь какие-то прозрачные и плоские силуэты. Они начали стягиваться ко мне…

— Девочка, как тебя зовут? — спросил какой-то старичок.

Я была в замешательстве. А вы бы смогли поверить в это? К вам подходит «живая картинка» человека и разговаривает с вами. Причем я слышу русскую речь и понимаю ее, будто русский — мой родной язык!

— Жизель. Жизель Ляфлёр, — ответила я.

— Сколько тебе лет? — спросила женщина.

— Мне… Девять.

— Как же печально, что это произошло так рано… — с грустью в голосе проговорил все тот же старик и слегка улыбнулся: — Ну что же… Добро пожаловать!

* * *

«Шло время. Менялись правители. Народ устал от бесконечной войны…» — вспомнила я слова дяди Жака о противостоянии англичан и французов. Гонка вооружений, провокации, диверсии длились сто лет. Сто лет страданий, убийств, крови… И развязали все это два правителя из-за глупого территориального спора. Но насколько люди верны своим идолам? Они продолжали сражаться друг с другом, несмотря на давнюю смерть тех, кто развязал эту бойню. Ненависть передавалась из поколения в поколение. «За свободу! За равенство! За братство!» И это — лозунги тех, кто напал на мирных жителей? Да все эти слова и гроша не стоят, если ты используешь их только для управления людьми!!! Получается, люди сотворили себе кумира? Или это кумир сотворил себе людей?..


Мир призраков оказался не таким страшным, как мне казалось вначале. Здесь было много людей — те, кто погиб или умер в метро. Пожалуй, самым странным оказалось то, что с течением времени приведения не взрослеют и вообще не изменяются внешне. Мне было уже 29, но я оставалась в том же теле девятилетней девчонки. Точнее, не в теле, а в оболочке…


Как говорил Михаил, электрик-монтажник путей, который погиб по неосторожности уже больше пятидесяти лет назад: «Вот она — вечная молодость!»

Самым страшным стало отсутствие эмоций. Никто из нас больше не мог бояться, смеяться, плакать, переживать. А иногда так хотелось… А еще я так мечтала снова почувствовать запах папиных круассанов!

Правда, был еще один нюанс: каждому из нас давался шанс — билет на поезд. Дата отправления была известна изначально, а вот место назначения для каждого — свое, и его приходилось узнавать только по прибытии поезда на станцию. На все ту же станцию «Чертановская». Конечных же станций у поезда-призрака было три…


Станция «Пекло». Туда попадают люди, которые при жизни вели неправедный образ жизни или же не сделали ничего полезного. Таких были единицы, так как все души старались искупить свои грехи до времени отправления. Вы думаете, что чудеса — это всего лишь удачные стечения обстоятельств? Если вы остались один на поверхности без средств защиты и в этот момент приходит помощь, — это просто везение? Нет! Это мы вмешиваемся…

Станция «Небеса». Своеобразный рай. Там душам возвращалось все, что было отнято у живого человека после смерти, но взамен забирался облик. Мы становились лишь белыми силуэтами без очертаний, а наши лики передавались зарождающимся ангелам живых — детям. Рожденные дети были чисты благодаря нам — призракам, которым были отпущены все грехи, либо их не было вовсе.

Но больше всего мы боялись попасть на станцию «Забвение». Если живые забудут нас еще до того, как мы обретем покой, тогда мы отправимся именно туда — в пустоту. Станция «Забвение» была для каждого своей. Там была кромешная тьма, бесконечность и вечность. Душа человека, попавшая туда, никогда уже не находила упокоения. Можно было идти куда-то, но никогда и никто не достиг бы конца этой станции. У нее не было границ. С нее невозможно было сбежать. И это был настоящий ужас.

* * *

Поезд должен был приехать за мной завтра. Никаких вещей у призраков нет и быть не может, а значит — нечего и собирать в дорогу. Где провести ночь, оставшуюся до последнего «суда»? В одиночестве, размышляя надо всем, что происходило со мной за последние двадцать лет жизни здесь? Или вспомнить всех своих знакомых, которые были у меня при жизни? Наверное, нет. Эти последние мгновения призрачной жизни я решила провести с моими новыми друзьями.

Они сидели кругом в центре платформы. Жаль, что души не могут обнять друг друга… Очень жаль. Но у нас еще остались голоса. Я подсела к ним. Глаза почти у всех были закрыты.

— Может, споем что-нибудь на прощание? — прошептала я. Призраки, не открывая глаз, согласились, и начали напевать мелодию, которую я сразу узнала. Она звучала во время моего первого сольного выступления, и она же стала моим реквиемом. «Если б не было тебя». Песня влюбленного молодого человека. Если бы я могла, то заплакала бы. Как же мне хотелось кого-то любить…

* * *

— Ну, что ж… Я не мастер говорить речей. В общем, Жизель, я очень рад, что повстречал тебя. Ты стала мне как дочь. И помни, что здесь, на «Чертановке», ждет своего часа одинокий старик. Не забывай меня, — эти слова перед отправлением говорил тот же дедушка, что и встречал меня двадцать лет назад.

Двери поезда закрылись. Я села в последний вагон, чтобы успеть проститься со всеми привидениями. Поезд медленно тронулся, а я все махала, махала рукой каждому, пока платформа не кончилась.

До самой «Севастопольской» я смотрела в окно на двери. Потом поезд выехал из туннеля и начал свой разгон, чтобы унести меня далеко, на одну из трех станций.

«Что это? Нет, мне показалось. Постойте, я все-таки это увижу. Кто это? Человек? Он так напуган. Вы только посмотрите на его глаза! А нижняя челюсть! Что со мной происходит? Я… Смеюсь? Смеюсь?! Я смеюсь!!!»

Да, как бы ни было мне жаль этого перепуганного бедолагу, я не смогла сдержаться. И я засмеялась! В 2033-м году! Я даже не стала смотреть на билет: и так было ясно, куда меня через мгновение доставит мой последний поезд. Я смеялась и кричала:

— Мир! Мне смешно, мир!

Смерть стала для меня самым интересным и увлекательным путешествием.

Меня зовут Жизель Ляфлёр. Мне было девять лет, когда я погибла.

* * *

Жизель почувствовала мужскую руку на своем плече. Эту мягкую ладонь она помнила до сих пор…

— Ну, здравствуй, доченька…


Автор выражает благодарность Александру Койнову, Андрею Койнову, Сергею Кузнецову, Илье Лапонину и другим жителям портала «Вселенная Метро 2033».


Александр Койнов
НАДЕЖДА В ПОДАРОК

Ветер, порывы которого проникали через разбитые стекла, теребил волосы на макушке. Было холодно и сыро, где-то вдалеке погромыхивало. Дождь, который по всем признакам должен был уже пролиться из медленно передвигавшихся по небу тяжелых свинцовых туч, не спешил оросить иссушенную землю. Тем не менее стоило поторопиться, так как попасть под грозу в мои планы не входило. Поставив рюкзак на пол, я подошел к пролому в стене и окинул взглядом раскинувшийся внизу город.

* * *

Полог палатки приподнялся, и внутрь протиснулся человек. Делая вид, что продолжаю читать, я скосил глаза в сторону вошедшего. Зеленая камуфляжная форма, пышные усы и суровый, но в то же время неуловимо виноватый взгляд… Полковник Наумов, Илья Петрович, один из командующих ганзейской регулярной армии. Но это для других.

Для меня — старый товарищ. Просто Петрович. Сколько раз вытаскивали мы друг друга из всевозможных передряг…

Немного потоптавшись у входа, гость прошел к рассохшемуся стулу, уселся и выжидающе уставился на меня.

— Ну что, согласен? — вместо приветствия спросил он.

Отложив в сторону так и не дочитанную газету, я приподнялся на локтях и посмотрел на него.

— Ты хоть понимаешь, что это большой риск? — я спустил, наконец, ноги на пол и обулся. — Еще прошлая вылазка не забылась, а ты мне тут…

— Постой, — перебил Петрович. — Мы же уже говорили на эту тему. Ну пойми же меня, Художник, войди в мое положение! Через три дня ты отправишься дальше по Кольцу…

— Через два, — поправил я.

— Тем более, — взгляд Петровича сделался больше виноватым, нежели суровым. — А если тебе в Полис приспичит? Или в Рейх? Как долго тебя ждать после твоих художеств?! — в голосе товарища проскользнули нотки отчаяния.

— Илья, скажи прямо, зачем тебе так нужен этот рисунок?

Непривычно видеть, как человек, привыкший к беспрекословному выполнению своих приказов, вынужден просить у кого-либо помощи.

Петрович помялся, словно стесняясь раскрывать что-то личное, сокровенное, но все же, устало махнув рукой, проговорил:

— Не мне он нужен, а сыну, Мише. Подарок на день рождения…

Я удивленно посмотрел на него. А ведь действительно, личное.

— Тут такое дело, Слав, — Петрович обратился ко мне по имени, чего не делал давно, еще с прошлой жизни. — У моего сына скоро день рождения, а я ему обещал подарить рисунок города. Ну, знаешь, когда он с высоты показан, как на открытках или коробках с шоколадными конфетами раньше делали. Только тогда это фотографии были, а сейчас где фотоаппарат взять? — Илья опустил глаза.

Он немного помолчал, а потом вновь поднял на меня взгляд.

— Пойми, Слав, для меня это очень важно! Я не был дома больше месяца. — Голос приятеля сделался скрипучим. — Жена звонит периодически, спрашивает, когда приеду навестить… А я не могу сейчас все бросить, ты же знаешь, хотя очень люблю их обоих, и на день рождения сынишки обязательно буду. Но я не хочу, чтобы Миша думал, будто я не способен сдержать слова. — Он тяжело вздохнул. — Отец я или не отец, в конце концов…

Я смотрел на Илью, вперившего застывший взгляд в брезентовую стену палатки, и пытался вспомнить, как давно я его знаю. Лет тридцать мы знакомы точно, и за все это время Петрович, не задумываясь, приходил мне на помощь, если таковая требовалась. Кто бы мог подумать, что настанет час, и помощь понадобится уже ему… Такое всегда казалось невероятным, ведь Илья принадлежал к той категории людей, для которых решение проблемы заключалось лишь в формулировке приказа. А тут вон оно что… Сын.

— Ладно, договорились. — Я поднялся с топчана и принялся разминать затекшие конечности. — Но только ради твоего пацана.

Илья улыбнулся, что тоже было редкостью в последнее время, и, жалобно скрипнув напоследок стулом, поднялся.

— Пошли, расскажу тебе свои соображения.

* * *

По левую руку вдоль платформы тянулись пути, на входах в туннели упиравшиеся в блокпосты с пограничными дозорами, доукомплектованными армейскими отрядами. Путевая стена, отделанная светлым мрамором, вся была увешана полотнищами с изображением герба Содружества Станций Кольцевой Линии, или попросту Ганзы, — коричневым кругом. Под одним из стягов красовалась рельефная надпись «Краснопресненская». С другой стороны, за пилонами, облицованными темно-красным гранитом, прямо в центре зала находилась длинная палатка с намалеванной на брезентовом боку белой краской надписью «Казарма». Вокруг сновали солдаты в ганзейском камуфляже — таком же, как у Петровича. Гражданских тут почти не было, разве что челноки, кочующие по Кольцу с одной станции на другую, перевозящие и товар, и новости, и сплетни. Вообще, станция больше напоминала военную базу, чем разительно отличалась от своих сестер на Кольцевой линии.

— Самый лучший, да и, скорее всего, единственный вариант — сталинская высотка на Кудринской площади. Ее еще раньше «Домом авиаторов» называли. И недалеко — всего-то Конюшковскую улицу да Большой Конюшковский переулок пересечь, и будешь на месте. Да и чего я тебе рассказываю, ты ведь уже бывал, — рассуждал Илья, пока мы шли по платформе.

— Случалось дело. Но я не поднимался на такую высоту, чтобы весь город было видно. — Я скептически взглянул на друга.

— Да не беспокойся ты, — отмахнулся тот. — На крыше есть специальный смотровой периметр.

На участке путей, который мы проходили, стояла груженная длинными ящиками дрезина, на бортике которой, спиной к платформе, сидел человек в гражданской одежде. Челнок, не иначе. К транспорту как раз подошли двое бойцов, принесших один из ящиков.

Вскочивший, как будто у него над ухом из ружья выстрелили, челнок принялся суетливо руководить погрузкой.

— Ну, хорошо. А как там с тварями дело обстоит? — Я бросил взгляд на Илью. — Когда я был в доме в прошлый раз, то особо высоко не забирался, так что не знаю, что гам может обитать.

— Я посылал сталкеров проверить… Они там несколько часов провели, говорят, чисто все. Но все равно с тобой пойдут трое. Ты их знаешь и в деле видел. Ну и тебе самому экипировку стандартную выдадут. Вот, в принципе, и все, — Илья развел руками.

Я остановился у одного из пилонов. Барельеф на нем изображал какую-то историческую сцену. Да и вообще, все барельефы и художественная лепнина были тщательно сохранены и ухожены, несмотря на то, что станция находилась под прямым управлением армии. Собственно, не только Ганза тщательнейшим образом сохраняла художественное оформление станций в его первозданном виде. Коммунисты с Красной ветки с не меньшим прилежанием и упорством защищали от разрушения и обветшания, по необходимости реставрируя и охраняя от возможных посягательств, все предметы исторической памяти, что находились в их владениях. Другое дело — на бедных станциях: там о каком бы то ни было оформлении не было и речи. Все элементы декора там постепенно изнашивались, покрывались копотью от чадящих костров, загаживались вандалами…

Отвернувшись от барельефа, я посмотрел на Илью и, взвесив все услышанное, сказал:

— Я пойду днем. Нужна пасмурная погода. Все лучше, чем ночью шастать, да и видно тогда ничего не будет.

— Днем? — в голосе Петровича мне послышался испуг.

Но он взял себя в руки и просто кивнул.

* * *

Удобный момент представился уже на следующий день после нашего разговора. Пробудившись после беспокойной ночи, полной неясных тревожных сновидений, я лежал на топчане, погруженный в раздумья о грядущем походе. Было у меня какое-то нехорошее ощущение, хотя, прислушавшись к себе, я так и не смог выявить конкретную причину такой нервозности. Списав все на недосып, я сел и принялся обуваться. В этот момент брезентовый полог приподнялся, и в проеме входа появилась знакомая фигура.

— Полчаса назад с поверхности вернулся отряд сталкеров Полиса, — с ходу начал Илья. — В общем, погода не самая подходящая, небо тучами затянуло, и вроде как дождь должен ливануть, но уж солнца-то точно нет, слава богу. Так что собирайся, другого момента в ближайшее время может и не представиться.

Бросая в рюкзак необходимые вещи и облачаясь в сталкерский комбинезон, я размышлял: «Интересно, есть ли у нас, жалких остатков могучего человечества, шанс? Шанс когда-нибудь вернуться на поверхность, выйти из своих нор, не напяливая для этого специальные комбинезоны, не натягивая противогазы?

Как там сказал Илья? Слава богу? А где этот бог сейчас? И где он был, когда весь мир, треща по швам, разваливался на куски? Если он существует, почему не поможет своим творениям?

А с другой стороны, с какой стати?! Разве не люди виноваты в своем теперешнем положении? Разве не они собственными руками сотворили Судный день? Сказал же кто-то, что апокалипсис — это зло, обернувшееся против себя самого. Так достойны ли мы помощи, заслужили ли шанс после всего, что натворили?

С другой стороны, не все ведь были такие… Большинство из нас хотели просто жить, радоваться каждому новому дню, проведенному рядом с любимыми. И лишь единицы, возомнившие, что могут вершить судьбы миллионов, были по-настоящему виновны в случившемся. Это из-за них наша жизнь стала больше похожа на существование, из-за них мы вынуждены были забиться в крысиные норы, спрятавшись от солнца, теперь вселявшего в нас ужас.

Никто из нас этого не заслужил… Ни матери с детьми, не успевшие вовремя добежать до убежищ, ни старики, навеки оставшиеся прикованными к своим постелям. Ни загнанные под землю отцы, матери, сыновья и дочери, потерявшие в одночасье родных и вынужденные жить с этим всю оставшуюся жизнь. Ни мальчик Миша, мечтающий о рисунке города, в который он вряд ли поднимется в ближайшие годы…

Так есть ли шанс?..»

— Ну что, готов? — Илья, увидев, что я почти собрался, двинулся к выходу из брезентового жилища. Кивнув, я закинул собранный рюкзак на плечо и вышел из палатки.

Пройдя по платформе в конец зала, мы подошли к гермозатвору, где нас ждали трое сталкеров, смутно знакомых мне по предыдущим вылазкам. В последний раз проверив снаряжение, мы приготовились к выходу. Скрипя на разные лады, ворота открылись, и я первым шагнул на ступеньки ведущего вверх эскалатора.

— Удачи! — донесся сзади голос Петровича.

* * *

Выход из наземного вестибюля станции находился как раз через дорогу от входа в знаменитый когда-то Московский зоопарк. Теперь же парком его можно было назвать с большой натяжкой: территория больше напоминала непролазную лесную чащу, а ее жемчужина Большой Пресненский пруд — зловонное болото.

Жуткое место, я вам скажу. Уже само по себе жуткое, а если прибавить сюда еще и замогильную тишину…. Ни единого звука не доносилось из чащи: ни львиного рыка, ни волчьего воя, ни собачьего лая. Ни-че-го. Да лучше уж самый душераздирающий стон, чем эта гробовая тишина. Обмануть она, правда, давно никого не могла. Зоопарк был обитаем, и не один раз от знакомых сталкеров я слышал истории о пропавших в его окрестностях людях. Причем пару раз нашлись даже свидетели, видевшие, как утаскивали их товарищей, но вразумительно объяснить, что это были за твари, они не смогли. Территорию зоопарка старались обходить десятой дорогой, а сталкеры с окрестных станций не выдвигались на поверхность меньше, чем по четверо. Одним словом, гиблое это было место.

Стараясь не задерживаться, мы повернули направо, на восток. Представшая взгляду картина завораживала: неимоверных размеров здание вздымалось в небо над безликими развалинами некогда красивейшего города, словно маяк, стоящий высоко над морем. Всем своим обликом напоминало оно средневековый замок, мрачный и загадочный. Плывущие вверху тучи, почти касающиеся своими синюшными брюхами шпиля здания, только усиливали общее гнетущее впечатление.

Здание, строившееся на века, добросовестно выполняло возложенные на него некогда обязанности. Раньше я уже видел эти крепости, каменными исполинами застывшие в разных частях города, и каждый раз, разглядывая их величественные очертания, испытывал благоговейный трепет.

Смотровой периметр я разглядел сразу: огромные, выполненные в виде арок окна нельзя было спутать ни с чем. Что-то в них мне не понравилось, но чтобы выяснить все нюансы, необходимо было подняться наверх. Ближний к нам угол периметра был частично разрушен одной из четырех обрамлявших его башенок, провалившейся внутрь под воздействием какого-то неизвестного фактора. Конечно же, не все из сталинских гигантов сохранили свой первоначальный архитектурный облик. Время неумолимо, и насколько бы долговечными ни были эти памятники прошлой жизни, когда-нибудь и они канут в вечность. Махнув рукой, указывая направление движения, я первым двинулся вперед.

* * *

До здания добрались, соблюдая все возможные меры предосторожности и не встретив по пути ни единой живой души. Лишь далеко на севере мелькнула на фоне сгущающихся туч огромная крылатая тень и тут же пропала из виду. А еще из-за домов на западе донесся леденящий душу жалобный рев какого-то огромного, судя по звуку, существа.

Подъем занял некоторое время, но особых препятствий мы не встретили, благо внутри здание сохранилось также хорошо, как и снаружи. Видимо, сказывалась близость зоопарка с его таинственными обитателями, лучше всяких запоров отпугивающих отряды сталкеров.

На одном из последних этажей я сменил противогаз на респиратор, чтобы удобнее было работать. Вскоре мы добрались до смотровой площадки, представлявшей собой галерею, идущую по периметру здания. Здесь было холодно, правда, не настолько, чтобы замерзнуть, благо комбинезон был достаточно теплым. Пол усеивали обломки той самой башенки, которая, как я и предполагал, провалилась сквозь крышу площадки. Образовавшийся завал достигал крыши галереи.

Присмотревшись, я понял, что именно мне не понравилось в арках оконных проемов: простенки между ними были слишком широки, и из-за этого, чтобы сделать набросок панорамы города внизу, мне надо было бы подходить к каждому окошку по очереди. Сняв с плеча рюкзак, я поставил его на пол и подошел к проему в стене. Потом, оглядевшись и немного поколебавшись, решил залезть на крышу галереи, откуда обзор был много лучше. Пробубнив сталкерам о своих намерениях, я с превеликой осторожностью принялся взбираться по завалу, благо он оказался не особо крутым. Пришлось повозиться, но в итоге я все же осуществил свою задумку. Однако то, что я увидел, мне совсем не понравилось. Я, кажется, начал догадываться о причинах разрушения четвертой башенки.

По поверхности крыши шли длинные неровные борозды. Нужно быть совсем дураком, чтобы не понять, что это были следы от когтей. Но что за тварь оставила их? Что здесь произошло? Я подумал, что не хочу знать ответ. Каких же размеров должна быть эта тварь?

Поежившись, я решил, что лучше побыстрее закончить работу и окинул взглядом город, раскинувшийся внизу на многие километры вокруг.

Открывавшийся отсюда вид поистине захватывал дух. Я смотрел вниз, на остатки былого величия, и думал о том, как много человек потерял. В своем стремлении достичь во всем совершенства люди возводили гигантские сооружения, как будто желая достать до небес, возвыситься над миром. Но, по иронии судьбы, чем выше поднимаешься, тем больнее падать вниз. Вот и человек, однажды упав, остался лежать, поверженный собственной гордыней. И вряд ли когда-нибудь поднимется снова…

Или все-таки поднимется? Есть ли у нас шанс на это? Ведь дети не отвечают за грехи отцов, хотя зачастую и ощущают на себе их последствия… Так сколько еще нам терпеть эти последствия? Сможем ли мы когда-нибудь вновь подняться на поверхность, у которой нынче иные хозяева, и без опасения за свою жизнь остаться здесь навсегда?

Сильный порыв ветра оторвал меня от философских размышлений. Я одернул себя, тщась сосредоточиться, и, не забывая глядеть под ноги, принялся обходить башню с венчающим ее шпилем и смотреть по сторонам в поисках подходящего ракурса.

На западе, откуда мы пришли, не было ничего заслуживающего внимания, только развалины, оплавленные адским огнем. Далеко на севере виднелась Останкинская башня. Чуть накренившаяся и лишенная шпиля, сейчас она напоминала скорее почерневший от времени телеграфный столб, нежели предмет гордости жителей огромной страны. Чуть в стороне можно было увидеть кусочек Садового Кольца. Сотни автомобилей навеки застыли на месте, так и не достигнув пунктов назначения. Часть машин представляла собой обгоревшие каркасы, другие были просто покорежены. И все равно создавалось впечатление, что люди лишь отошли ненадолго и, вернувшись, снова рассядутся по машинам и поедут по своим делам. Но люди не возвращались уже двадцать с лишним лет. Лишь приходили иногда сталкеры и потрошили автомобили, растаскивая по частям.

Внизу шелестели ветвями под порывами ветра могучие деревья зоопарка. Даже сейчас, с такой высоты, мне не удалось ничего разглядеть под этим зеленым пологом. Лишь показалось, что снизу доносятся какие-то загадочные пощелкивания, хотя у меня и не было твердой уверенности в их реальности.

Я перешел на восточную сторону здания, заранее опустив взгляд — где-то там впереди находился Кремль. В метро о нем рассказывали много чего: и про биологическое оружие, якобы сброшенное на Красную площадь и скрывающееся где-то за стенами красного кирпича, и о звездах на башнях, гипнотическим светом заманивающих сталкеров в ловушку. Впрочем, находились и те, кто говорил, будто Кремля на самом деле уже давно нет, а все остальные этого не понимают или не хотят понять. Мол, всем хочется верить в нерушимость самого дорогого, любимого, вечного… Как бы то ни было, но проверять правдивость этих историй на своем опыте я не хотел, поэтому от греха подальше «миновал» взглядом это таинственное место.

Дальше располагался Новый Арбат. С одной стороны его обступали дома-книжки, непонятным образом избежавшие разрушения, с другой — обычные высотки, которым, однако же, повезло не так, как их собратьям на другой стороне улицы. Дальше, за домами, виднелся храм Христа Спасителя. Я слышал от сталкеров, что крылатые демоны, бороздящие теперь небо Москвы вместо птиц, свили себе гнездо прямо на куполе храма, рядом с крестом. Вот и думай после этого, есть ли бог на свете?..

С другой стороны, чего я, собственно, удивляюсь? В теперешнем мире, заключенном между границами станций и протянувшихся между ними туннелей, не осталось места для религии, для веры в какие-то высшие, светлые силы. Все это отошло на третий план. Оставались еще эти сумасшедшие иеговисты, бороздящие просторы метро в поисках последователей, но их бредни о скором пришествии Христа и избавлении всех от страданий давно уже никто не воспринимал всерьез. В остальном религия изменилась. Теперь, следуя всеобщему настрою, пророками новой эры стали сектанты всех сортов, от сатанистов с их воплями об адовых вратах до кришнаитов, по слухам, поселившихся на Октябрьском поле, или дикарей-идолопоклонников с отдаленных глухих станций. Но там, где не осталось веры, продолжала жить надежда. Надежда на лучшее, на возвращение прежних времен. На светлое будущее, в конце концов…

Вздохнув, я перешел на южную сторону. Впереди возвышались другие сталинские гиганты — здание МИДа и гостиница «Украина». Точно так же, как бывший «Дом авиаторов», они хмуро взирали своими незрячими глазницами на мир вокруг. Между ними я увидел Новоарбатский мост, переломленный под воздействием непонятной силы ровно посередине. А вдалеке виднелся еще один великан — МГУ. Где-то там, в его подвалах, имеющих, по слухам, выходы в метро, должен был находиться мифический Изумрудный город. Я не знал, было ли это правдой или очередной беспочвенной байкой, из тех, что так хорошо идут в дозоре у костра. И все же хотелось верить и надеяться, что сохранилась еще где-то в нашем дохлом мире цивилизация в том виде, в каком она существовала до Катастрофы.

Немного поразмыслив, я сделал выбор. Запад и восток отпали сами собой, а из южной и северной сторон я выбрал последнюю. Да и рисовать северный вид было удобнее прямо из смотровой галереи, благо пролом в стене давал довольно широкий обзор.

Кое-как спустившись вниз, я достал из рюкзака карандаши и другие необходимые для рисования принадлежности. Следом извлек свернутый в трубочку и слегка пожелтевший лист ватмана. Расстелив его на расчищенном участке пола, я уселся в основании завала и вновь оглядел раскинувшийся внизу город.

А что я, собственно, собрался рисовать? Крошащиеся развалины домов? Покореженную Останкинскую башню? Заросший зоопарк? Неужели таким Миша хотел увидеть город на этом заветном рисунке? Какие чувства может вызвать этот пейзаж, кроме отчаяния и тоски? Нет, не таким мы мечтаем видеть некогда прекрасный город…

Решение пришло само собой. Я наклонился к листу и принялся за работу. Я рисовал раскинувшийся передо мной пейзаж и чувствовал, как сердце начинает биться чаще. Потому что город — оживал.

Выровнялись бывшие когда-то развалинами дома. Несгибаемой стрелой устремилась в небо Останкинская башня. Пришли в движение автомобили на Садовом кольце. Из зоопарка исчезли огромные корявые деревья, которые заменили обычные зеленые насаждения, радовавшие взгляд еще двадцать лет назад. В вольерах появились фигурки здоровых животных. Подернувшийся рябью пруд пускал солнечные блики.

И люди… По улицам, спеша по своим делам или степенно прогуливаясь, ходили люди. Они не боялись ни радиации, ни тварей, ни солнца. Просто жили и радовались, даже не задумываясь о том, что им не нужно каждодневно бороться за свою жизнь.

Я не знаю, есть ли у нас шанс вернуть все обратно. Но надежда на это всегда будет жить в наших сердцах.

Дождь так и не начался, но на лист с рисунком все-таки упала одна-единственная капля.

Снаружи, разрушая наваждение, раздался протяжный, леденящий кровь вопль, и мимо пролома пронеслась огромная тень. Сильный поток воздуха, возникший при этом, внезапно подхватил лист ватмана и вынес его в отверстие. Я отчаянно закричал, бросился на четвереньки и, едва не вывалившись наружу, потянулся за рисунком. На миг пальцы коснулись края бумаги, но порывы ветра тут же унесли его прочь.

Внутри меня как будто что-то оборвалось. Я просто стоял на четвереньках и смотрел вслед своей памяти.

Вслед своей мечте.

Затем сзади раздался предупреждающий крик одного из сталкеров, почти слившийся с повторным воплем, донесшимся откуда-то сбоку и сверху. Последнее, что я почувствовал, был сильнейший рывок вверх…

* * *

Ни Слава, ни его сопровождающие к вечеру так и не вернулись. Илья не знал, что могло произойти, но понимал, что надеяться на что-то уже поздно, да и глупо. Сталкеров сейчас на станции ни одного не осталось, все разъехались по делам. И все же Илья несколько раз отправлял наверх, в вестибюль, пару-тройку простых бойцов в надежде, что те что-нибудь разглядят в сгущающихся сумерках.

В конце концов, Илья Петрович решил подняться сам. Облачившись в свой старый защитный комбинезон, он в полном одиночестве выбрался в здание наземного вестибюля. Ветер снаружи не стихал, усиливаясь с каждым часом. Видимо, гроза все же будет.

Илья стоял у входных дверей и смотрел на бушующую снаружи непогоду.

Внезапно под действием особенно сильного порыва ветра откуда-то с небес вынесло большой лист бумаги и прибило его к дверям. Илья, некоторое время в оцепенении глядевший на это, повинуясь неведомому порыву, рванулся вперед и, открыв дверь, схватил готовый улететь прочь лист.

Перед ним был невообразимой красоты рисунок города, как будто вернувшегося из прошлой жизни. У мужчины защемило в груди, когда он перевернул лист. Славиным почерком там было написано: «Миша, помни: любая мечта сбудется, если только ты этого захочешь».


Надежда никогда не исчезает. Умирая для одних, она всегда будет рождаться для других. Так же, как возрождается из пепла мифическая птица Феникс…


Лев Рыжков
СПРУТОБОЙ

Базарный день заканчивался, когда к Антону приблизился низенький, сутулый человечек с неприметным лицом.

— Чего тебе? — неприветливо буркнул парень, бросая быстрые взгляды по сторонам.

— Я от Деда, — негромко произнес незнакомец. — Он ждет тебя. Готова наживка.

Антон ощутил, как по телу пробежал холодок.

Как же не вовремя! Ведь именно сегодня ожидался хороший заработок: Антон должен был проводить домой зажиточного торговца обувью. Тот распродал свой товар настолько выгодно, что домой, на нижние уровни, в одиночку идти уже боялся.

— Передай, что я приду.

— Я посыльный для Деда, — жестко возразил незнакомец. — Но не для тебя.

С этими словами человечек растворился в толпе.

Обувщик, когда Антон сказал ему, что уходит, принялся заламывать толстые волосатые руки, даже вызвался прибавить полтора брикета. Но Антон знал, что если Дед зовет — надо идти. Деньги — это хорошо, но мечта — дороже…

* * *

Антон, конечно, готовился к этому событию. Копил деньги, добывал амуницию. Шутка ли: охота! Первая охота в его не слишком-то долгой жизни! И сегодня жизнь эта могла круто перемениться. Охотник — совсем другой человек, чем Антон был до сего дня. Удачная охота означала много брикетов и много вещей, ранее недоступных: дополнительная пища, ласка красивых женщин, даже возможность нанять работяг, которые будут носить его на носилках с уровня на уровень. С другой стороны, неудачная охота сулила гибель или участь, которая куда хуже. Такую же, что настигла его отца…

Это случилось больше трех тысяч дней назад, когда Антон был еще совсем крохой. За отцом пришли экопы. Тот не сопротивлялся, зная: попытайся он сбежать, и в заложники возьмут его семью. Мальчик запомнил последний взгляд отца. «Вот видишь, сын, — словно говорили его глаза, — до меня добрались. Ты все еще хочешь стать таким же, как я?»

Отец так и не вернулся. Антон знал, что его доставили в тюрьму, на самый нижний, придонный уровень. Через Законный шлюз отец, а вместе с ним и другие, такие же, как он, бедолаги, выходили в Зловонную Бездну. Существовали разные мнения насчет того, сколько подобных выходов может выдержать человек. Кто-то говорил, что самое большее — три. Давление в Зловонной Бездне таково, что плющит кости черепа и рвет в клочья ушные перепонки. Такова цена брикетов водорослей. А еще — легальных яств: подводных грибов и придонных червей.

Через триста дней Антон ушел из дома. Сначала отирался на рынке, выполняя пустяшные поручения торговцев, затем ему стали доверять более значительные дела. Антон успел пожить в верхних трущобах, сумев выжить там. И копил, копил амуницию в ожидании этого дня.

* * *

Антон не любил рынок. Он знал, что место это — плохое, опасное и грязное. Но сейчас, когда он покидал его навсегда, парню почему-то стало грустно.

Антон свободно ориентировался в этом кажущемся хаосе. Знал, где купить антиквариат и кто продает мясо. С тех пор, как он повзрослел, его часто нанимали постоять на шухере, в отдалении от прилавка, в случае опасности оповещая торговца о приближении экопов — в форме, но чаще — в гражданских лохмотьях.

Именно на рынке Антон завел нужные знакомства, и не только среди торговцев. Были среди его знакомых опасные типы с верхних уровней, но главное — те, что обитали над трущобами, на запретной территории. Туда-то Антон и держал сейчас путь.

Сама по себе Базарная лестница была широкой, но портило ее то, что на ней располагались трущобы. По обеим сторонам, прямо на ступеньках, стояли крохотные жилые конурки, собранные из обломков пластмассы, костного кирпича и даже бумаги. Тут и там ютились пестрые палатки, обтянутые ветхой тканью. Подняться наверх можно было только по грязной тропиночке между хибарами.

На втором пролете к Антону пытались привязаться какие-то залетные босяки, но, увидев, что нарвались не на простака, отстали.

На промышленные уровни с лестницы было не попасть: бронированные двери, ведущие к цехам по производству костного кирпича, кожи и опресненной воды, не открывались никогда. С нижними этажами, откуда поступало сырье, их связывали подъемники. Работяги же с верхних этажей шли на работу по специальным, нежилым и тщательно охраняемым лестницам. Нерадостная жизнь была у этих бедняг. Подъем по гудку, на работу — строем. Адский двенадцатичасовой рабочий день, стоивший всего два с половиной брикета. За опоздание или малейший проступок — штраф в виде урезания пайки. Конечно, Антону тоже случалось переживать не самые лучшие времена, но до такой степени отчаяния, чтобы записаться на фабрику, он не дошел ни разу.

Еще выше, за рабочими кварталами, располагался парковый уровень. Говорят, раньше там было красиво, даже росли в кадках диковинные цветы, в существовании которых Антон мог бы и усомниться, если бы не видел такие на нижних, богатых, уровнях. Была в парке и огромная ниша в полу. Рассказывали, что раньше там была вода, и в ней можно было купаться. Но это, конечно, относилось к разряду сказочек для дурачков. Зачем нужна вода, если ее и так вокруг башни полным-полно? Опасной, кишащей гадами и жуткими тварями воды. Хотя, если там была пресная вода, ее просто выпили.

Как бы там ни было, сейчас водяная яма была сухой, и в ней жили разные бедолаги, отребье трущоб. Обитали они не только в яме, но и по всему уровню. Антон знал, что жить в парке куда хуже, чем наверху. Верхних уровней экопы боятся, а в парке — хозяйничают вовсю.

Вообще-то парк считался местом собраний и гуляний. Сквозь стекло отсюда можно было посмотреть на морские глубины. Впрочем, ничего особенного там увидеть было нельзя. Морские гады там показывались очень нечасто, хотя чуть повыше; над мутным слоем, их было пруд пруди.

На парковом уровне стоял шум. Антон, хотя и торопился, остановился, прислушался.

— …а эти гады жиреют! — вопил кто-то из фабричных.

— Пайки урезать, разве это дело? — поддерживали его.

— Экопов в бездну! — надрывался какой-то горлопан.

— В безд-ну! В безд-ну! — скандировала толпа.

Там же Антон разглядел и стражей порядка, одетых в черную кожаную форму. Они кучковались, делая вид, будто ничего не происходит, хотя некоторые сжимали рукояти пластиковых дубинок.

Если бы Антон не торопился, он бы тоже вклинился в толпу и поорал вместе со всеми. Экопов он не любил. И за отца, и за многое-многое другое. Но путь его лежал еще выше.

Сразу за парком начинались трущобы. Пять уровней, куда экопы ходить боялись. И правильно делали: обитатели верха представителей власти, ох, как не жаловали.

Лачуги на этих уровнях лепились к стенам, пластмассовые и костяные коробки громоздились одна на другой. Пройти по полу было возможно не везде. От стены к стене здесь были протянуты веревки, на которых сохло убогое тряпье. Местные передвигались по сложной системе веревочных лестниц и связанных друг с другом водорослевых плетей, протянутых под самым потолком.

Антона, двигавшегося по лестнице, провожали настороженные взгляды. Впрочем, попадались среди местных бездельников и знакомцы.

Путь парня лежал еще выше — на самые верхние уровни, заходить куда боялись не только экопы, но и сами обитатели трущоб. Подниматься наверх рисковали только люди, которым терять было уже совершенно нечего.

Места наверху было много. Сквозь стекла можно было увидеть водяных чудищ. Да и вода была чище и светлее, чем внизу. А еще здесь можно было подхватить неизлечимую болезнь, от которой выпадали волосы и зубы, а тело покрывалось язвами. Впрочем, зараза прилипала не ко всем. Антону пока везло, хотя долго ли продлится везение, он не знал.

* * *

После многолюдья трущоб лестница на верхние уровни поражала пустотой, а звук шагов разносился гулким эхом. Хотя Антон знал, что безлюдье это — лишь иллюзия. Здесь тоже были люди, просто они не хотели привлекать к себе внимание. Обитатели верхних уровней могли скрываться в дальних, совсем темных углах лестничных площадок, за ветхими балками и грудами мусора.

На втором, запретном, уровне навстречу Антону вышли четверо.

— Ты кто? Чего надо?

Парень усмехнулся и сплюнул.

— А я его знаю, — прошепелявил один из стражей — безволосый здоровяк с мелкими язвочками на лице и кривом, будто мятом, черепе. — С рынка паренек. К Деду ходит.

— К Де-ееду! — протянул костлявый предводитель караульных, лицо которого Антону тоже было отдаленно знакомо. — Ну, тогда пошли, малец.


Дед обитал еще двумя уровнями выше. Он встретил гостя прямо на лестничной площадке.

Антон не переставал удивляться, что этот глубокий старик — наверное, пятидесятилетний, не меньше, живущий в самом заразном логове, умудрился сохранить волосы и часть зубов. Лицо Деда было худым, почти изможденным, с глубоко посаженными глазами, блестевшими в глазных впадинах, как светильники.

— Ты быстро добрался, — сказал Дед.

Антон промолчал, зная: чем больше ты молчишь, тем умнее выглядишь в глазах этого странного человека.

— Сегодня ты выйдешь на охоту, — продолжал Дед, и взгляд его сделался цепким и колючим, как у голодной акулы. — Амуниция твоя собрана. Вроде, всего хватает…

— Добрые люди помогли, — усмехнулся Антон.

Действительно, сам он копил бы еще с тысячу дней. Недостачу покрыл Дед, а Антон обязался возместить его расходы за триста дней после первой охоты. Дед, конечно же, рисковал. Он мог просто потерять потраченные брикеты, ведь отнюдь не каждый охотник возвращался не то, что с добычей, но хотя бы живым.

— И будут помогать, — на первый взгляд Дед лучился добродушием, хотя доброта его была колючей. — Я ведь твоего отца совсем еще молодым помню, зеленым…

Почему-то именно сейчас Антону не хотелось вспоминать отца.

— Где амуниция? — спросил он, вклинившись в задумчивую паузу собеседника.

Хранить незаконное оборудование в Башне было не самой умной затеей. Человек, у которого находили хотя бы часть охотничьего снаряжения, отправлялся в тюрьму у Зловонной Бездны. Поэтому снаряжение лежало здесь же, в угрюмых, наполненных эхом, пылью и доисторическим мусором владениях Деда.

— Ждет тебя, — усмехнулся Дед одной стороной рта. — Пошли.

Он провел Антона к тому, что могло показаться очередной пыльной кучей не пойми чего, но лишь на первый взгляд. Дед извлек из глубины маскировочного хлама аккуратно сложенный водонепроницаемый комбинезон, стоивший Антону полторы тысячи брикетов. За ним на свет явились два газовых баллона. Уж они-то, как прикидывал Антон, явно вели свою родословную к доисторическим временам. Сейчас делать что-то подобное не умел никто. Еще одним сокровищем был водолазный шлем. За него Антон отдал семьсот брикетов, и еще девятьсот внес Дед. Далее последовали более мелкие детали снаряжения, обойтись без которых подводному охотнику все равно было бы трудновато: гарпунное ружье, нож с изящной наборной рукоятью, сделанный здесь же, наверху, и трос из синтетического волокна (водорослям под водой доверия не было).

Без всяких колебаний Антон облачился в комбинезон и шлем. Дед помог укрепить за спиной баллоны. Гарпунное ружье Антон сжал в правой руке, предусмотрительно зафиксировав рукоять куском веревки, другой конец которой завязал вокруг пояса. Еще один отрезок синтетического волокна пошел на то, чтобы примотать ножны с клинком к внутренней части левой лодыжки. Остаток драгоценной веревки Антон также укрепил на поясе, обмотав свободный конец вокруг левого запястья.

Наблюдая за тем, как уверенно и четко собирается парень, Дед одобрительно качал головой.

— Пошли за наживкой, — произнес он, когда Антон закончил.

Они проследовали узким и пыльным коридором.

Хотя Антон догадывался, что увидит, он все равно вздрогнул. Оставалось надеяться, что шлем скроет его эмоции.

На полу лежало мертвое тело. Дед ловко, будто из воздуха, извлек кинжал и одним движением вскрыл брюшную полость и грудную клетку мертвеца — от ключиц до паха. Антона замутило. От того, чтобы извергнуть остатки съеденных за обедом водорослей, удерживало только опасение испачкать шлем.

— Это был плохой человек, — сказал Дед, запуская руку в образовавшееся отверстие. — Доносчик…

* * *

Здесь, у верхних заброшенных этажей башни, море кишело самыми разными тварями. Большими, очень большими и поистине гигантскими.

За выходом из шлюзов, как знал Антон, находилась небольшая площадка. Охотник должен был стоять на ней, стараясь никуда не сходить с этого места. Для этого и нужна была веревка. Упасть в воду было равносильно гибели. Плавать никто из людей не умел. Равно как и летать.

Знал Антон и то, что на охоте, как и в драке, все зависит от первого удара. Ты должен ударить метко, сильно и неожиданно для твари. Если промажешь или удар пройдет по касательной — пиши пропало.

Охота была очень опасным и абсолютно незаконным делом, однако доход оправдывал любой риск. Вкусное и питательное мясо морских тварей в Башне очень ценилось. Его — вяленое, сушеное и сырое — охотно покупали богатые жители нижних уровней. Никакого сравнения с любой легальной пищей: не только с водорослями, но даже с грибами и червями.

Экопы считали, что мясо распространяет заразу, ведь твари, за которыми шла охота, обитали в зараженной зоне. Охотники, торговцы и даже покупатели, уличенные в добыче, покупке, употреблении и хранении мяса, отправлялись в тюрьму, а оттуда — в Зловонную Бездну.

Насколько было известно Антону, порой мясо было действительно небезопасным. Случалось, что люди, отведавшие сверхдорогого деликатеса, лишались волос, зубов и покрывались струпьями. Заболевших экопы изолировали в госпитале на самом нижнем уровне. Об этом месте ходили жуткие слухи. Оттуда, как и из тюремного отсека, никогда и никто не возвращался. С другой стороны, говорили, что человек, который хоть раз попробует мясо, до конца жизни не сможет забыть этот вкус. Ему будет хотеться еще, еще и еще, и он пойдет на любые траты, лишь бы в очередной раз полакомиться опасной пищей.

О правдивости этих слухов, равно как и о вкусе мяса, Антон мог только догадываться. Сам он не пробовал его ни разу в жизни.

* * *

Антона, глядевшего на манипуляции Деда, мутило все сильнее. Хуже того, будущему охотнику казалось, будто он знал распластанного на полу человека — лысого, с бельмом на правом, кажется, глазу…

— Лови требуху, ковбой! — резко произнес Дед, шевеля ножом.

Антон подставил ладони и вдруг понял, что требуха — холодная. От этого стало еще хуже.

— Пошли!

Хотя Антон сотни раз представлял себе этот момент, он и подумать не мог, что его затошнит и что он просто будет ощущать себя идиотом. «Может, завтра?» — мелькнула трусливая мысль. И действительно, сегодня был непростой день: суета на базаре, да еще и эта требуха…

— Ты точно готов? — казалось, Дед читал мысли парня, как базарный грамотей — старинную книгу.

— Да, — как мог твердо ответил будущий охотник.

Дед объяснил, что сейчас он откроет первую шлюзовую камеру. Пусть Антон привыкнет к давлению. Вторая откроется «дистанционно». Этого слова Антон не понял, но переспрашивать не стал: Деду виднее.

Старик открыл тяжелую дверь, края которой были обиты плотной резиной, и кивнул:

— Вперед. Да, и еще одно… Я буду смотреть за тобой. Если что-то пойдет не так — открою шлюз. Постарайся продержаться, что бы с тобой ни случилось.

Антон перешагнул порог и оказался в совершенно пустом помещении, облицованном кафелем. Это делало его почти роскошным: в богатых домах кафель очень ценился.

Голову действительно будто сдавило тисками. Стало тяжело дышать. Впрочем, Антон с облегчением для себя понял, что ожидал чего-то худшего. Эту боль, как выяснилось, вполне можно было терпеть.

Открылась следующая дверь — стальная, изолированная резиной. За ней оказалась такая же комната, тоже пустая. Виски сдавило чуть сильнее, но все равно терпимо. «Держаться!..»

И вдруг хлынула вода. Антон пошатнулся, но смог устоять. Стараясь не поскользнуться, сделал первый шаг. Идти в воде было непривычно. Парень даже не знал, с чем сравнить это ощущение. Все его существо охватил страх. Антон знал, что вот-вот он упадет, и поднять его не сможет никакая сила.

Он пересек порог и оказался на небольшом — примерно в шаг шириной — выступе. Тот оказался скользким, поросшим водорослями.

Дальше Антон действовал инстинктивно. Он швырнул требуху вперед и вверх. Бросок был сильным, но вот улетела страшная ноша совсем недалеко. Темные ленты отвратительного груза медленно и плавно разматывались в воде.

«Теперь закрепиться». Ноги безжалостно скользили. Антон успел заметить увитый лохматыми буро-зелеными водорослями загнутый кусок арматуры и, размотав веревку на запястье, затянул на нем скользящий узел. А когда обернулся к краю выступа, то увидел, что на приманку кто-то клюнул.

Несусветно огромная тварь, жадно глотавшая требуху, была раз в пять-шесть больше человека. Каждый зуб — как копье. Охотиться на такое страшилище казалось сущим безумием. Антон замер, разом позабыв и о головной боли, и о пьянящих глотках чистого кислорода. «Трус проклятый! — думал он. — Давай же!» Но пошевелиться все равно не мог. Если он не станет двигаться, существо его не заметит.

Заглотив наживку, гигант развернулся и поплыл прочь. Провожая его взглядом, охотник едва не пропустил появление следующего чудища. Просто на краю поля зрения бесшумно и как-то гладко образовалась тень, напоминающая колпак с длинной рваной бахромой, размерами примерно с Антона. По сравнению с предыдущим чудищем — карлик. «Осьминог!» — понял парень, немало времени наблюдавший за существами сквозь стекло на заброшенном уровне.

«Первый удар должен быть внезапным, точным и сильным». Гадина, словно чувствуя взгляд Антона, выбросила в его сторону щупальца, и в этот момент охотник, вскинув ружье, нажал на спуск.

Стрела с прикрепленным к ней тросом исчезла во тьме, которую создавала туша твари. Тут последовал быстрый и мощный рывок. Натянувшаяся веревка врезалась в поясницу. Антон ощутил, как скользкая поверхность выступа уходит из-под ног: осьминог тащил охотника за собой.

Рывки следовали один за другим. Чудовище явно хотело уволочь человека подальше. Антону показалось, что сейчас его просто разорвет пополам. По счастью, тварь двигалась плавно и медленно, так что парень успел дотянуться до ножа на лодыжке и вогнать лезвие под упругую шкуру. Вода окрасилась темной чернильной кровью.

Спрут не желал отдавать свою жизнь задешево. Щупальца, точно руки великана, колотили по телу охотника. Казалось, голову Антона засунули в ведро, по которому лупят палками. Но человек, не обращая внимания, бил, кромсал, рвал тело твари.

А потом страшилище неожиданно ослабло, и все вокруг стало меркнуть.

«Я никогда не вернусь!» — подумал Антон.

Он не знал, как ухватиться за веревку. Сделать это — значило потерять добычу. Разум отключился. Сами по себе задвигались ноги, совершая быстрые и резкие движения, и вдруг показался выступ. Измученный охотник успел лишь заметить, что дверь шлюза открывается, толкнуть перед собой тушу и провалиться в темноту…

* * *

Антон не знал, сколько дней он пролежал в лихорадке. Помнил чьи-то руки, дававшие ему воду. Помнил, как одноглазый детина, латавший охотникам раны, пытался кормить его питательной водорослевой кашицей. Казалось, холод открытого моря проник под кожу, закрепился в мышцах и костном мозге. Антон послушно пил обжигающе горячий водорослевый чай, и холод отступал. Конечно же, ненадолго.

Несколько раз приходил Дед. Присаживался рядом и рассказывал истории из древних времен.

— Еще десять тысяч дней назад люди жили на суше. Их было много, в миллионы раз больше, чем живет в башне. Они жили на открытом воздухе. Неподалеку отсюда, на берегу, располагался большой и красивый город. Однажды важные люди решили провести здесь Олимпиаду. Знаешь, что это такое?

Антон слабо покачал головой. Из объяснений старика стало понятно, что в городе должны были состязаться силачи и самые быстрые бегуны со всего мира. Только почему-то эти состязания должны были происходить зимой. Что такое «зима» Антон тоже понял не сразу. Он пытался представить себе город, укрытый кристаллами льда, но даже разгоряченное лихорадкой воображение не помогало.

— Кроме силачей, на Олимпиаду должны были съехаться самые могущественные люди. Для важных персон строили роскошные гостиницы. Огромные здания, до самого неба…

Антон пытался представить небо, но впал в беспамятство, так что Дед завершил свой рассказ уже в следующий раз.

— Одну из таких гостиниц решили возвести под водой, — впитывал воспаленный разум Антона рассказ старика. — Она должна была стать самым шикарным зданием в городе. Сюда могли попасть лишь важные персоны и их свита. Был найден ровный участок морского дна на глубине почти ста метров, куда по особой технологии залили фундамент. Стройплощадку накрыли водонепроницаемым куполом, согнали рабочих. Одним из них был я. Строительство шло быстро. Надо было успеть к Олимпиаде. Уже через сотню-другую дней выросло несколько десятков этажей. Но не все шло так гладко. О строительстве прознали экологи — люди, защищавшие природу.

Антон опять перестал понимать, и Дед попытался ему объяснить и что такое «природа», напомнив смутно памятные горшки с растениями в парке.

— Между нами говоря, никакой природой на морском дне и не пахло, — вспоминал старик. — Это была точно та же зловонная бездна, что и сейчас. Дело в том, что наше Черное море делится на две части. В верхней, обитаемой, и сейчас полным-полно тварей. А вот в нижней вода насыщена сероводородом. В больших количествах это ядовитый и очень дурно пахнущий газ. Выжить там могут только водоросли, грибы и черви. Между двумя слоями есть преграда — особый слой. Он состоит из бактерий — маленьких, не видимых глазу организмов.

Антон не мог не восхититься тем, сколько всего знает Дед.

— Этот слой есть и сейчас. Его можно увидеть из трущоб. Обращал внимание, какая мутная там вода?

— Экологи не могли этого не знать, — заметил Антон.

— Ты совершенно правильно мыслишь, — одобрил Дед. — На самом деле в задачу этих людей не входила защита природы. Они хотели, чтобы богачи откупились от них, дали им денег. Только вот застройщики вовсе не хотели откупаться. И вдруг началась война.

В день, когда стало ясно, что состоится бомбардировка, экологи, до этого патрулировавшие воды над стройплощадкой на лодках с моторами, стали подбирать на берегу перепуганных людей и отвозить их в недостроенный подводный дом. Застройщики возмутились, но тут уже вмешались мы, работяги, и проучили кое-кого из этих уродов. Людей стали переправлять под воду — тогда еще работал специальный лифт, располагавшийся на надводной платформе. Мы все трудились, падая с ног от усталости. Кто-то провожал людей внутрь здания, кто-то мотался к берегу и обратно… А потом упала бомба…

Старик долго молчал.

— Тебе лучше не знать, что мы пережили, — наконец продолжил он свой рассказ. — Башня была охвачена ужасом, ведь не было никакой уверенности, что стены устоят. К тому же вода отнюдь не смягчает разрушительную силу взрывной волны. Но, по счастью, бомбили не сам город, в котором просто не было военных объектов, а либо Адлер, где располагались пограничники, либо Майкоп, где стояли военные части. Однако радиации было достаточно, чтобы уничтожить все живое. Ну, или почти все. Нам повезло еще и в том, что бактериальный слой не только разделял морские воды, но еще и плохо пропускал образовавшуюся после взрыва невидимую заразу.

— А что было дальше? — спросил Антон.

— Много всего происходило, — вздохнул старик. — Самым страшным временем оказалась великая зима на полторы тысячи дней, когда море покрылось льдом. Эту зиму пережили не все. А так… Ты, наверное, уже понял, что экологи захватили власть в Башне. Сейчас их называют экопами. Впрочем, насколько я знаю, все идет к тому, что этой власти они очень скоро лишатся. Смутные времена ждут нас, Антон. Очень смутные… Ладно, спи!

Несмотря на слова Деда, Антон еще очень долго лежал без сна, размышляя над его рассказом. Он пытался вообразить себе сушу, города, величественные здания, рощи, сады и небо. И еще хотелось надеяться, что где-то там, наверху, тоже остались люди. Мысль о том, что они выжили только в подводной башне, нагоняла странную тоску, подобной которой Антон раньше не знал.

* * *

Когда Антону впервые за десятки дней удалось встать на ноги, ему все казалось, будто идет он по воде. В коридоре стало легче — там можно было держаться за стены.

— Спрутобой очнулся! — услышал парень и переспросил срывающимся голосом:

— Спру… спрутобой? Кто это?

— Ты, — пояснил откуда-то из-за спины Дед. — Это твое новое имя. Как правило, оно дается охотнику в честь его первой добычи. Отец твой, например, был Медузником.

— А Пескарщика помните? — захохотал кто-то из охотников.

Рассмеялся и Антон. Почему-то делать это было больно.

Дед взял его за руку и подвел к стене. Высветилось неверное отражение. Антон не узнавал себя. Стекло показывало какую-то зверскую, испещренную шрамами, перекореженную рожу без возраста.

— Это… я? — не в силах поверить спросил парень.

Дед кивнул и спросил:

— Кто тебя научил плавать?

— Плавать? — оторопел Антон. — А разве я плавал?

— Да еще как! — усмехнулся старик. — Только благодаря этому мы с тобой сейчас разговариваем.

Кто-то из охотников принес мешок. Развязав его, Антон увидел брикеты. Такого количества денег ему еще не доводилось наблюдать.

— Это все твое, Спрутобой, — сказал Дед.

— Но… что мне с ними делать?

— А что хочешь, — хохотнул тот. — Вообще-то охотнику, оклемавшемуся после первой вылазки, не возбраняется поставить братве самогон.

— Конечно, — произнес Антон, все еще щупая лицо.

Неужели его жизнь могла измениться так быстро? Был простым юнцом с базара, а теперь — урод с кучей денег…

— Спрутобой, — тихо произнес парень, ощупывая свое новое лицо.

И хрипло засмеялся.


Константин Бенев
НОВОГОДНЯЯ ИСТОРИЯ

Посвящается нашим детям.


Эта удивительная история, как и подобает всем удивительным историям, произошла поздно ночью.

В одну из декабрьских ночей 2033 года на станции Балтийский вокзал спал мальчик по имени Саша. Спал и видел волшебные сны. Ему снилось, как добрые волшебники вместе с храбрыми воинами прогнали с поверхности злых духов и кровожадных чудовищ. Как добрые феи достали свои волшебные мешки и стали разбрасывать по ветру снежные хлопья. Как снежинки, кружась, падали на землю, дома, кусты и деревья, постепенно укрывая все вокруг пушистым, искрящимся покрывалом. Мир неуловимо менялся. Вот в окнах домов зажегся свет, за ним — и уличные фонари. Люди покинули свои подземные жилища и, ликуя, вышли на поверхность. Все поздравляли друг друга, обнимались и целовались. Взрослые тети и дяди лепили снеговиков, играли в снежки и резвились, как дети! Всюду слышался смех и гремели салюты, а над городом одна за другой зажигались золотые звезды…

Непривычные звуки спугнули сон. Мальчик открыл глаза. Снаружи, из-под двери, в комнату пробивались лучики света.

«Странно. Ночь же, почему на станции горит свет? — подумал Саша. — Может, что-то случилось?»

— Пап, мам, вы спите? — тихонько позвал он.

Никто не ответил. Саша приподнялся на кровати и огляделся — родителей в комнате не было.

Он встал, сунул ноги в холодные тапочки, подошел к двери и приоткрыл ее…

На станции вовсю кипела жизнь. Взрослые таскали какие-то огромные короба, складывая их у стены в торце платформы. Было видно, что коробки очень тяжелые, но люди работали с удовольствием, шутили и смеялись.

«Если что-то и случилось, то наверняка что-то хорошее», — подумал Саша.

— Тише вы, раскудахтались! Детей разбудите! — послышался чей-то голос.

«Что же там происходит?» — Саша залез на табуретку, чтобы лучше рассмотреть.

Среди тех, кто возился около стоящих в ряд коробок, он увидел маму. Она вместе с другими взрослыми доставала длинные пушистые ветки и крепила их к стоящему столбу.

— Не путать нумерацию! А то до утра не успеем! — услышал он голос отца.

«Что же это такое?» — мальчику было безумно интересно.

— Посторонись! Стекло пошло! — послышалось из зала.

К коробке с надписью «СТЕКЛО» подошла мама соседской девочки Юли. Осторожно разрезав верх коробки, она открыла ее, и… случилось чудо! В руках женщины вспыхнула ярким огнем звезда! По потолку и стенам станции забегали солнечные зайчики. Их становилось все больше и больше! Красные, синие, зеленые, желтые, оранжевые! Открыв рот, Саша смотрел на эту красочную метель и не верил своим глазам. Волшебный сон оживал! Да! Он верил и знал, что это обязательно случится… Из глаз мальчика потекли слезы. Впервые в своей жизни он плакал не от боли и страха, не от обиды или голода. Он плакал от счастья!

Саша слез с табуретки и сел на пол. Разноцветный снег кружился, заметая все плохое…

— Просыпайся, сынок, — услышал он голос мамы.

«Я спал? Это был сон…» Обида накатила волной. Мальчик открыл глаза, стараясь сдержать подступившие слезы…

Через открытую дверь он увидел: в глубине платформы стояла и сверкала огнями огромная елка! Она была увешана разноцветными шарами, гирляндами и игрушками, а ее макушку венчала огромная звезда!

— С Новым годом, сын! — улыбнулся отец.

Саша увидел, как открываются двери комнат, и на платформу выходят заспанные дети. Они терли ручонками глаза, щипали себя за кожу, не веря увиденному. А позади них стояли счастливые родители и плакали…

Пройдет еще немало лет, и эти девочки и мальчики, повзрослев и сами став родителями, выведут на поверхность своих детей. И там, так же, как и сейчас, их будут ждать настоящие новогодние елки! Будет падать пушистый снег, а на небе засияют волшебным светом золотые звезды! Сон обязательно станет явью! Надо только очень сильно и искренне в это верить!

Время быстротечно. Не хватает времени. Хоть бы немножко замедлить бег времени… Знакомые фразы?

Мы даже представить себе не могли, что когда-нибудь время закончится, остановится, перестанет течь. А оно вот взяло и остановилось… Проходят дни, недели, месяцы, годы, но ничего не меняется, все остается по-прежнему. Жизнь огорожена теперь не временными рамками, а имеет вполне реальные границы и очертания — стены станции и своды туннеля… Какой сегодня день? С утра был декабрь, а день… Не важно, какой теперь день.

Так было везде. И Фрунзенская, станция питерского метрополитена, не была исключением. Пока в один из вечеров время неожиданно не сдвинулось с места.


В небольшой комнатке, освещаемой керосиновой лампой, за столом сидела женщина и штопала одежду. Рядом с ней на кровати возилась девочка, разбиравшая свое нехитрое богатство: открытки, фотографии, картинки из старых журналов.

— Мам, а правда, скоро праздник? — спросила она.

— Праздник? Нет… Какой праздник? — смутилась женщина.

— Ну, как же? Вот! — удивилась девочка и показала матери открытку. На открытке были изображены новогодняя елка, Дед Мороз и пляшущие вокруг дети.

Женщина отложила свою работу.

— Вспомнила? Ну, ты и забывчивая! — с серьезным видом пожурила маму девочка.

— Забыла, — грустно улыбнулась женщина.

— А кто этот дедушка? — Аленка ткнула пальцем в открытку.

— Это добрый волшебник… Дед Мороз. Он всем приносит подарки, — механически ответила мать. И только потом поняла, что совершила ошибку.

— Подарки?! — обрадовалась девчушка. — Ура!!! Подарки!!! Всем-всем?

— Нет. Только тем, кто хорошо себя вел, и у кого хорошие оценки в школе…

— Ура!!! У меня хорошие оценки в школе!!! Дедушка Мороз принесет мне подарок!!!

— Аленка, успокойся! Ну что ты так? Спать пора уже.

— Мам, а что он мне подарит?

— Что попросишь у него в письме, то и подарит, — опять смутившись, ответила мать.

— Письмо-о-о? — удивилась Аленка.

— Да.

— Мам, я напишу письмо и сразу лягу спать. Мо-о-жно?

— Можно. Пиши, — улыбнулась мать.

Девочка взяла карандаш с листком бумаги, села за стол. Долго не могла начать — все думала о чем-то…


ЗДРАВСТВУЙ, ДЕДУШКА МОРОЗ! ПИШЕТ ТЕБЕ АЛЕНКА. МНЕ 7 ЛЕТ. Я ЖИВУ С МАМОЙ И ПАПОЙ НА СТАНЦИИ ФРУНЗЕНСКАЯ. Я СЕГОДНЯ УЗНАЛА ОТ МАМЫ О ТЕБЕ, ЧТО ТЫ ДОБРЫЙ ВОЛШЕБНИК И МОЖЕШЬ ИСПОЛНИТЬ ЛЮБОЕ ЖЕЛАНИЕ. ПОЖАЛУЙСТА, СДЕЛАЙ ТАК, ЧТОБЫ МОИ ПАПА И МАМА ВСЕГДА БЫЛИ ЗДОРОВЫ! А Я ОЧЕНЬ ХОЧУ КУКЛУ, У МЕНЯ НИКОГДА НЕ БЫЛО КУКЛЫ. СПАСИБО!

АЛЕНКА С ФРУНЗЕНСКОЙ

— Мама, я написала, — радостно сказала девочка и протянула листок матери.

— Ты моя умница! Ни одной ошибки! — растрогалась женщина и поцеловала дочку.

— А как мое письмо попадет к Дедушке Морозу?

— Мы отдадим его папе, когда он вернется с работы, а завтра утром он отнесет его в специальное место.

— В специальное место? — округлила глаза девчушка.

— Да! — улыбнулась мама. — А Теперь иди, ложись спать.

— Только не забу-у-удь! — пригрозила пальчиком девочка.

— Не забуду! Спокойной ночи! — рассмеялась женщина.

Увлеченная своими мыслями и предстоящими событиями, Аленка быстро заснула. Мать сидела рядом и смотрела на нее. Как же быстро пролетело время! Еще совсем недавно они с мужем принесли ее сюда маленькую — утонула в подушке, когда туда положили. Радовались ее первому смеху, первым шагам. Ждали первых слов. Наблюдали, как она открывает для себя окружающий мир, удивлялись и радовались вместе с нею. А потом все стало обыденно, буднично… Даже и не заметили, как она повзрослела…

Открылась дверь, и в комнату вошел мужчина в мокром комбинезоне. Положив шлем возле двери и стянув сапоги, он присел на стул.

— Устал? — обратилась к нему женщина.

— Есть маленько… Протечка в туннеле. Еле справились. Как Аленка?

— Аленка… — вздохнула женщина. — Проблемы у нас с тобой, Леша.

— Проблемы? — нахмурился муж.

— Вот, почитай.

Мужчина взял листок и начал читать. Дочитав до конца, он улыбнулся:

— Маш, как она узнала-то?

— Открытки…

— Ну, какая же это проблема? Завтра к Палычу схожу, что-нибудь придумаем.

Ты мне лучше чайку налей. Думать завтра будем. А сейчас чайку — и спать.


Рано утром, перед тем, как отправиться на объект, Алексей заглянул к своему старому другу. Николай Палыч был местным Кулибиным, Айболитом, психологом и просто золотым человеком. К нему все бежали со своими проблемами и всегда находили поддержку. Больше Алексею и обращаться было не к кому: если Палыч не поможет, никто не поможет.

— О, привет, бродяга! — обрадовался тот. — Что стряслось?

— Ничего от тебя не скроешь! — улыбнулся Алексей.

— В шесть утра-то? Ну да, скажи — пришел на кроссворд и пиво, — подмигнул Палыч.

Ну, выкладывай.

Алексей в двух словах объяснил ему цель своего визита и дал прочесть письмо.

— Радоваться надо! — довольно рассмеялся Палыч. — В Деда Мороза стали верить! В чудеса! Это же здорово!

— Беда в том, что если я ей теперь Деда Мороза не изображу, тут-то ребенок в чудеса верить и перестанет. Навсегда. А рано…

— Погодь. У меня знакомый есть с «Балтийского»… Они там недавно елку нашли огромную, с игрушками. Хотят ее к Новому Году собрать, детишкам сюрприз сделать. Время у нас с тобой еще есть. Так что я на днях доберусь до них, что-нибудь придумаем!


Прошел день, второй… Аленка по нескольку раз в день проверяла все углы комнаты в надежде найти подарок. Но ничего не находила. А мать с отцом не находили себе места. Палыча не было, и спросить было не у кого. И вот настало 31 декабря.

Был нерабочий день. Праздники из прошлой жизни особо не отмечались, и единственным подарком для взрослых в эти дни были выходные.

Аленка проснулась ни свет, ни заря. Пройдя по комнате и осмотрев все вокруг в очередной раз — даже за дверью — она вернулась и села на кровать. «Наверно, письмо не дошло до Деда Мороза. Или его похитили злые волшебники, — думала она. — Ничего, он обязательно их победит и придет».

И тут послышались прерывистые гудки электропоезда. Сигнал приближался, звучал все громче и громче. Кажется, кто-то хотел перебудить всех обитателей Фрунзенской, и ему это удалось! Вот зажглось освещение, за дверью послышались шаги, а потом и радостные возгласы.

— Что у них там стряслось? — вставая с кровати, пробормотал Алексей.

Аленка надела тапки и подошла к двери. Как раз в этот момент в нее громко постучали. Девочка открыла. На пороге стоял старик с длинной белой бородой, в красном кафтане, красной шапке и в сапогах. В одной руке у него была длинная палка, а в другой — большая коробка.

— Ты Аленка с Фрунзенской?! — громко, нарочито низким голосом спросил старик.

— Дедушка Мороз? — удивилась девчушка.

— Узнала! Умница! — рассмеялся тот.

— Урааа!!!! Я так ждала тебя!!! Я знала, что ты обязательно придешь!!! — Аленка прыгала, крутилась, хохотала.

— Получил я твое письмо. Ну, держи, — старик протянул ей коробку. Аленка открыла крышку и обомлела: кукла. Нет, КУКЛА! Огромная, кудрявая, в ярком платье, с бантами, сумочкой и туфельками! Та, о которой она мечтала!

— Спасибо! — прошептала девочка и обняла Деда Мороза за ногу.

— Давай, Аленка, собирайся. Зови своих друзей, всех зови. Мы отправляемся на елку!

— На елку-у-у?! — удивилась она.

— Да! На елку!

— Я сейчас, я мигом! — Аленка схватила куклу и выбежала на станцию. Следом за ней — отец:

— Ален, ты куда?

— А вас, Штирлиц, я попрошу остаться, — услышал он за спиной знакомый голос.

— Палыч? Ты?!

— Богатым буду! — рассмеялся Дед Мороз.

— Дружище! Век не забуду…

— Да будет тебе, — смутился Палыч. — Аленке твоей спасибо за то, что верит в хорошее! Если бы не она, не заварили бы такую кашу, — сказал он, показывая в сторону туннеля.

В глубине платформы на путях стоял поезд, богато украшенный новогодними гирляндами и мишурой. Дети бежали к нему, поскорей занимали места. Несколько мгновений — и оба вагона состава были полны.

— Отправляемся на елку! — торжественно провозгласил Дед Мороз.

Прозвучали предупредительные гудки, и поезд двинулся в путь.

Аленка сидела у окна. Мысли в ее голове носились с той же скоростью, что и провода за окном вагона. Как же хорошо, что она успела написать Дедушке Морозу письмо! Теперь все исполнится, и родители будут здоровы! А потом можно еще столько желаний загадать! Надо только очень сильно верить, и все обязательно сбудется!

А пока Аленка вместе с другими детьми Фрунзенской мчалась к елке — встречать Новый Год!


Еще один день подземной жизни обитателей станции «Фрунзенская» подходил к концу. Вот уже и станционные лампы начали мерцать. Еще несколько минут, и они погаснут, а из громкоговорителя польется мелодия давно минувших дней: «Ленинградское время — ноль часов ноль минут». Послышался скрежет металла — начали свое движение гермоворота.

На Фрунзенской наступала ночь. Темнота и мрак медленно просачивались в помещение сквозь щели и вентиляцию, заполняя станцию ночными кошмарами. Начинали свое движение призраки, туда-сюда засновали стайки крыс. Так будет до тех пор, пока лампы, уже много лет заменяющие под землей солнце, не загорятся вновь, возвещая о начале нового дня, и из динамиков не польется до боли знакомая каждому питерцу песня «Город над вольною Невой…» А пока… Ночь…

В глубине станции виден едва различимый источник света, полоска, пробивающаяся из-под двери. За дверью, в небольшой комнате, сгорбившись над столом, сидит человек. Зовут его Николай Павлович Левченко, Палыч. Душа-человек. Тот, к кому за помощью приходят со всех окрестных станций.

Он что-то увлеченно чинит. Больше в комнате никого нет, за исключением кота Марсика, калачиком свернувшегося на кровати. Случайно встретившись когда-то, они с тех пор не расставались. Кот сладко спит, временами лапки его начинают загребать — словно он бежит куда-то.

— Ну-ну, понеслась охота, — улыбается Палыч.

Время идет. Вот стрелки перевалили за полночь. Два часа. Чай в кружке давно остыл, но мастер к нему так и не прикоснулся. Три часа.

Когда стрелки стали приближаться к трем сорока, Палыч бросил инструмент. Руки, а затем и все тело мужчины мелко задрожали.

Это началось давно. Каждую ночь воспоминания накрывали его грудой рухнувших обломков, накрывали с головой, мешая дышать. В такие минуты он, потеряв ориентацию, метался в темноте, наполненной стонами и криками о помощи. Каждую ночь…


Николай Павлович был человеком военным. Разное случалось с ним и его товарищами, и плохое, и хорошее. Хорошего, пожалуй, было больше, но лишь до поры до времени. Пока не вспыхнул в полную силу Кавказ.

Его группа должна была охранять спокойствие в районе Домбая, в то время, пока правительство с высокими гостями проверяло новую горнолыжную трассу. Не служба, а подарок! А потом наступила та ночь. Их накрыло плотным минометным огнем ровно в 3.40, когда все сладко спали, досматривая седьмой сон. Многие погибли мгновенно. Другие… Другие вместе с ним пытались организовать оборону, и гибли, гибли один за другим у него на глазах.

Сережа Симонов… У него была разорвана спина, и сквозь рану виднелось сокращающееся легкое… Жил после страшного ранения около часа, все просил позвонить домой и сказать, что у него все хорошо…

Гриша Гусев… Потеряв ногу, он, пока мог, продолжал бой и спас многих…

Андрей Белов… Меткий, зараза! Если бы не его прицельный огонь из пулемета… Скольких он спас тогда… Такого парня…

Атака была отбита к утру. Красное солнце, красный от крови снег. Кровавый рассвет…

После той ночи Палыч подал в отставку. «Звезду Героя», полученную за тот бой, он сразу же спрятал в карман.

Сережа, Гриша, Андрей. Десятки других. Молодых, не спасенных им. Изматывающие, жуткие видения…

Он уснет только под утро, прямо за столом. Все понимающий кот подползет и прижмется к хозяину всем телом, согревая… А наутро его разбудил Алексей с дочкиным письмом к Деду Морозу.


Разобравшись с делами, Левченко отправился на станцию Балтийский вокзал. Несмотря на глубокую ночь, жизнь на станции била ключом: кто-то развешивал мишуру и гирлянды на фонарях, кто-то вырезал из бумаги снежинки и расклеивал их на стены и колонны. А прямо посередине платформы, переливаясь всеми цветами радуги, стояла новогодняя елка. Атмосфера праздника, светлого, сказочного, забытого, казалось, навсегда…

Палыч так и стоял бы с открытым ртом, наблюдая за происходящим, если бы его не окликнули.

— Николай Павлович! Коля! — Захар Баженов, начальник «Балтийского», радостно улыбался.

— Капитан! — Левченко распахнул объятия.

— Рад! Рад видеть! Какими судьбами?

— Да вот… — гость замялся. — Дело у меня тут одно… Деликатного свойства…

Читая Аленкино послание Деду Морозу, начальник «Балтийского» улыбался в усы. Закончив чтение, он хитро, с прищуром, взглянул на гостя.

— Что ж, грешно не помочь. Только, — Баженов сделал многозначительную паузу, — есть и у меня одна просьба. Деликатного, — он больше не мог держать серьезную мину, — свойства.

— Проси, что хочешь! — решительно сказал Палыч.

— Дед Мороз нам нужен. Ты как?

Мужчина сделал вид, что раздумывает.

— А Снегурочка будет? — спросил он.

— Организуем.

— А кто? — начал привередничать Палыч.

— Зиночка с Литейного, — Баженов внимательно посмотрел на гостя: как-то тот отреагирует на его слова.

— Зи-иночка?! — удивился Палыч.

— Она. А что, тебя что-то не устраивает? — хитро глянул начстанции.

— Нет. Нет-нет. Все… Устраивает все. Ты… Капитан… Вообще-то праздник детский был… Но теперь он и для меня… Спасибо! — как-то вдруг совсем по-юношески разволновавшись, покраснел Палыч. — Устраивает!

Предпраздничная суета полностью поглотила Палыча, уходить с «Балтийского» он не торопился. Да и куда идти, когда здесь столько забот! Левченко со своими золотыми руками, был нарасхват. Времени на разучивание роли почти не оставалось. Но он был рад и, поручив Марсика заботам местной ребятни, полностью погрузился в работу. Задумка была грандиозной: привезти на праздник всех детей с соседней Фрунзенской. Как они старались, что только не придумывали! В результате уже к концу второго дня и вагоны, и собственно дрезина превратились из унылых, потрепанных временем средств передвижения в сказочные домики на колесах. Уставал он страшно, да и волновался не меньше. В ночь перед отправкой Палыч впервые за столь долгое время заснул почти мгновенно…


Встав утром пораньше, он облачился в костюм Деда Мороза, наклеил бороду, усы и еще раз произнес речь перед зеркалом. До Фрунзенской на поезде — всего ничего, не успеешь оглянуться. Сказать, что Левченко волновался — не сказать ничего: «Только бы все прошло хорошо! Многие дети даже не слышали об этом празднике. Нам было не до сказок, и мы перестали их рассказывать детям! А им так нужно верить в хорошее, в то, что добро победит зло. В то, что есть чудо. В то, что в этом мрачном мире осталось место для радости, для любви… Впрочем, только ли детям? Нет, сказка нужна всем. Не будет сказки, веры в чудо — и мы все точно вымрем…»

Машинист дал сигнал.

— Фрунзенская. Дед Мороз, на выход! — засмеялись бойцы сопровождения.

Палыч вышел из вагона и первым делом направился к комнате Алексея. Разбуженные сигналами поезда обитатели станции открывали двери и выглядывали наружу, а, увидев, что за чудо стоит на путях, выходили на перрон. Заспанные, ничего не понимающие, они тихо переговаривались, не решаясь подойти и расспросить прибывших о том, что же все это значит. А потом из поезда вышел Дед Мороз в шубе, с посохом, с бородой и усами, и их лица приняли такой вид, что Палычу стоило огромных усилий не рассмеяться.

Вот и нужная дверь… Палыч достал из мешка коробку с куклой и принялся еще раз повторять текст, но, услышав шаги за дверью, громко постучал.

Дверь открыла сама Аленка. Она была уже одета — как видно, ждала его.

— Ты Аленка с Фрунзенской?! — Палыч постарался изменить голос, а тот возьми и дрогни.

— Дедушка Мороз? — удивилась девочка.

Кто бы сказал Палычу раньше, что он будет волноваться куда больше, однажды изображая Деда Мороза, чем переживал маленьким мальчиком, когда заснеженный волшебник к нему пришел впервые, — не поверил бы. Но, глядя в глаза Лешиной дочке, он вдруг и сам начинал верить, что чудеса еще вернутся в этот выжженный мир.


Оба вагона новогоднего состава быстро заполнялись галдящей, веселой детворой. Они рассматривали сказочное убранство, подходили и пытались потрогать Деда Мороза, все еще не веря в реальность происходящего.

Взгляд Палыча упал на бойцов сопровождения. Молодые сильные парни, конченые циники… смешно, совсем по-детски шмыгали носами. Плакали?! Да он и сам готов был зареветь: в носу защипало, глаза увлажнились… «Стоять!» — приказал он себе, а вслух предложил:

— А, ну-ка, ребятки, давайте песни учить, новогодние! — и срывающимся голосом запел: «В лесу родилась елочка…»

Ему вдруг пришло в голову, что эти дети не знают, что такое лес, и никогда не видели елки. «Ничего. Все еще впереди! Будет лес. И елки, и березы!»…


Дмитрий Ермаков
НАСТОЯЩИЙ НЕМЕЦ

Спасибо всем, кто верил в меня и поддерживал, и особая благодарность Сергею Кузнецову!


С оглушительным воем падал с высотки МГУ подстреленный птерозавр. Только минуту назад он, неторопливо спикировав с сумрачных небес, уселся на шпиль полуразрушенного здания, высматривая добычу. Величественный, уверенный в своей силе. Гроза небес, царь хищников. Но вот одна за другой в кожистое тело ударили три пули, выпущенные с поразительной точностью — и где оно, величие? Превратилось в груду костей и кровавого мяса…

За первым хищником появился второй, но и его достали меткие выстрелы. На растрескавшемся асфальте забилось в конвульсиях могучее тело ящера, и его стекленеющие глаза еще успели увидеть, как вынырнули из развалин и торопливо перебежали открытое место два человека: один с автоматом, другой с винтовкой…

Люди в очередной раз доказали, кому по праву принадлежит трон в этом изувеченном радиацией царстве хищников.

* * *

У сталкеров Москвы было два основных способа пробираться через руины города.

Один можно было условно назвать «тихим». Это значило, что люди, не успев выбраться за пределы спасительного метро, тут же кидались самым кратким путем в заданную точку, стараясь не привлекать к себе излишнего внимания. Про таких говорили, что они «просачиваются». Всем был хорош этот алгоритм действий, а особенно тем, что в разы увеличивал шансы вернуться домой живыми и невредимыми.

Но был и второй способ — «громкий». Те, кто предпочитал шуметь, не крались осторожно вдоль стен, а шли напролом, выбривая все живое шквальным огнем и приводя врагов в замешательство своей Наглостью и безрассудством. Про таких говорили, что они «прорываются». «Громкий» способ выбирали или полные идиоты, или очень уверенные в себе люди. И если первые обычно оставались наверху навсегда, то вторые с завидной регулярностью возвращались на родные станции.

Гельмут и Фридрих-Вильгельм (он же Вилли, он же Ваня) принадлежали ко второй категории. Во всех смыслах.

Друзья еще не успели покинуть вестибюль станции Ленинский проспект, а над развалинами города уже гремела настоящая канонада.

Стоило роже очередного чудовища показаться в каком-нибудь окне, как туда отправлялась разрывная пуля снайпера Вилли. Стаю псов, появившуюся из подземного перехода на площади Гагарина, выкосил в упор из «калаша» Гельмут. Ну, а те, что убереглись от пуль, получили в подарок гранату. Боеприпасов сталкеры не жалели.

Досталось даже Юрию Алексеевичу. В горячке боя Вилли с дурных глаз принял памятник за чудовище. Великого человека спас Гельмут, отвесив зарвавшемуся другу хороший подзатыльник. Прекратив акт вандализма, сталкер картинно поклонился оскорбленному монументу великого человека, хотя первому в мире космонавту было все равно. Торжественно возносился он в сумрачное небо, навеки застыв, точно столпник (были давным-давно такие святые мученики, что жили всю жизнь на столбах) на вершине постамента. Он был такой же невозмутимый и величественный, что и до катастрофы, лишь немного покосился да поблек без чистки. Да и что ему будет? Он же памятник…

Оставив позади Гагарина, Гельмут и Вилли промчались через площадь. После чего, не переставая щедро раздаривать жителям поверхности свинцовые сувениры от человечества, понеслись со всех ног по бесконечной улице Косыгина. Тут-то и попались им под руку несчастные птерозавры.

Разобравшись с ними, напарники хотели уже продолжать путь, но вдруг Гельмут застыл на месте, уставившись куда-то поверх головы Вилли. Тот на всякий случай вскинул ружье, но, обернувшись, понял, что так поразило его напарника.

Перед ними была Москва.

Сталкеры стояли на самой высокой точке великого города. На той самой знаменитой смотровой площадке, откуда миллионы людей десятки лет подряд любовались прекрасной панорамой города. Теперь созерцать можно было лишь причудливость развалин.

За больным, безлиственным лесом, простиравшимся прямо от площадки и до подножия горы, видна была река, давшая когда-то этому городу его имя. В реке грудой обломков лежала станция метро Воробьевы горы, развалившаяся во второй и теперь уже последний раз. Немного дальше сквозь спутанные ветки деревьев и кустарника просматривались обрушенные стены монастырских построек; они не устояли перед страшной силой взрыва, но даже сейчас поражали воображение своей красотой и мощью. Еще дальше виднелись развалины спорткомплекса, напоминающие руины римского Колизея. Сильно обвалившийся, но не ставший от этого более нелепым комплекс небоскребов Москва-Сити, самый дорогой и самый амбициозный проект Москвы, который, увы, так и не успели закончить… А еще далеко-далеко, на невообразимом расстоянии, едва просматривались знаменитые звезды Кремля, горящие неестественно ярко. И, как ни трудно в это поверить, даже на таком расстоянии звезды тянули к себе людей, как мощные, сверхсильные магниты!

Вот и Гельмут поддался наваждению и шагнул к обрыву. Увидев это, Вилли как следует тряхнул приятеля и довольно бесцеремонно вытолкал с площадки:

— Schnell, schnell![8]

Кремлевские звезды нехотя отпустили их.

* * *

Они познакомились на Маяковской, в далеком 2015 году.

Гельмут Охриц, интеллигентный, образованный человек, был немец. Самый что ни на есть настоящий, из Дрездена. Какой ветер занес его на родину Пушкина и Толстого, знал только сам Гельмут. Так или иначе, но он жил теперь в России. И работал он тоже в России — играл в кино. В эпизодах. Конечно же, преимущественно немцев. Надо было изобразить гестаповского зверя? Нет проблем. Штандартенфюрера СС? Сколько угодно. Просто обычного немца, ученого или политика? И это запросто. Тем и зарабатывал на жизнь. К 2012 году Охриц уже и водку пил, как русские, и толкался в метро, как русские, и даже думать начал по-русски.

Иван Иванов, парень простой и немного грубоватый, был личностью в своем роде уникальной. Будучи русским до седьмого колена, после переселения в метро Ваня в какой-то момент вдруг уверовал, что он… немец.

Было ли это следствием радиации или просто кто-то хорошо по голове настучал, сие неизвестно. Но факт оставался фактом — на двадцать первом году жизни на свет вместо Иванова Ивана появился Фридрих-Вильгельм. Незнание немецкого языка и германской культуры его ни капли не смущало. Хотя… На уровне собачьего лая немецкий-то он знал. Ивана, с его безобидной немецкой руганью, сначала объявили блаженным, а потом, когда он всем изрядно надоел, с позором выкинули с Боровицкой…

Попав на Маяковскую, Иван тут же прибился к Гельмуту. Тот пожалел парня и взял под свою защиту. Но на этом его участие кончилось — немец и сам никак не мог придумать, как прокормить себя и свою молодую спутницу: заработать здесь на пропитание стало, увы, почти невозможно. Судьба улыбнулась Гельмуту на второй день после прихода Вилли-Ивана. Крепкие ребята из Рейха, услышав, как смачно Охриц материться на родном языке, пригласили немца к себе. Тот не раздумывал, а заодно предложил взять с собой и Ивана. А что? Парень крепкий, пригодится…

Оба немца, настоящий и «фальшивый», пришлись в Четвертом Рейхе ко двору. Гельмут со спутницей получили в полное владение жилое помещение на Тверской, трехразовое питание и вообще все, что душе угодно. В обмен за это немец был обязан учить жителей Рейха языку и писать идеологически выверенные лозунги «а-ля доктор Геббельс». И не было у экс-дрезденца ученика старательней и товарища преданней, чем бывший Иван, а нынешний Фридрих-Вильгельм…

Он пошел за ним и в тот день, когда Гельмут и его женщина бежали из Рейха.

* * *

Евгений Леонов, наверное, был бы рад. Если бы имел возможность радоваться.

Увы, он был всего лишь статуей, маленьким, похожим на насмешку памятником на Мосфильмовской, что когда-то едва выглядывал из-за кустов… Экскурсоводы честно говорили туристам, проезжающим мимо в автобусах, что вот здесь, в сквере, установлен памятник великому артисту в образе Доцента из «Джентльменов удачи». И туристы честно выглядывали из окон, но автобус мчится быстро, окна высоко… Лишь те, кто заходил в сквер, могли полюбоваться трогательной бронзовой фигуркой.

Но теперь, в 2033 году, все изменилось.

Нет, памятник не подрос — таких чудес не бывает даже в постъядерном мире. Просто все вокруг исчезло, рассыпалось в бетонную крошку, сгорело или было разломано. Лежал в руинах ужасный «Небоскреб на Мосфильмовской». Обветшали громадные павильоны знаменитой киностудии. Никто никогда уже не снимет здесь грандиозный фильм о Войне, уничтожившей мир… Зияли пустыми провалами окон здания посольского городка: и изящное представительство Болгарии, и резиденция посла Германии, что была мрачной без всяких войн.

И вот сейчас настал звездный час Леонова. Сгорели кусты, рассыпались здания — и крошечный монумент сразу стал и больше, и солиднее! Правда, теперь на него некому стало любоваться, но тут уж, как говорится, или дудочка, или кувшинчик…

* * *

— Deutche Soldat capituliert nicht![9] — промычал Вилли, как всегда не в тему, и вскинул винтовку так резко, что чуть не стукнул Гельмута по руке.

«Идиот ты, а не „дойче сольдат“», — беззлобно подумал тот, поправляя каску, и промычал в ответ: — Послушай, Вань…

— Nein! Ich bin Friedrich-Wilhelm![10] — последовало в ответ.

— Ладно, черт с тобой, Фридрих-Вильгельм. Что на этот раз случилось?

Как и следовало ожидать, слов Ивану не хватило, он лишь молча ткнул стволом ружья куда-то вперед. Гельмут присмотрелся… и тут же сам рванул с плеча АКСУ. Рано, рано он расслабился, успокоенный идущей, как по маслу, операцией: впереди, прямо по курсу, стояла, вытянув вперед огромную лапу, приземистая, абсолютно черная фигура неизвестного существа. Таких тварей закаленному в боях немцу видеть еще не приходилось! Была она опасна или нет, Гельмуту проверять не хотелось.

— Вот что, — проговорил он, придвинувшись к напарнику почти вплотную, — ты оставайся тут, я вперед. Понял?

— Verstehen, ja![11] — закивал в ответ Иван так старательно, что с головы свалилась каска.

— Ну, хотя бы за тыл я спокоен! — вздохнул Гельмут и, пригнувшись, перебежал улицу. Там он вжался в стену полуразвалившегося здания и осмотрелся, а убедившись, что Иван-Вилли выбрал отличную позицию, бегом преодолел сильно обветшавшую галерею. Со стен на него грустно взирали с пожелтевших фотографий известные когда-то актеры, знаменитые режиссеры…

Показалось открытое пространство. Гельмут осторожно выглянул. Существо стояло в той же позе, все так же неподвижно, как и до этого.

Мужчина поднял автомат, прицелился… Но в последний момент он убрал палец со спуска.

— Donnerwetter![12] — выругался он. Выйдя из укрытия, Гельмут знаками подозвал Ивана. Тот примчался, гулко топая сапогами, и на ходу поправляя приплюснутую каску.

Приблизившись к напарнику, он все моментально понял:

— Scheiße!!![13] — донеслось из-за противогаза.

— Перестань… — беззлобно одернул его Гельмут.

Он насмешливо поклонился статуе, навечно замершей в позе «моргалы выколю!», и немцы, настоящий и мнимый, прошагали мимо.

* * *

Вот оно, наконец-то перед ними, посольство Германии! Громадное здание из мрачного, темно-коричневого камня, напоминающее систему дотов линии Маннергейма: приземистые корпуса, мощные стены без всяких украшений, маленькие окна. Ничего лишнего, строгость и монументальность. Правда, сейчас здание скорее напоминало Кенигсберг времен окончания Второй мировой, но все равно впечатление производило сильное.

«Германия… — думал Гельмут, глядя на эти обломки. — Как там мой славный Дрезден? Снова ли, как в сорок пятом, или все же цел?..»

Однако предаваться ностальгии было недосуг. Паре предстояло реализовать главную часть их миссии.

Проникнуть в здание труда не составило: двери были выломаны, окна выбиты. Да и вообще представить, чтобы там кто-то жил, было достаточно сложно. Впрочем, им нужно было не само здание.

Быстро прогрохотали по пустым залам и коридорам солдатские сапоги, и товарищи спустились вниз, в подвал.

* * *

Они сбежали из Рейха, когда Гельмут понял, что больше там жить он не в силах.

Пока расстрелы были явлением скорее случайным и притеснение «черных» не переходило границ геноцида, Охриц еще готов был терпеть… Но чем дальше шло дело, тем яснее становилось немцу: пора куда-то бежать. А вариантов было не так уж много. Влачить жалкое существование или стать чьим-то обедом ни ему, ни его друзьям не хотелось. Не хотелось и в рабство.

Для бегства они выбрали серую ветку. Двое мужчин и женщина бежали на юг, туда, где за мрачными, полными опасностей туннелями, за станцией-убийцей Нагорной и отвратительным Проспектом скрывалась загадочная, овеянная легендами Севастопольская. Гельмут не слышал о ней двух одинаковых историй, но из всего того, что говорилось про таинственную станцию, сделал по-немецки четкий вывод: им туда. И он, как всегда, не ошибся — Севастопольская, пусть и не с распростертыми объятиями, все же приняла беженцев из Рейха.

Охриц не стал скрывать, где они жили последние годы, и честно рассказал, из-за чего они бежали. В финале немец добавил, что чужой крови на них нет, а солдатскими навыкам они обучены и готовы служить новому дому и сражаться за его благополучие и процветание. Хорошие солдаты на дороге не валяются, поэтому после некоторых колебаний беглецам позволено было остаться.

И начстанции не прогадал.

Конечно, пару раз Гельмуту пришлось услышать, что он «грязная фашистская свинья», но каждый раз немец методично объяснял, сначала кулаками, а потом — языком, что он ни первое, ни третье, а главное — не второе. И с тех пор их жизнь наладилась.

А потом случилось событие, нарушившее спокойное течение жизни…

* * *

Откуда взял сталкер ту бумажку, он так толком и не смог объяснить. Просто: «Валяется — подобрал». Увидев ее, Гельмут с трудом сдержал себя в руках: это была схема, схема посольства ФРГ, и на ней был отмечен вход в бункер!

«Бункер! Там, скорее всего, люди, — пронеслось в голове немца, — мои соотечественники! Они укрылись в посольском бомбоубежище!!!»

Если бы он не сумел скрыть волнения, ушлый сталкер наверняка взял бы за схему огромные деньги… Но тот сам не понимал, что за вещь попала к нему в руки, и потому сумму запросил самую ерундовую.

И с той минуты Гельмут потерял сон.

Видит бог, ему не на что было жаловаться на Севастопольской, ставшей его третьим подземным домом. Они с «Вильгельмом» честно служили в армии обороны станции, их за это кормили, но… Гельмут хотел большего. Рано или поздно придет старость, руки ослабнут, и не станет от него толку, как от солдата. Что тогда? Если усидит у власти Истомин — пенсия. И то, если позволит бюджет. А если нет?

Но главное — большего хотела Ирина. Она страдала от полуголодной жизни в метро, от постоянных опасностей, от полной безнадеги. Поэтому немец решил: я должен туда дойти. И с немецкой серьезностью подошел к проблеме.

Месяц спустя он пришел к начальникам станции и в самых убедительных выражениях доказал преимущество касок образца вермахта над теми, что носили севастопольцы, особенно напирая на защиту шеи.

Охриц был так красноречив, что оба командира признали его правоту. Встал вопрос: где взять эти чудо-каски? И тогда Гельмут, работавший «немцем» на Мосфильме, очень кстати «вспомнил», что там была прорва всякого реквизита. В том числе — самых настоящих касок. После недолгих обсуждений Истомин «дал добро», и маленький отряд отправился в путь.

И вот они у цели.

Дверь в подземелье обнаружилась легко. Схема, оказавшаяся в руках Гельмута, была верна, и огромная металлическая дверь оказалась точно в том месте, где и была нарисована. Разумеется, закрытая. Наглухо.

Увы, сразу стало ясно: такую гранатой не взять. Внимательный осмотр помещений тоже не дал результатов. Посольство было заброшено давным-давно.

— Ну, — сказал немец, — садимся в засаду. Рано или поздно оттуда кто-то выйдет. Или войдет.

— Aufassen![14] — прогудел его товарищ из-под противогаза.

И они стали ждать.

* * *

Как вышло, что они не заметили людей — одному богу известно. Оба, и Гельмут, и Вилли, отлично слышали каждый шорох, видели малейшую тень.

Но те дали им сто очков форы.

Звука выстрела не было слышно, лишь тихий хлопок, и Ваня-Вилли, вскрикнув, выронил винтовку — его рука повисла плетью. В ту же секунду раздался второй чуть слышный хлопок — вторая пуля пробила руку Гельмута. Автомат выскользнул из ладони, в тот же миг на него наступил огромный шнурованный ботинок.

— Ich bin… — попытался представиться Гельмут.

— Чё? — последовал ответ.

Цепкие руки сорвали с него противогаз.

— Твою за ногу! Дитль, да это ж наш фриц!!!

— Как это, «наш»? — раздалось из-за спины говорившего, и Вилли заметил, что нападавших человек пять, не меньше.

— Ну, тот, дезертир!

Голос показался знакомым… Дитль! Вилли похолодел: «Шталкеры Рейха! Вот так встретились…»

— Точно, Хелмут, предатель хренов!!! — зарычал Дитль.

— Я не предатель. И я не Хелмут, а Гельмут! — решительно ответил немец.

— Не-ет, ты — труп!

Пуля ударила Гельмута точно в середину лба.

От ужаса Вилли завопил не своим голосом, за что тут же получил шнурованным ботинком прямо в переносицу. Жуткая боль пронзила голову, и приятель Охрица на секунду потерял сознание. Потом кто-то стянул с него противогаз, и парень очнулся.

— О! Ванятка! — расхохотался Дитль. — Ну, козел, как видишь, корешу твоему повезло — легко отмучался. А вот тебя, скотину, мы донесем до Тверской целым и невредимым. И вот там, там, дружок, ты узнаешь, что бывает с дезертирами!

— Постойте, — обратился к командиру один из шталкеров, — мы же пришли в бункер! Но как нам его теперь найти, когда вы потеряли карту?

— Точно! — хлопнул себя по лбу Дитль. — Чуть не забыл! Тогда, Ваня, покажи-ка нам сначала бункер! Иначе все самое интересное будет прямо сейчас…

— Я?! — ахнул Вилли. — Да я… Да мы сами не могли туда попасть!

— Не хочешь товарищей выдавать, — кивнул Дитль, — оно и понятно. Ну, ничего, сейчас заговоришь…

И неизвестно, чем бы это кончилось, но тут монолитная грозная дверь чуть скрипнула и распахнулась. Вспыхнул, ослепляя рейховцев, яркий свет, и тут же со всех сторон загремели выстрелы.

* * *

Вилли так ничего и не успел понять.

Шталкеров было больше, но фактор неожиданности и фонарь решили все. Вырвавшиеся из двери люди в считанные секунды расстреляли фашистов, потеряв лишь одного, убитого шальной пулей.

Стоя над распростертыми телами врагов, один из них, сняв шлем, проговорил вдруг на чистом немецком языке, какой слышал Вилли только от Гельмута:

— Ja, Rudolf… Die Idee mit den Landkarten war eigentlich erfolgreich. Die Russen sind doch sehr naiv![15]

«Наконец-то! — подумал Вилли, плача от счастья. — Вот они, немцы! Родненькие! Живы, невредимы! Какое счастье!»

Он попытался встать, одновременно размахивая руками и выкрикивая какие-то приветствия…

Ответом ему был запоздалый испуганный вскрик командира немцев: «Feuer! Feuer![16]» и дружный залп всех стволов.

* * *

Лежа на полу, Вилли чувствовал, как из его тела по капле вытекает жизнь. Стало холодно, и еще почему-то остро захотелось горячего молока с медом. В кружащемся сознании появилась постель и лежащий в ней десятилетний мальчик, больной ангиной. «Кусачий» мохеровый шарф на шее и исходящая паром кружка с отбитым фрагментом золоченого ободка. И — ласковый голос: «Ванечка, сынок! Не упрямься! Пей лекарство…»

Он успел еще увидеть, как настоящие немцы, собрав с тел все, представляющее ценность, и подняв своего погибшего товарища, удаляются обратно, в загадочную темноту бункера. Коротко лязгнула металлическая дверь.

— Hilf mir![17] — хотел крикнуть Вилли, но с посиневших губ сорвалось лишь еле слышное русское: «Мама!..»

И у мертвого посольства вновь воцарилась мертвая тишина.


Григор Эльбекян
ВМЕСТЕ НАВСЕГДА

Посвящается светлой памяти матери, Ирины Михайловны.


Дул легкий ветерок, увлекая за собой красивые пушистые снежинки, лениво падающие с неба. Разрушенный город постепенно накрывало белым одеялом. Антон лежал на краю крыши двенадцатиэтажного дома, смотрел на безмолвные улицы, по которым когда-то гуляли его родители, и мечтал, как будет здорово, когда люди снова смогут жить на поверхности! Гулять под теплыми лучами солнца без костюмов химзащиты и страха сгореть от солнечного излучения. Ходить по магазинам и покупать красивую одежду. Просто веселиться, не боясь ежесекундно быть сожранным какой-нибудь невообразимой тварью.

«Эх… за мой век такой возможности точно не представится» — вздохнул он, протер стекла противогаза и посмотрел на брата.

Тот лежал в метре от него и вырисовывал какой-то узор на снегу.

— Интересно, долго еще? — прогудел Антон через противогаз.

— Да кто их знает, — ответил Семен. — Васильич, может, ну их в баню, а? Мне эта затея с самого начала не нравилась. Турист, скорее всего, понял, что тут его будут ждать, и давно сменил место. Надо было их еще около Кропоткинской положить и на этом все закончить.

— Нельзя, Сёма, — вздохнул командир отряда. — Ты чем слушал, когда я вам с Антохой все объяснял? Если бы мы в прошлый раз замочили его людей, то так и не узнали бы, где их убежище. А так, инициировав побег пленника, узнали про тайное местечко на восьмом этаже и про сборы на крыше. Теперь можем накрыть всю шайку сразу. Блин, ты ведь старший брат, должен соображать лучше, а у вас все наоборот!

— Виноват, — признался Семён.

Антон сделал вид, что не слышал разговора, но его выдал смех. Старший брат увидел легкую тряску его тела и, собрав снега в кулак, кинул младшему в противогаз.

— Ха-ха! Виноват! — передразнил Антон. — Не волнуйся, если что, я тебя прикрою, братишка. У меня-то с соображалкой все в порядке.

— Хочешь, чтобы у тебя полный рожок калибра 5.45 из задницы торчал? Скажи еще одно слово, и твоя мечта сбудется! — пригрозил Семен.

— Ладно, понял…

— Вот и отлично, — боец отвернулся и тут же получил снежком в затылок. — Хех… Вот зараза мелкая!

— Оба-на… — прикрыв стекла противогаза, воскликнул Антон.

— Тоха, хорош…

— Э! Может, правда, хватит?! — вскипел Васильич. — Как дети, ей богу!.. Гляньте лучше, этот еще в отключке?

Командир указал на связанного человека.

— Да, и ближайшие четыре часа будет тихим, как старый телек у нас в кафе, — ответил Семён.

— Надеюсь, ты его не окончательно утихомирил… Хорошо. Петя, что там у вас?

— Все чисто, командир.

Васильевич посмотрел на часы — 14.20. «Хорошо что мы скрутили этого, как только он приблизился к убежищу. Значит, эффект внезапности не утерян. Так… Он говорил, что Турист ровно в 14.30 проводит что-то типа сборов здесь на крыше. Значит, уже почти…»

Командир посмотрел на братьев, которые следили за входом на крышу, и подумал: «Блин, далее сидя в засаде, умудряются валять дурака! А ведь сам виноват, надо быть пожестче с ними… Хотя как быть жестче, когда они, скоты, у нас одни из лучших? Всегда вместе, действуют, как единый механизм, потому в бою им цены нет. Хм… такое чувство, что они вообще мысленно общаются — достаточно взгляда одного, чтобы второй понял и поддержал…».

— Командир! — позвал Артур, указывая на открывающуюся дверь.

— Приготовились! — скомандовал Васильич. — Дадим им начать, а потом прихлопнем! И не высовываться!

Ветер усиливался, насвистывая свою тревожную мелодию и заставляя снежинки танцевать ей в такт. Видимость становилась хуже. Появились пятеро хорошо вооруженных людей, прошли на середину крыши. Через несколько секунд из дверного проема показался лидер их группы: почти два метра ростом, за спиной — мачете, в руках — АК-47, с пояса свисают всевозможные сувениры.

— Турист… — довольно протянул Геннадий Васильевич.

— Раритетная жирная сволочь, — высказал Семён. — Чур, когда мы его накроем, «калаш» мой!

— По мне, так просто пафосный жиртрест, — предложил Антон.

Командир жестом приказал закрыть рот и обходить с левой стороны. Ветер и не очень хорошая видимость сыграли на руку отряду Васильича. Братья, командир и Артур с Петей, прячась за нагромождениями камней и металла, бесшумно заняли позиции, окружив банду Туриста.

— Ну что, гвардейцы вы мои? Мы потеряли двоих у Кропоткинской. Почему-то мне кажется, что нас там ждали! А еще мне кажется, что среди нас завелся «крот»! Мой вам совет, лучше расскажите все сразу. Потому что, когда я выясню, кто он. — ПРИДУШУ СОБСТВЕННЫМИ РУКАМИ!!! — заорал, словно в мегафон Турист, ударив в живот первого попавшегося под руку подопечного.

Момент был отличный. Антон вытащил из наручного кармана пару метательных ножей. Семён осторожно снял с предохранителя автомат.

Все началось на счет «три». Тревожную мелодию ветра нарушили новые звуки. Два тоненьких острых предмета, разгоняя частицы снега, один за другим преодолели четырехметровое расстояние и угодили двум бандитам в область шеи. Турист резко обернулся и увидел, как один из его бойцов опускается на колени и валится на спину, а другой, изогнувшись, выпускает автоматную очередь в своего соратника, стоящего напротив. Одновременно с этим Семён, выпрыгивая из укрытия, срезал очередью еще одного бойца. От испуга Турист кинулся на пол, словно вместо выстрелов услышал крик «помеха справа». Двое оставшихся бойцов, отстреливаясь от братьев, отходили назад, намереваясь укрыться за грудой металла, которую они натаскивали сюда все время существования их банды. Появившийся за спинами бандитов Геннадий Васильевич с ребятами не оставил им не единого шанса.

— А ну бросили оружие, сучата!!! — крикнул Васильич, выстрелив одному из бандитов в ногу.


Задыхаясь и спотыкаясь, Турист успел спуститься на пару этажей вниз.

Антон вбежал на лестничную площадку. Посмотрел вниз, потом по сторонам, отцепил со своей разгрузки веревку и привязал ее к погнутой арматуре, торчащей из стены.

— Тоха, ты что делаешь? Уйдет же! — крикнул вбежавший следом Семён.

— Не уйдет! Ты давай за ним по лестнице, а я — по веревке. Возьмем в клещи!

— Хорош глупить! Сорвешься на хрен, не надо! Давай за мной! Быстро! — крикнул Семен, устремившись вниз и перепрыгивая через несколько ступенек.

«Это мы еще посмотрим!» — брат скрестил ноги на веревке и, схватившись за нее одной рукой, заскользил вниз.


Нервно озираясь, Турист продолжал спускаться.

Между лестницами свисала веревка, которую главарь банды не заметил. Дыхание его давно сбилось, ноги ныли от усталости, но останавливаться он не мог: оставалось уже меньше половины пути до долгожданного выхода.

Семён быстро сокращал расстояние до бегущей цели. Когда он преодолевал очередной лестничный пролет, перед его лицом пронесся сверху вниз младший брат. Быстро спустившийся на четыре этажа и свисая на веревке, он поджидал беглеца, перекрывая ему путь к отступлению.

— Далеко собрался? Бросай «калаш», падла! — застав врасплох Туриста, крикнул Антон.

— Вот же… Не стреляй, все… все… сдаюсь, — прогудел через противогаз задыхающийся бандит, отбросив автомат на лестницу.

— Держи руки, чтобы я их видел!

— Не двигаться! — подоспел Семён. — Все кончено! А ты думал, сможешь убежать? Ты себя в зеркало видел?

— Молокосос!

Семён спустился на одну ступеньку и ударил Туриста в живот.

— Держите его, пацаны! — раздался крик спускающегося Васильича.

Семён поднял взгляд наверх всего на секунду — но Туристу хватило и этой крошечной форы. Выхватив из-за спины мачете, он рубанул веревку, за которую держался Антон.

— Тебе вниз, — хихикнул жирдяй.

Антон, падая, успел еще вцепиться побелевшими пальцами в лестничный выступ — Семён бросился к нему, протягивая руку — но опоздал на долю секунды.

Он видел, как его брат летит вниз, и зажмурился, чтобы не смотреть, как лестничные пролеты и бетонный пол ломают его тело, словно балаганную куклу.

Семён хотел возразить, хотел крикнуть «Нет!», но крик присох к гортани.

— Твоя очередь! — где-то за спиной прорычал Турист.

И наступила тьма.

* * *

— Сём, смотри… это твой братик, Антоша, — сказала женщина, держащая на руках младенца.

— Это твой младший брат, ты должен любить его и защищать… — с улыбкой проговорил мужчина. — Теперь вы команда! Всегда будете стоять горой друг за друга.

Семён влюбленно смотрел на своих родителей и братишку, которые сидели на диване в их уютной квартире. Он подошел поближе и хотел взять Антона за руку, но родители начали отдаляться от него. Семён снова сделал пару шажков к ним, но родители вновь незаметно отодвинулись от сына. Казалось, что с каждым его шагом расстояние между ними увеличивается вдвое. Мальчик остановился и заплакал, а их квартира начала меняться. Мебель, картина с натюрмортом, обои, все постепенно превращалось в пепел, а Семён сидел на корточках и закрыл лицо руками…

…хо…. о… он… в… он переж… — слышались обрывки слов.

— О! Очнулся! — произнес чей-то голос.

— Сёма, ты как? Слышишь меня? Сколько пальцев я показываю? — спросил размытый силуэт.

— Ч… четыре…

— Ну слава богу! С ним порядок, Док?

— Думаю, да. Но ему сейчас нужен покой…

— Ладно, я тогда к начальнику Скажешь ему зайти ко мне, как оклемается.

Головная боль была настолько сильной, что каждое услышанное слово заставляло все плыть перед глазами. Семён повернул голову вправо и увидел Антона, лежавшего на соседней койке. Эмоции переполняли его, а он никак не мог их выразить: тело как будто было чужим и не хотело слушаться. Единственное, что можно было сделать, это говорить.

— Антон… ты… в порядке? — взволнованно спросил Семён.

Младший брат не отзывался несколько секунд, затем повернулся и утвердительно кивнул, улыбаясь.

— Фу-ух! Как же я волновался…

Доктор стоял в метре от братьев и перебирал ампулы с лекарствами. Затем, приготовив нужную инъекцию, подошел к Семёну и сделал укол.

— Все будет хорошо, ты выдержишь…

* * *

Спустя пару дней братья сидели на Кропоткинской в местном кафе и обсуждали события минувших дней.

— Слушай, я никак не могу поверить, что ты из этой передряги выбрался живым-невредимым, Тоха, — торжественно говорил Семён.

— Хех… Ну, извини, что не оправдал твоих ожиданий, — удивленно В ответил тот.

— Да ну тебя, ты же понимаешь, о чем я! Просто когда этот урод перерезал трос и ты упал, я думал, что все… Что тебя больше нет. Еще и сон дебильный видел, будто ты вместе с родителями меня оставил. Кто бы мог подумать?!

— Да я сам обалдел! У меня же в полете даже жизнь не успела промелькнуть перед глазами. Только выругался и сразу почувствовал спиной удар. Грудь немного болела, а вот что руку ушиб, даже не почувствовал. Потом открыл глаза, осмотрелся и понял, что упал на кучу баулов с награбленной Туристом одеждой, а под ними еще и мешки с песком были. Странно, что мы их не заметили, когда заходили в здание… Потом вырубился, видимо, от шока…

— Ну, еще бы!

— Короче, я родился в рубашке, — подытожил Антон, широко улыбаясь.

— Эт-точно… Слушай, может, я чего-то не пойму, но что на нас так пялятся все?

— Сём, не обижайся, но я и правда лучше тебя соображаю. Сам подумай: мы же обезвредили самого Туриста — мразь, которую не могли три месяца поймать по всей нашей ветке. Мы герои, черт возьми!

— Точно, мы ведь герои! — расслабился и захохотал Семён. — Давай тяпнем за нас?

— Не, я пас…

— Почему?

— Не знаю. Как-то не могу смотреть ни на еду, ни на выпивку тем более, что нам еще лекарство вкололи какое-то недавно, забыл? Хрен знает, что за лекарство такое…

— Ой, правда! Ну ее в баню! — отставив на край стола бутылку, заключил Семён.

— О! Смотри, это не Оксана там? Вон, у барной стойки, — сменил тему разговора Антон.

— Точно, она. Блин, я начинаю нервничать!

— Да ладно, сколько можно трястись? Давай, подойди к ней! Ты — симпатичный парень, не дурак, не зануда. Вообще, брат, в чем дело? Как мутантов и бандитов крошить, так ты в первых рядах, а с девушкой заговорить боишься? Так не пойдет!

— Согласен, — вновь кивнул Семён, вставая из-за стола.

«Вот зараза, с чего же начать? — думал парень, направляясь к стойке. — Я ведь с ней и не говорил-то толком ни разу…» Он подошел к девушке и не успел сказать не единого слова, как она… заключила его в объятия.

— Ты у меня самый смелый! Я точно знаю, все будет хорошо… — только и произнесла девушка, после чего поцеловала парня в щеку и, еле сдерживая рыдания, убежала прочь.

Семён повернулся к брату и недоуменно развел руками.

— Ох уж эти девушки… — Антон был явно доволен. — Хрен их поймешь! Но она тебя чмокнула, и для начала это круто!

— Да уж… Ладно, позже разберемся. А сейчас надо к Васильичу зайти, он просил.

* * *

Начальник охраны ожидал братьев у себя в кабинете, и был он не один.

— Гена, надо ему сказать! Я все понимаю, это случилось так неожиданно и…

— Нельзя так сразу, боюсь, будет только хуже. У меня есть одна мыслишка…

— Может, ты и прав, но Сёма должен знать, что…

— Что я должен знать? Прости командир, я не подслушивал, просто…

— Все нормально сынок. Проходи, Доку уже пора, — произнес Геннадий Васильевич.

Доктор покинул комнату, взволновано озираясь.

— Присядь, Сём.

Семён слегка напрягся.

— Слушай командир, мы не идиоты. Что происходит?

— Да так, случилось кое-что… Только я сомневаюсь, что вы сможете поучаствовать. Не оправились вы еще…

— Глупости! Мы в порядке, — заверил боец.

— Хм… Ты уверен? — задумался Васильич.

— Да! Несколько синяков, да у Антона легкий ушиб…

— Это ерунда! Я даже боли не чувствую, — подтвердил тот.

— Ну, раз так, тогда ладно, — сдался командир. — В общем, дело вот в чем: Турист сбежал…

— Что? — воскликнул Антон. — Какого черта? Как? Мне сказали, что мы его взяли!

— Правда, как ему удалось сбежать? — Семён был возмущен ничуть не меньше брата.

Начальник охраны несколько секунд недоверчиво смотрел на старшего из братьев, затем глубоко вздохнул.

— Понимаете, пока вы были без сознания, он взял в заложники охранника и смылся в одно из технических помещений.

— Но как? Как можно было профукать его?!

— Так же, как его профукал ты! — в голосе Геннадия Васильевича прорезался металл. — Если бы мы с Артуром не поспели, он бы прикончил тебя и сбежал, пока ты…

— Я пытался помочь брату! — стиснув зубы, проговорил Семён.

— Я знаю и понимаю тебя… Ладно, это неважно. Просто прими, как данность: Турист сбежал, и все. Он скрывается здесь неподалеку, и мы должны схватить гада, пока тот не ушел.

— Когда выходим?

— Ну, раз вы в порядке, то через час. Закончите свои дела — и ко мне.

— Артур с Петей идут?

— Только Артур, Петя занят у начстанции.

— Ладно, тогда до встречи, — кивнул Антон и вместе с Семёном покинул комнату.

Подождав для верности несколько минут, Васильич негромко скомандовал:

— Выходи!

Из соседней комнаты появился Петя.

— Дядь Ген, ты что задумал?

Начальник безопасности огладил бороду и ответил:

— Собирайся, по дороге объясню…

* * *

Спустя час отряд двинулся в туннель. Преодолев около двухсот метров пути, Васильевич сбавил темп.

— Вот ведь жук, теперь за ним по техничкам лазить… — продолжал вполголоса возмущаться Антон.

— А я говорил, надо было их всех еще в первый раз, в этом туннеле замочить! — вторил ему Семён.

— Эх! — вздохнул Артур.

— Тихо ребят, мы почти пришли. Вот… Это здесь… — указывая на слегка приоткрытую ржавую дверь в стене, сказал командир.

— Васильич, ты уверен?

— Абсолютно. Так, я первый.

Командир со скрипом открыл дверь и зашел в помещение. Остальные последовали за ним.

Небольшая комната казалась нетронутой. Отряд двинулся через очередной дверной проем и продолжил путь по длинному темному коридору. Лучи фонарей жадно облизывали старые потрескавшиеся кирпичные стены, которые, на первый взгляд, были бесконечными. Однако через пару десятков метров коридор закончился, и группа оказалась в достаточно большом помещении, скорее складском, чем техническом: груда сгнивших деревянных ящиков в углу, бочки с канистрами вдоль правой стены, повсюду разбросанный строительный мусор… Бойцы разбрелись по сторонам, осматривая каждый метр.

— Здесь нико…

Включился тусклый свет красных аварийных ламп. Со всех сторон появились люди в масках и набросились на отряд.

— Засада! — проорал Семён, отбиваясь.

Артур вступил в бой сразу с двумя нападавшими. Первому противнику парень нанес несколько ударов в живот и добил контрольным в лицо локтем, но второй оказался расторопней и сильней. Завязалась борьба.

— Ах ты, гаденыш! — прошипел Геннадий Васильевич и, совершив выпад вправо, сделал одному из бандитов подсечку.

— Да сколько же вас?! — кричал Антон, пятясь.

Семён обернулся и увидел, что Артура держат за руки двое, а третий безжалостно избивает его. Он кинулся на помощь другу, но получил сбоку удар по ногам и покатился кубарем по земле. Бандит, бросившийся сверху, напоролся на нож. С трудом поднявшись, Семён не мог поверить в происходящее: его отряд застали врасплох, и теперь товарищей убивали одного за другим. Артуру перерезали горло и бросили у стены умирать. Тело Васильича, не подающее признаков жизни, продолжают месить ногами четверо противников. Лишь Антон все еще жив и пытается спасти командира, но… как-то странно…

Семён поднял автомат и, прицелившись, нажал на курок. Еще раз. И еще. Безрезультатно.

«Что за хрень?!» — Парень выщелкнул магазин. — Пусто… Ни одного патрона… Как же так?! Что происходит?! Ладно, нет времени, надо помочь…

Отломив от ящика палку с торчащими гвоздями, Семён с криком устремился на врагов. Пробежав два метра, боец получил удар по голове и снова упал на пол, пропахав лицом несколько сантиметров. Затем его подняли и отбросили к стене.

— К-кх… к-кх…

— Отдышись и не дергайся. Я не хочу твоей смерти, — сказал незнакомец.

— Пошел ты… кх… кх… — стирая с лица пыль, буркнул Семён. Появился еще один бандит, подошел вплотную.

Все было кончено: Артур и Васильич мертвы, а собственная судьба не интересовала Семёна. Он боялся лишь за брата. «Тохе нужно дать шанс бежать!». Боец отчаянно рванулся, сбив с ног первого незнакомца.

— Тоха!!! Беги… Аа-акх…

— Сиди тихо! Ты должен понять! — крикнул незнакомец, ударивший Семёна в живот. Голос его казался странно знакомым. — Держите его! — продолжил он.

Двое бандитов схватили Семёна за руки, не оставляя ни малейшего шанса на побег. Незнакомец опустился перед пленником на правое колено и медленно стянул маску.

— Ах ты, мразь!!! — заорал Семён. — Сука! Ты нас продал! Беги, Тоха! Беги!

— Где он? Там? — указывая на место гибели Васильича, воскликнул Петя. — Ну-ка, поднимите его!

Семён получил очередной удар в живот, после чего зрение помутилось. Придерживая за локти, его подняли на ноги.

— Хватит! А то сознание потеряет! — возмутился Петя.

Семён увидел младшего брата, который все еще пытался спасти бездыханного начальника охраны. Антон один за другим наносил врагам, на первый взгляд, сильнейшие удары, но те как будто ничего не чувствовали….

— Что ты видишь? Говори! — кричал над ухом Петя.

— Я… я… Тоха! Что ты делаешь?

Обессилевший Антон упал на колени и только теперь увидел брата в руках врагов. Он собрался с силами, поднялся и бросился на выручку.

— Беги! Меня уже не спасти! — в отчаянии крикнул Семён, но брат его не послушал.

Антон с разбегу набросился на Петю… и вновь ничего не добился: после сокрушительного удара по почкам предатель даже не шелохнулся. Семён в ужасе смотрел на происходящее, и ему казалось, что он сошел с ума.

— Что ты видишь? Где он? Он рядом со мной? — продолжал спрашивать Петя.

— То… Тоха… Что ты…

— Сёма! Я… Не понимаю… А-а-а-а-а! Грудь! Словно разрывает! — кричал Антон, упав и катаясь по полу.

— Нет!!!

Семён все-таки вырвался из рук бандитов, подбежал к брату и упал перед ним на колени.

— Все в порядке… мы вместе… брат, — взяв Антона за руку, то ли убеждал, то ли упрашивал парень, не замечая текущих по щекам слез.

— Я… не знаю, что происходит… Боль… то усиливается, то ослабевает… Я же их бил, почему… почему они не реагировали? А-а-а-а-а!!! — внезапно Антон жутко заорал, схватившись за грудь. Петя и его бойцы обступили братьев со всех сторон.

— Твари! Вы победили! Дайте нам хотя бы проститься! — злобно выкрикнул Семён.

— Сёма, твой брат мертв.

— Пошел ты!

— Он умер неделю назад.

— Что?!

— Послушай меня, — Петя, словно обессилев, плюхнулся на пол перед Семёном. — Антон не выжил после падения в той многоэтажке. Он упал на бетонную плиту, и арматура проткнула ему грудь. Когда ты спустился, у тебя был шок. Ты потерял сознание.

— Ты сумасшедший! Я… Тоха…

— Это правда, сынок, — сказал знакомый, почти родной голос. Из-за спин бойцов вышел Геннадий Васильевич, а следом — и Артур.

— Что… Что здесь происходит? — бубнил в ужасе Семён. — Вы же мертвы! Артур, я видел… тебе… твое горло… как?

— Прости Сёма, нам пришлось все это устроить, чтобы ты понял, — ответил товарищ.

— Антон действительно умер неделю назад, — положив руку на плечо Семёна, заговорил Геннадий Васильевич. — Спустя два дня после того, как тебя принесли в лазарет, ты очнулся, увидел раненого на соседней койке, принял его за своего младшего брата и снова отключился. А когда вновь очнулся, твое сознание отказалось принимать действительность. Ты продолжал видеть Антона. Живого и невредимого.

— Но он же лежит передо мной! Вот он! Что ты говоришь, командир?! — в слезах закричал Семён. — Брат, ты же живой! Тоха… ты…

Антон постепенно становился прозрачным, а его голос, когда он заговорил с братом, казался очень слабым, словно доносящимся издалека:

— Теперь понятно, почему у меня грудь болела, хотя приложился спиной… Все стало понятно, Сёма, — улыбнулся брат, вытирая слезы. — Хех…

— Нет! Тоша… Что ты? Ты не можешь… бросить меня… — гладя Антона по волосам, шептал Семён.

— Пообещай мне… Что вы с Оксаной назовете сына… в честь меня. Сёма, пообещай!

— Я обещаю! Прости меня брат! Прости!

— Ты ни в чем не виноват. Не плачь, все хорошо… Мы вместе… навсегда…

Через несколько секунд Антон исчез, и лишь тогда Семён заплакал навзрыд.

* * *

— Пап, мой дядя здесь? — спросил Антон.

— Сынок, твой дядя везде. И в первую очередь — здесь, — приложив руку к сердцу, ответил Семён. Затем достал завернутую в бумагу добычу, которую он принес с прошлой вылазки на поверхность, и аккуратно положил два цветка на могилу с фанерной табличкой:

АНТОН КРАСНОВ

2012–2033

ЛЮБИМЫЙ БРАТ


Сергей Кузнецов
УЙТИ ОТ СУДЬБЫ

Дорогим читателям, всем поклонникам Вселенной Метро 2033 посвящаю.


Я приближался к месту моего назначения.

А. и Б. Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу»
1. Увертюра

Вечер пятницы.

Волшебное сие понятие ныне, бесспорно, утратило свой завораживающий смысл. А ведь еще каких-нибудь двадцать лет назад миллионы людей на всех континентах существовали от уик-энда до уик-энда, перетаскивая себя из одного дня в следующий — и лишь вечером в пятницу начинали жить по-настоящему. Бары, театры, кино, ночные клубы, бесшабашные, ни к чему не обязывающие знакомства и связи, но главное — потрясающее ощущение легкости и свободы жизни!..

Теперь же метрожители навряд ли осознают всю сладость такого, в общем, вполне обыкновенного для них словосочетания. Многие выжившие работают без выходных либо с одним днем отдыха в неделю. Серое однообразное существование уж никогда не будет расцвечено восхитительными, яркими, разноцветными огнями уик-энда — вечера пятницы.

И все же…

Можно ли сказать, что некоторое послевкусие, полупрозрачная, легкая дымка воспоминаний еще теплилась в душах — кто-то помнил, иным рассказывали, другие впитали с молоком матери, получили по наследству, на генетическом уровне? Кто знает…

Во всяком случае, Макс Трошин не единожды замечал, как оживляются люди на самых разных станциях метро именно в этот день: светлеют лица, разглаживаются морщины, начинают блестеть глаза… В чем дело? В том ли, что вечер пятницы из крови русского метрожителя не вытравить никаким Катаклизмом? Многие еще помнят те времена, когда были обыкновенными маленькими офисными рабами, а настоящая жизнь для них начиналась именно в шесть часов вечера последнего рабочего дня на неделе…

Макс вспоминал себя двадцать лет назад, приставал с расспросами к коллегам, в том числе более старшим… Внятного и однозначного ответа дать не мог никто.

Вот и сегодня. Обычный вечер обычной пятницы — но окружающие люди более оживлены, чаще улыбаются, откуда-то слышно пение звонкого девичьего голоса в сопровождении гитарных переливов… Жизнь продолжается. У жителей метро свой уик-энд.

На станции Площадь Ильича будто прибавилось народу: разгуливают, общаются, вовсю идет вечерняя торговля — многим перед выходными (одним или двумя) хочется порадовать близких либо чем-то вкусным, либо обновой, либо безделушкой для жилья, которую давно собирались приобрести, да все не доходили руки, а может, не хватало средств…

Неудивительно, что Крот выбрал для осуществления своего замысла именно этот вечер: в толпе легче затеряться, а жертву не сразу обнаружат.

Одетый, как многие местные служащие, неприметный человек без стука вошел в одну из просторных палаток на краю платформы. Снаружи доносился несмолкающий гул голосов. Палатка была хорошо освещена и уютно обставлена, здесь было все необходимое для работы и жизни.

Спиной к визитеру, за столом, склонившись над бумагами, сидел мужчина и что-то быстро писал. На звук шагов гостя он даже не повернул головы.

Крот извлек из-под поношенной куртки пистолет Макарова с небольшим глушителем, направил его в затылок сидящего перед ним человека и любезно осведомился:

— Михаил Евграфович?

Тот буркнул что-то неразборчивое, по-прежнему не оборачиваясь и не отвлекаясь от своего занятия, чем привел убийцу в некоторое замешательство. Заказ был именно и только на физика Головина. «Не вздумай ошибиться! — было сказано Кроту со значением. — Лишние жертвы нам ни к чему!»

— Михаил Евграфович, это вы? — с нажимом повторил вопрос Крот, готовый выстрелить в любой момент.

Хозяин палатки, наконец, перестал писать, выпрямился, но головы так и не повернул. Хотя внимательный наблюдатель заметил бы, как он напрягся.

— Допустим, я Михаил Евграфович, — торопливо и сердито, хотя и с некоторой дрожью в голосе заговорил он. — А вам что нужно, товарищ? Вы же видите — я занят, мне ни в коем случае нельзя отвлека…

— Спасибо, вы мне очень помогли, — и Крот нажал на спусковой крючок пистолета.

Раздался сухой щелчок… но выстрела не последовало. Яркая, как сверхновая, искра паники вспыхнула в голове убийцы, и он нажал снова… и опять… и опять.

— Достаточно, — произнес за спиной Крота новый голос, низкий и угрожающий.

В то же мгновение палатка наполнилась людьми; убийцу мгновенно разоружили и скрутили.

Головин сидел за столом, глядя в одну точку и мелко-мелко дрожа. В глазах его стояли слезы.

К нему подошел высокий, широкоплечий, наголо бритый мужчина лет сорока пяти, с крупными и резкими чертами лица, одетый в робу техника станции. Он положил руку на плечо старого физика и легонько сжал.

— Ничего, ничего… — сказал он. — Держались молодцом.

— Макс, а если бы он… — начал Головин, и голос его сорвался. — Если бы он выстрелил?..

— Исключено. Я ведь говорил вам, помните? Пистолет поврежден нашими специалистами таким образом, что стал совершенно бесполезен в качестве огнестрельного оружия.

— А если… Если бы он все-таки… — плечи Головина начали вздрагивать, он всхлипнул.

— Ну-ну, успокойтесь… Метро все спишет, — Макс похлопал ученого по плечу и двинулся к выходу из палатки.

* * *

— Золотой ты мой! — Макс взгромоздился на край железного стола напротив преступника. Тот, со скованными за спиной руками, сидел на старом деревянном табурете и угрюмо, исподлобья глядел на противника. Макс же, напротив, был — само радушие. — Кротушка разлюбезный! Или, как там тебя… Гена Нагайкин! Ты молчи, сколь хошь, мы же все про тебя знаем! И про операцию вашу! А человечек, у которого ты волыну обрел за десять минут до акции, давеча нами взят, слил все, что знал и о чем догадывался. Так что сети вашей поганой на этой ветке кирдык окончательный, не сможете вы нас с Ганзой поссорить, чего добивались разными акциями, в том числе — сегодняшним покушением. А ты молчи, конечно, люба моя ненаглядная, молчи. Может, намолчишь себе чего дельного…

Лицо Крота в продолжение Максовой речи оставалось непроницаемым, все-таки убийца был профессионалом; но Макс и без того отлично понимал, что творится в душе Нагайкина, на счету которого полтора десятка успешных акций в самых «горячих» точках метро, в том числе — у красных и сатанистов. И ведь всегда уходил! А здесь — попался. И кому!

— А подумать тебе стоит, — продолжал Макс. — Крепко подумать. Типа, «с кем вы, деятели культуры?» — он озорно подмигнул. — Шлепнуть тебя — не проблема. Хоть сейчас отвели на рельсы, поставили мордой к тюбингу… После либо сталкеры мусор наверх вынесут, где тебя, дохлятину, моментом в пищу употребят, либо в туннеле оставим — огонь «дыхания дракона» слижет… Выбор-то у нас богатеющий, сам видишь. А вот тебе свой выбор обмозговать стоит… Эй, Крот! Ты не заснул там, часом?

Гена Нагайкин, разумеется, не заснул. Он сидел, опустив голову, и размышлял. Слепому ясно — вербует его бугай. Вербует грубо и нагло, раскручивает на слив информации и, возможно, на дальнейшее сотрудничество. Но дело сейчас не в этом. Гена никогда не был героем, не стоял за конкретную идею — что и помогало ему, наверное, выживать. Родившийся за десять лет до Катаклизма и попавший в метро сиротой, с потом, кровью и болью постигал он азы выживания в страшном подземном мире — собственного выживания за счет жизней других людей, хороших и не очень (думать об этом ему и в голову не приходило). Так что, последние десять лет Гена делал то, что постиг лучше всего: убивал, прятался, убегал. Работал на тех, кто платил больше. Было обидно проиграть этому бугаю неотесанному, который сидит сейчас напротив и откровенно насмехается. И на рельсы, мордой к тюбингу — очень не хотелось. Пожить бы еще. А геройство… Ну его к такой-то матери!

— Что намыслил, Гена? — спросил проницательно Трошин. — Быстрее мозгами шевели, времени у нас нет. Бить-пытать тебя — не жди роскоши, мы все тут серьезные люди в серьезном мире, на глупости тратиться не станем…

Открылась дверь. Крот поднял голову. Смешной вихляющей походкой в помещение вошел невысокий человечек, похожий на большую перевернутую каплю: массивная, коротко стриженная голова его сидела на широких плечах, но от груди к талии и к иже тело уменьшалось, сужалось, а ступни в небольших потертых ботиночках выглядели просто детскими.

— Привет, Илья, — без особого дружелюбия сказал Макс вошедшему. — Ты чего здесь?

— Здравствуйте, Максим Николаевич, — столь же сухо ответил тот неожиданно тонким голосом, почти фальцетом и, приблизившись, отрекомендовался пленнику. — Илья Михайлович Батрак. Сотрудник администрации Калининской конфедерации. Далее ваш допрос буду вести я — господина Трошина вызывают к руководству. Макс, ты свободен.

Макс бросил на него дикий взгляд.

— Илья, ты чего?.. Процесс запущен, мне…

— Максим Николаевич, вас оч-чень ждут, — не терпящим возражений тоном сказал Батрак, обошел Макса и уселся за стол. — Не задерживаю вас более.

Лицо Макса побелело от гнева, но усилием воли он взял себя в руки.

— Не запори дело, — процедил он сквозь зубы, направляясь к двери.

— Не волнуйтесь, — фальшиво-добродушно ответил Батрак и посмотрел на Нагайкина с сочувствием и пониманием. — Ну-с, есть ли прогресс, позитивные сдвиги?

— Есть… — пробормотал Макс, выходя, — только не про твою тупоголовую честь…


В небольшом, тесном помещении на краю платформы, у входа в туннель, ведущий на «Марксистскую», его ждали трое мужчин. Двоих Макс знал хорошо.

Рохленко Степан Степанович, в далеком прошлом майор СВР, ныне член Совета Ганзы, советник по безопасности и особым поручениям и Максов куратор. Среди своих имеет прозвище «Богомол». Он и похож на богомола: высокий, худой, как жердь, нескладный. Внешне невозмутимый, но рядом с ним Макса никогда не покидало смутное чувство опасности.

Второй — Мухтарбек Мирабов, «Метис». Шестьдесят два года, смуглый, волосатый. Совершенно гениальные, по убеждению Макса, мозги. В прошлом глава крупной строительной корпорации, ныне — «серый кардинал» Калининской конфедерации и разработчик большинства акций по налаживанию дружественных связей не только с Ганзой, но и с другими «вменяемыми» ветками подземного мира. Пробовал строить дружбу даже с красными и коричневыми — не вышло. Пока.

Третьего, очкарика, Макс помнил смутно. Познакомились лет десять-двенадцать назад в Ганзе, на «Белорусской». Кажется, очкарик был ученым, биологом, до Катаклизма возглавлял некую лабораторию, находившуюся в ведении Министерства обороны. И фамилия… не то Синицын, не то Куницын…

— Проходи, Максим, присаживайся, — кивнул Рохленко. — Поздравляю с успешным завершением операции. Крота ты чисто взял, на горячем. Знает парень кое-что, пригодится нам… Давай-ка мы все это отметим…

На свет была извлечена металлическая фляга; на колченогом столе появились четыре крохотных мутных рюмки.

— Спирт хороший, синтезируют у нас в Ганзе, — сказал Рохленко очкарику, разливая.

Чокнулись, выпили. Нутро ожгло изнутри — и тут же приятное тепло разлилось по всему телу.

— С нюансами мы разберемся сами, — начал Мухтарбек и пристально поглядел на Макса. — Чем недовольны?

Трошин кашлянул.

— Зачем… отдали Крота Батраку? — спросил он. — Илья завалит дело. Брал Крота я, провести допрос и вербовку должен был тоже я.

Богомол показал глазами на очкарика, внимательно вслушивающегося в разговор, и едва заметно качнул головой: дескать, при посторонних не надо бы… Макс ответил вызывающим взглядом, означавшим: «Плевать я хотел».

— Илья Михайлович все сделает, как надо, — заверил Рохленко.

— Ага, как говорится, нудный, но исполнительный, — припечатал Трошин.

Богомол и Метис переглянулись, и Макс понял, о чем они: человек, свернувший головы гидре, на многое имеет индульгенцию, в том числе — на подобные комментарии.

— Обсудим это позже, — сказал Рохленко. Макс видел, что нейтральный тон дается боссу уже несколько с трудом. — Есть задача, выполнение которой руководство Ганзы и Калининской конфедерации планирует поручить вам, Викинг…

Макс чуть не выдал новое язвительное замечание — уж очень зол был после сегодняшней встречи с Батраком — но вовремя поймал себя за язык. Чего бисер-то метать… Дело надо делать.

Суть задания сводилась к следующему: совершить переход по поверхности до некоего подмосковного города, на территории которого Располагается бывший военный институт — так называемый «почтовый ящик». На подземных этажах института с момента Катаклизма существует колония жителей, большинством — гражданских.

— Нас, — сказал Рохленко и поглядел на очкарика, — интересует несколько человек в этой колонии, или Общине, как именуют ее сами жители. Некие Сергей и Полина Коломины. Следует выяснить, живы ли они, если да — каково состояние их здоровья. Есть ли у них ребенок. По нашим сведениям, есть. Если все так и эти люди способны передвигаться, необходимо найти возможность доставить их в Москву, сюда, на Площадь Ильича. Если такой возможности не представится, притащи ребенка. Любой ценой, как угодно — но притащи! Это самая главная твоя задача.

Пойдешь с дальним караваном Моремана. Человек опытный, доведет до города. Они потом свернут, а тебе пройти городишко насквозь — и вот он, институт. Вопросы по задаче в целом?..

— Отказаться могу? — спросил Макс.

Рохленко и Мирабов снова переглянулись. Богомол без улыбки процитировал:

— «А эти грибы есть можно?» — «Можно! Только отравишься…» Еще вопросы?

— Я давно не выходил на поверхность.

— Другие доводы? — любезно поинтересовался Мирабов.

— Вот и отлично! — не дав ответить, прихлопнул рукой по столу Рохленко. — Караван мы ждем в Перово в понедельник, выходите во вторник. Все детали завтра, я тебя вызову.

И тут доселе молчавший очкарик-ученый подал голос.

— А сейчас пойдемте ко мне, Макс, — сказал он. — Поговорим… Дочка уже наверняка с работы вернулась, угостит вас своими фирменными пирожками. Еще и с собой дадим, для Марины вашей.

«Ого! — подумал Трошин. — Какая информированность!» Он твердо решил, что завтра, когда Рохленко вызовет для обсуждения деталей операции, откажется. Пусть поищут других, не один он здесь такой… Джеймс Бонд. А сам Макс покидать метро надолго никак не может, у него тут дочь несовершеннолетняя. Случись что с ним — куда ей? Живых родственников — никого… Нет, обязательно откажется! Да и что они сделают? Заставят? Каким образом, интересно?..

И стало ему сразу легко и спокойно на душе.

— А пойдемте, дорогой товарищ Галицын! — бодро ухнул спецагент Викинг, поднимаясь.

— Возницын, — поправил очкарик. — Эдуард Георгиевич.

Губы его были растянуты в улыбке, но глаза смотрели холодно, оценивающе.

* * *

— Папе нужно будет ненадолго уйти, — сказал Макс следующим вечером, укладывая дочь спать.

На душе было муторно и беспокойно. Его попытка отказаться от задания с треском провалилась: есть поручение руководства Ганзы, и выполнить его должен именно он, Максим Трошин. Разговор окончен. Из этой категоричности Макс заключил, что экспедиция действительно имеет для больших боссов метро огромное значение.

Вчера в гостях у Возницына, попивая суррогатный чай с невкусными, плохо приготовленными пирожками из тяжелого клеклого теста, Макс расстарался и вытянул из хозяина всю информацию, какую только смог. Ее оказалось ничтожно мало для того, чтобы попытаться выстроить собственную версию происходящих событий: очкарик был далеко не дурак и откровенничать с Максом — пусть и профессионалом, но всего лишь исполнителем — не собирался. На одном настаивал: не столько взрослые Коломины важны, сколько их наследник!.. При этом ученый так смотрел на Макса, что невозмутимому спецу становилось не по себе…

Неожиданно выяснилось, что некоторые из поручений последних полутора лет выполнялись им, Викингом, именно для Эдуарда Георгиевича, но в нынешней ситуации эта информация была бесполезной. Так что паззлы в Максовой голове в окончательную картину так и не сложились, а задание, между тем, выполнять все равно придется. И готовиться к большому переходу по поверхности.

— Насколько ненадолго? — спросила Марина, зевнув. — На два дня? На три? Я у тебя девица самостоятельная, ты сам говорил. Справлюсь, не переживай.

— Мое отсутствие… может продлиться дольше, — сказал Макс, тщательно подбирая слова. Он терпеть не мог врать дочери.

— Неделю? — спокойно спросила та. — Я, правда, ни разу так надолго без тебя не оставалась… Но все когда-то случается впервые, сам говорил.

— За тобой присмотрит тетя Лариса, — сказал Макс, не глядя на дочь и ненавидя себя. — Я с ней пока этого не обсуждал, но уверен, она не откажет.

— Значит, ты бросаешь меня надолго, — констатировала Марина, глядя отцу в затылок. — Несколько дней я могла бы и одна обойтись. Тем более, ты говорил, что мы живем на самой спокойной станции во всем метро.

— Я тебя не бросаю… Просто мне поручили новое задание. Понимаешь? Дальняя командировка. Придется идти по поверхности. Отказаться не получилось, я пытался сегодня, но…

— По поверхности?! — Марина мгновенно села на постели. — Ничего себе! Как здорово! Завидую! Ни в коем случае нельзя отказываться! Такой шанс! Как бы я хотела посмотреть… поверхность! Но детей в такие экспедиции не берут, наверное?..

Макс снова повернулся к ней.

— Только этого не хватает! А ты чего так возбудилась? Спать немедленно, двенадцатый час!

— Пап, завтра ведь выходной, в школу не надо… И, между прочим, кто-то сначала сам рассказывает такие